Для издателей и литературных агентов: polygamist — @ — yandex.ru
    Анатолий Юркин

    Синдром Сезанна

    Le syndrome de Cezanne суть специфическая особенность мировосприятия аналогового пользователя, испытывающего потребность в избыточном накоплении играбельности (в аналоговом мире) и реиграбельности (в цифровой и виртуальной реальности). "Синдромом Поля Сезанна" Анатолий Юркин предлагает называть сильное эстетическое переживание инверсии, играбельности и реиграбельности. Переживание доступно аналоговому носителю отчуждаемого мышления и экономическому агенту отчужденомики как области знаний о платформенной экономике.

    Синдром Поля Сезанна — это расстройство психики, вызванное контактом с интенцией. Синдром Поля Сезанна выражается в составе переживания, вызванного играбельностью и реиграбельностью интенционального предмета. Синдром Поля Сезанна может быть, как реакцией на избыточную играбельность и реиграбельность интенционального предмета, что характерно для аналогового мира, так и откликом на новизну ощущений при неожиданной встрече с рекурсией интенции и инверсией интенции. По сути, синдром Поля Сезанна суть накопительский синдром, связанный с рекурсией и инверсией человеческих ошибок, с потребностью в играбельности и реиграбельности. Носитель синдрома Поля Сезанна мотивирован накапливать реиграбельность инверсионного товара и-или реиграбельности инверсионной услуги. Синдром Поля Сезанна — это расстройство психики аналогового пользоватля, вызванное встречей с инверсией. Синдром Поля Сезанна — это расстройство аналогового пользователя, входящего в тесный контакт с компьютерным (виртуальным, своим или партнерским) аватаром и цифровыми деньгами.

    Страсть к накоплению реиграбельности характерна для тех кто, остро воспринимает связь своего аватара с цифровыми деньгами. Граница между аватаром как второй реальностью и цифровыми деньгами как третьей реальностью стирается для носителей синдрома, которому мы присвоим имя французского живописца-новатора Поля Сезанна (1839-1906) по аналогии с более известным синдромом Стендаля, от упоминания которого и будем отталкиваться в рассуждениях.

    Если зритель испытал синдром Стендаля при просмотре фильма "Довод", значит у него обнаруживается синдром Кристофера Нолана? Да или нет? Синдром Кристофера Нолана, согласно Анатолию Юркину, состоит в расстройстве, мешающем ориентироваться среди цифровых и инверсионных товаров и услуг. Во-первых, носителю синдрома трудно отличать играбельность от реиграбельности, реверсию от инверсии. Во-вторых, почти не дано увидеть отличия реверсии, инверсии, играбельность и реиграбельности от традиционной аналоговой повторяемости. Формулировка "расстройство" определяется тем, что навык распознавания подклассов повторяемости выступает обязательным условиям экономической и любой иной другой деятельности в эпоху распространения виртуальных аватаров и цифровых денег. Если синдром Кристофера Нолана можно рассматривать противоположностью синдром Поля Сезанна, то у этих психических расстройств могут быть общие симптомы. Этого головокружение, тахикардия, паника, галлюцинации и др.

  1. Инверсия и синдром Поля Сезанна

    Если зритель испытал синдром Стендаля при просмотре фильма "Довод", значит у него обнаруживается синдром Поля Сезанна? Да или нет? Синдром Поля Сезанна свидетельствует о начальном этапе формирования отчуждаемого мышления и потребности в ценностях отчужденомики. Синдром Поля Сезанна характерен для начальных этапов работы с цифровыми деньгами, привязанными к виртуальному аватару аналогового пользователя. В мире искусства первым носителем синдромом Поля Сезанна признается российский олигарх Андрей Сатор, накапливающий слитки инверсионного золота в фильма "Довод" (Tenet, 2020) режиссера Кристофера Нолана. Смотри "Синдром Кристофера Нолана".

    Зрители фильма "Довод", Вам понятно, что распространение инверсионных пуль убьет бизнес по производству бронежилетов? Скорее всего, нет, вообще ничего не понятно. Да, ошеломленному зрителю показали инверсионную пулю. Большой эпизод посвятили тому, как у инверсионного Фортинбраса инверсионную пуля вылетает из стены, чтобы оказаться в обойме. Но так, как и создатели фильма и большинство зрителей выступили носителями синдрома Кристофера Нолана, то не было дано каки-либо внятных и наукоподобных объяснений красивой картинке. Попытаемся разобраться после кинопросмотра.

    Одна инверсионная пуля делает смертником человека в бронежилете любой степени защиты. Почему? Ответ на этот вопрос остался за кадром. Что происходит при попадании инверсионной пули в бронежилет? Создатели фильма не дали ответов на множество вопросов про последствия инверсии потому, что страдали синдромом Кристофера Нолана (смотри определение в предыдущем вопросе). Но после книг "Аватарная революция" и "Масштабируемое золото", изданных в 2018 году в Санкт-Петербурге, именно российский зритель оказался готов к решению головоломок фильма Tenet (2020) про инверсию и её трудно представимые последствия. Не будет повреждений бронежилета. Ни снаружи, ни внутри. Инверсионная пуля не может застрять снаружи бронежилета или в нём. Каков механизм действия инверсионной пули при попадании в противника в бронежилете? Инверсионная пуля выходит из тела мишени так, что бронежилет оказывается препятствием. После встречи с бронежилетом инверсионная пуля возвращается в тело мишени. И так несколько раз! Поэтому, если Вы вооружены стрелковым оружием с инверсионной пулей, то желательно, чтобы Ваш противник был в бронежилете, обрекающем мишень на смерть в случае попадания в цель. При наличии на рынке инверсионной пуль бронежилеты становятся "одеянием смерти". Оказавшись в теле жертвы, инверсионный товар ведёт себя по принципу "бродячей пули". Вот почему через фильм Tenet проходит идея выгоды от продажи инверсионной пули, которые стоят дороже обычных, но обязательно будут востребованы. Инверсионные пули нужны тем, у кого будет огневой контакт со спецслужбами, с хорошо экипированными бойцами, на защите которых не сэкономили хозяева. Зрители фильма "Довод", Вам понятно, ПОЧЕМУ распространение инверсионных пуль убьет бизнес по производству бронежилетов?

    Отчуждение — это новые производственные отношения.

  2. Проект и синдром Поля Сезанна

    Бытие — это деятельность субъекта по редактированию проектов через браузер отчуждения.

    Привыкаете ли Вы пользоваться понятием "инверсия", если премьера фильма "Довод" в России прошла 3 сентября 2020 года? Инверсия — это проект отчуждения. Берёте ли Вы пример с афориста и привыкаете ли Вы в повседневной жизни пользоваться понятием "инверсия", если премьера фильма "Довод" режиссера Кристофера Нолана (про инверсионные пули и способность обрести судьбу благодаря инверсии) в России прошла 3 сентября 2020 года? Разве сегодня наблюдаемая драматичная смена технологического уклада не предполагает нового определения понятия "проект"? Проект — это инверсия смысла. На каком основании в эпоху больших данных и сетей 5G имеется повод признать человека универсальной ценностью? В эпоху больших данных, когда впервые имеется физическая возможно хранить все и любые человеческие ошибки на магнитных носителях или по любой иной технологии, универсальная ценность Человека определяется чередой ошибок как отчуждением, то есть, реиграбельностью. Реиграбельность человека как универсальной ценности определяется чередой ошибок как отчуждением. Отчуждение как череда ошибок — это реиграбельность человека как универсальной ценности, как гаранта бытия. Человек суть универсальная ценность потому, что конкретно я ошибаюсь и отчуждаюсь! Человек суть универсальная ценность потому, что Я ошибается и отчуждается! Человек суть универсальная ценность потому, что Я, Он и некий Другой ошибаемся и отчуждаемся! Современность заставляет признать человека универсальной ценностью потому, что Я ошибается и отчуждается. Вот бы мне кто-нибудь сказал, куда я отчуждаюсь. Вот бы мне кто-нибудь сказал, к чему приводит результативное отчуждение.

    Если продолжить известное высказывание Сартра, то не в наше время как-то, так или иначе, с большим или меньшим успехом, с научным подходом или вообще без такового, то надо признать троекратно нарастание того, на что Сартр вроде бы первым обратил внимание современников. В чём верность и одновременно исходная неточность у Сартра? Само наше время делает человека незавершенным (1) в незавершенном (2) проектом какой-то метафизической незавершенности (3) как изначальной характеристики сущего. Отсюда следует сделать тот вывод, который не сделал Сартр. Проблема не в том, что человек, по Сартру, какой-то "незавершенный проект", а в том, что свой природной незавершенностью человек как функция незавершенности обязан (имеет своим долгом) увеличивать незавершенность этого мира. Который именно поэтому может из сущего через человека (!) становиться бытием. И это в тех условиях, на руинах ХХ века, который почему-то оставил после себя репутацию "времени торжества науки", когда определение понятия "проект" до обидного не завершено, не освоено и не результативно. Если, и у мировых философов до Сартра, и с 1930-х годов у самого Сартра более чем очевидны некие трагические нотки, трагическое настроение в попытках определить человека, то сейчас сами эти усилия, сама попытка определить незавершенное через незавершенное следует признать трагической. Это та самая трагичность, через которую нам, людям, доступен катарсис отчуждения как незавершенной формы бытийствования во враждебном окружении тотально завершенного сущего.

    Реиграбельность — это спойлер инверсии. Отчуждение реализуемо при наличии минимального уровня играбельности в аналоговом мире и реиграбельности в виртуальной и цифровой реальности, в иномирии как таковом. Играбельность предполагает взгляд на повторяемость как текст. Отчуждение было в мировой истории и остаётся сегодня единственной позицией из которой повторяемость прочитывается текстом. Этого совершенно недостаточно для экономической эффективности. Нужна реиграбельность, дающая взгляд на отчуждение как гипертекст.

    Если отчуждение может принимать товарные формы, быть товаром в цифровом хозяйстве, но должна быть технология выхода на рентабельность в производстве и реализации столь странного товара как отчуждение. Где её искать? Поищем в лексике игроком компьютерных игр. Теория и практика (вспомним газетный отзыв на компьютерную игру осенью 1994 года) отчуждаемого мышления основана на работу с категориями играбельности реиграбельности. Технология реиграбельности позволяет вещи обязательные для достижения рентабельности отчуждения. За рентабельность отчуждения отвечает реиграбельность. Реиграбельность суть способ задействовать инверсию ошибок аналогового пользователя для производства контенкта как интелелктуальной собственности.

    Играбельность — это безубыточность отчуждения, тогда как реиграбельность — это рентабельность отчуждения. В единое целое инверсия ошибок как (играбельного) труда аналогового пользователя превратится на платформе отчуждаемого мышления. Одновременно через технологию реиграбельности доступна работа с инверсией отчуждения. Реиграбельность — это деятельность по сопровождению отчуждения, чей полный жизненный цикл предполагает получение статуса субъекта, который после технологических укладов можно будет выразить через капитал как цифровую сервисную платформу (как новую форму) и искусственный интеллект как содержание процесса инверсии ошибок аналогового пользователя. С определенной степенью условности можно сказать, что реиграбельность — это разделение труда отчуждения-до-субъектности, которое позволяет на арену выйти искусственному интеллекту как новому участнику деятельности на платформе цифрового капитала. Реиграбельность — это условие экономической эффективности отчуждения (1) как инверсии ошибок и (2) обретения статуса субъектности в интересах цифрового капитала. Специализация реиграбельности требует отчуждаемого мышления и знания отчужденомики. Реиграбельность — это дифференциация отчуждения как трудовой деятельности по инверсии ошибок, приводящая к устойчивой специализации на трансакции аватарных денег, которые будут операциями мыслительной деятельности машинного разума. Здесь и сейчас конкретный налоговый пользователь и все люди должны продолжать совершать житейские ошибки, чтобы был запущен кругооборот нового цифрового капитала, поддерживаемый движениями аватарных монет, обеспечением которых выступит цифровая копия чей-то ошибки. Отсюда вопрос. Готовы ли Вы к тому, что мировая экономика испытывает потребность в цифровизации и вечном хранении цифровых копий Ваших житейских ошибок, которыми представлена вся Ваша жизнь?

    Отчуждение как инверсия ошибок доступно субъекту с инвертированным взглядом на ошибки. Право посмотреть на отчуждение как инверсию ошибок даётся наблюдателю с инверсией взгляда на отчуждение? Инверсия взгляда на отчуждение даёт право посмотреть на отчуждение как инверсию ошибок.

  3. Мышление

    Философия — это энергозатратный поиск алгоритма бытия на фоне многовековых сомнений относительно возможности его существования. Философия — это затратный поиск алгоритма бытия. Кому по силам вести затратный поиск алгоритма бытия? Не университетским и ВУЗовсим преподавателям истории философии, которые в России напрямую наследуют преподавателям маскизма-ленинизма, но современным самобытным философам?

    В курсе теории отчуждаемого мышления впервые предлагается самостоятельно освоить главное ремесло цифровой эпохи!

    Ты жив. Временами ты социально активен. Ты поддерживаешь отношения со множеством тебе подобных. Ты увлекаешься тем, что пости сразу становится тебе не интересным. Возможно, поэтому ты испытываешь смутные сомнения. Если сказать проще, ты сомневаешься во всём! Тебя не покидает ощущение, будто другие люди живут более насыщенно. Да, не отрицай, ты пытался читать философские и прочие умные книжки. Но оставил это бесполезное занятие с догадкой о том, что именно тебе недоступна полнота жизни. Люди такое положение дел называть "несправедливостью".

    Как всё это исправить? Как исправить несправедливость в отношении тебя? Для начала следует понять, что толпа находится в сущем. А ты можешь и должен бытийствовать! Несправедливость в отношении тебя, обделенного полнотой жизни, может быть исправлено только тобой самим! Эта лекция (и книга) поможет тебе освоить навык бытийствовать во всем доступной полноте. Вступай в бытие вместе с этим руководством! Сделай эти 365 шагов в спасительном направлении!

    (исправить к графику оси координат) Играбельность ошибок суть вертикальное разделение труда отчуждения, а горизонтальное разделение труда отчуждения мы назовём "реиграбельностью". Кто совершает ошибку, тот и старший при вертикальном разделении труда отчуждения. Кто сопровождает инверсию на полном жизненном цикле, тот старший в горизонтальном разделении труда отчуждения. Понятно, что одной инверсии, инверсии как таковой совершенно недостаточно для развития. Какие условия развития выдвигаются временем, требующим отказаться от традиционного взгляда на феномен отчуждения и инверсию? Отчуждение — это требование инверсии быть развитием. Отчуждение — это требование инверсии ошибок быть развитием. Отчуждение — это требование инверсии аналоговым ошибок быть развитием вплоть до становления искусственного интеллекта. (Анатолий Юркин) Через какую операцию инверсия может быть условием развития виртуального мира? Через отчуждение (аналогового пользователя).

    Отчуждение всегда лицом к лицу? Если ошибка — лицо жизни, то отчуждение — это содержание бытия. Если ошибка — это лицо жизни, то отчуждение — это содержание бытия. Если ошибка — это форма бытия человека, то отчуждение — это содержание бытия. Если житейская ошибка — это субъектная форма бытия человека, то отчуждение — это содержание бытия. Если ошибка — лицо жизни, а отчуждение — это содержание бытия, то получается, что в сеансе отчуждения мы (как субъект, как личность, как персона) сталкиваемся лицом к лицу с неизведанными формами жизни? Например, нас ждёт встреча с искусственным интеллектом? Это верное размышление или неправильное? Был ли сбой логики? Где?

    Ошибки — это содержание отчуждения.

    Ошибка — шпаргалка бытия.

    Ошибки — это ходовой комплект альпинистского скарба для покорения вершины отчуждения.

    Отчуждение — это ошибки как содержание субъекта как формы.

    Навык бытия предполагает философское примирение с недоступностью всех начал и концов всех процессов жизни. Трудовой навык бытийствования предполагает наше предварительное примирение с недоступностью всех начал и концов всех процессов жизни. Рабочий навык бытийствования предполагает наше философское примирение с недоступностью всех начал и концов всех процессов жизни.

    Отчуждение суть средство производства бытия из сущего как возобновляемого ресурса.

    Если осуществлена технологизация мышления, то не пришло время для ускоренной универсальной технологизации бытия? Если осуществлена технологизация мышления, то не пришло время для ускоренной всеобщей и универсальной технологизации бытия? Как это можно сделать? С привлечением какого имеющегося сегодня практического опыта? Играбельность отвечает за параметры доступа к бытию, реиграбельность помогает настроить доступ к полноте бытия. Играбельность нужна, чтобы получить доступ к бытию. Без реиграбельности нет доступа к полноте бытия. Играбельность ошибок аналогового пользователя нужна, чтобы получить доступ к бытию. Без реиграбельности цифровых копий ошибок нет доступа к полноте бытия, предполагающей партнерские отношения с искусственным интеллектом. Если цифровое время ставит перед нами задачу осуществить платформизации мышления, то не пришло время для ускоренной универсальной технологизации бытия?

    Какая философская категория порождает зависимость от инверсии? Отчуждение порождает зависимость от инверсии.

    После знакомства с категориальным аппаратом следует узнать предмет, изучаемый новой теорией. Каков предмет отчуждаемого мышления?

  4. Бытие и синдром Поля Сезанн

    Как в отчуждаемом мышлении трактуются сущее и бытие? Сущее — это ошибки до и после отчуждения. Сущее — это самовызов ошибки. Сущее — это Я и Другой безостановочно ошибаемся. Бытие — это отчуждение. Мышление — это инверсия отчуждения. Сущее — это локация и полный свод причин, вызывающих человеческие ошибки.

    Если причинность важна в сущем, тогда бытие — это операционное разнообразие Я, доступное субъекту в сеансах отчуждения? Бытие — это операционное разнообразие Я, доступное субъекту в сеансах отчуждения. Бытие — это опыт Я, доступный субъекту в сеансах отчуждения.

    Бытие — это инверсия сущего. А что если бытие — это инверсия сущего? Экономично получается для новой цифровой онтологии? Или расточительно?

    Бытие — это распродажа сущего с прилавка отчуждения.

    Навряд ли в цифровую эпоху и в процессе перехода на стандарты платформенной экономики аналоговый пользователь понимает разницу между категориями "бытие и "сущее"? (Для начала в скобках следует заметить, что это не синонимы). Сущее – это всё то, от чего отчуждаемся. Сущее – это всё то, от чего мы отчуждаемся. Сущее – это всё то, от чего отчуждается субъект. Сущее – это всё то, от чего удобно отчуждаться. Если сущее – это всё то, от чего удобно отчуждаться, то что такое бытие? Попробуем разобраться с тем, как с годами меняется наше представление о бытии? И каким оно может быть в аватарную революцию? Нужен ли русскоязычный ответ на вопрос "Что такое бытие"? Бытие – это то, как, сколько раз и куда мы отчуждаемся. Бытие – это как, сколько раз и куда мы отчуждаемся.

    Бытие вызревает отчуждением.

    Бытие — следствие отчуждения.

    Большинство философов не пользуются дефиницией "бытие". Меньшинство философов используют цитаты с понятием "бытие". Имя третьей категории — Мартин Хайдеггер. Обойдемся без цитирования немецкого философа. Феномен ошибки представляется нам настолько значительным для тенденций и законов RR, что в экономической теории отчуждаемого мышления мы обращаемся к таким определениям как "бытие" и "сущее". (Феномен сущего как необозримого мира всех вещей представляется настолько важным и сложным, что ему будет посвящен "Самоучитель сущего".)

    Дозоры бытия.

    Бытие — целина отчуждения.

    Бытие — это становление персоны через претерпевание ошибок.

    Исходя из заявленной темы хочется сказать: "Предмет нашего исследования составляет жизненный цикл отчуждаемого мышления". Но мы не можем так сказать потому, что объект изучения представлен в двух форматах. Это форматы offline и online. При каком условии дано отследить жизненный цикл ошибки аналогового пользователя? При картине мира, в которой ошибка понимается объектом отчуждаемого мышления. Ошибка — это объект отчуждаемого мышления. Но ситуация кардинально меняется с перемещением в сетевую локацию, с уходом из аналоговой экономики. Вне нашего наблюдения оказывается продолжение жизненного цикла ошибки аналогового пользователя при хранении цифровой копии ошибки в Big Data.

    Объектом отчуждаемого мышления выступает ошибка. Ошибка, как первый и общедоступный отчуждаемый опыт, выступает начальной и наиболее простой формой собственности. Приёмом (методом) отчуждаемого мышления становится отчуждение. Аналоговый пользователь способный ошибаться рассматривается собственником, находящимся в конфликтных отношениях с ошибкой как отчуждаемым опытом.

    Ошибка, поставляемая ресурсом, трансформируется в виртуальные факторы производства. Ошибка, как интеллектуальная собственность из offline, в производственных условиях формата online становится готовой виртуальной продукцией (товарами и услугами). Эти операции осуществляются благодаря трансакции нефиатных цифровых денег. Цифровые товары и услуги посредством реализации превращаются в выходящие потоки денежных ресурсов, обеспечивающих бесперебойность кругооборота капитала.

    Если мышление собственника — это частный вариант отчуждаемого мышления, то чем они отличаются? Фактором ошибки. В неполной картине мира носителя мышления собственника нет понятия ошибки. Надо понимать, что почти все собственники имеют навык работы с ошибками, продуктивно рефлексируют по поводу ошибок. Но именно ошибки нет в картине мира собственника, осматривающего новый ландшафт и пришедшего на новую локацию бизнеса.

    Неужели то самое философское, столь важное для мировой философии бытие, не более чем и всегда отчуждение ошибками? Бытие — это отчуждение ошибками. (Но почему, в силу каких логических запретов не сказать бы от обратного? Отчуждение — это бытие ошибками. Хорошо бы понять, что меняется из-за перестановки слов? Реашется ли проблема по-другому?) Бытие — это череда житейских ошибок, проживаемых сеансами отчуждения, из которых возвращаться приходиться в сущее. Бытие — это череда житейских ошибок, проживаемых сеансами отчуждения, из которых возвращаться приходиться в правильность сущего. Бытие — это череда житейских ошибок, проживаемых сеансами отчуждения, из которых возвращаться приходиться в сущее как безошибочное.

    Получилось ли у автора, не учившегося на философском факультете, дать определение феномена бытия всего двумя словами? Бытие – платформа отчуждения. Бытие – это платформа отчуждения. Задача технологизации бытия, поставленная, например, всеобщей цифровизацией, решаема через платформизацию отчуждения аналогового пользователя, в аналоговом мире совершающего ошибки, хранящиеся в больших данных в режиме до востребования. Новая философия. Новая онтология. Новое мышление. Новое экономическое учение. Это одно. Одна из возможных постановок проблемы. Смысл сказанного меняется, если фразу оформить по-другому. Что объединяет отчуждаемое мышление, новую философию (философию ошибок), новая онтологию (онтологию мультиплицирования) и новое экономическое учение в виде отчужденомики? В чём испытывает потребность новое знание? В объединяющих категориях. Должны быть общие понятия. К основным категориям нового знания отнесён понятия ошибки, отчуждения, играбельности и реиграбельности. И на этом этапе одно объясняем через другое. Играбельность суть масштабирование ошибок. Играбельность суть свойство отчуждения как масштабирования житейских ошибок. Реиграбельность суть масштабирование цифровых копий ошибок. Реиграбельность суть мультиплицирование цифровых копий ошибок как форма цифрового (в виртуальном мире) отчуждения. Это своего рода стартовая позиция нового знания для общества масштабируемых ценностей. Сущее всегда и только аналоговый мир. Сущее не выходит за пределы аналогового мира. Бытие размещается частью в аналоговом мире, но частью — в иномирии. Например, в виртуальную реальности. Тогда это должно означать, что операторы отчуждения, будучи сходными, будут отличаться по сложности. Так и происходит с играбельностью и реиграбельностью как операторами отчуждения. Играбельность — это оператор отчуждения в сущем. Играбельность — это оператор отчуждения в сторону цифрового аватара аналогового пользователя. Реиграбельность — это оператор отчуждения в бытии. (Которое имеет двойственную природу. Бытие здесь. И бытие иномирия. Бытие в иномирии). В чём конкретно может выражаться технологическая усложненность реиграбельности как свойства бытийствующего оператора отчуждения от играбельности как характеристики оператора отчуждения от сущего? Феномен аватарных денег поможет сформулирвоать ответ на этот вопрос. Реиграбельность — это оператор отчуждения виртуального двойника аналогового пользователя в сторону аватарных денег. Коренное различие состоит в том, что сущее может быть играбельно... игрой. Что невозможно в бытии. Это невозможно для бытийствующей личности. (Для которой реальность всегда вне и над-игровая. И такую новую и другую реальность предлагает определять как "реиграблеьную".) Поэтому пришло время попрощаться с культом игры. Реиграбельность суть реализация потенциала масштабируемости экономического пространства реиграбельной реальности. Бытие реиграбельно реальностью? Если нет, не реальностью (как таковой), тогда чем? Отчуждением как самодостаточной реальностью. Этим объясняется расположения бытия в этой и любой иной (виртуальной) реальности, в иномирии. Бытие реиграбельно отчуждением как самодостаточной реальностью? (Анатолий Юркин) Получилось ли у автора, не учившегося на философском факультете, дать определение феномена бытия всего в два слова? Получилось ли всего двумя словами определить важнейшую философскую категорию? Ваши возражения? Ваши варианты?

    Понятие — это инструмент познания. Поэтому далее мы будем работать с пнятиями "ошибка" и отчуждение" в контексте разговора о масштабировании (на платформе, но об этом чуть позже). Если сперва житейская ошибка, то что потом и поэтому? Сперва житейская ошибка, а потом и поэтому — отчуждение. Житейские ошибки — это продукт играбельности, отчуждение — это продукт реиграбельности. Если житейские ошибки — это продукт играбельности, тогда и поэтому отчуждение — это продукт реиграбельности. Если играбельность — это количество ошибок, то реиграбельность — это качество отчуждения. Отсюда конкретный вопрос про мотивацию в экономике и в новом цифровом обществе. В цифровой экономике можно быть успешным без страсти к накоплению ошибок и без усилий, потраченных на отчуждение? В расширенном варианте этот же вопрос прозвучит следующим образом: В эпоху торжества цифровых сервисных платформ и всеобщей погони за сбором больших данных (любой ценой! Зачастую ценой IT-преступлений!) может ли экономический агент быть успешным без страсти к накоплению ошибок и с равнодушием к усилиями, потраченным на отчуждение?

    Судьба не более чем виртуальное хранилище следов, для вечности оставленных резидентом бытия.

    (исправить)

    На судьбу каждый может оглянуться, ибо это не что иное как виртуальное хранилище следов резидентов бытия.

    Резиденты бытия, ставшие экономическими агентами RR, вправе настаивать на философском осмыслении повторяемости ошибок.

    Житейские ошибки — это маркёры неуёмной активности резидентов бытия.

    Отчуждение — это самовызов бытия.

    Отчуждение как бытие — это порог, переступив который носитель отчуждаемого мышления движется по длинному коридору реиграбельного капитала в поисках двери, ведущей к искусственному интеллекту.

    Со дня рождения нам всем дан дар ошибаться. До самой смерти мы все умеем ошибаться. Невозможно отучиться или разучиться ошибаться. Многие из нас, не обучаясь этому делу, научились масштабировать житейские ошибки. Но нам пока не удается одна вещь. Это монетизация. Прежде всего, не даётся в руки монетизация ошибок. В связи с распространением цифровых платформ возникает объективная потребность в монетизации навыка масштабировать житейские ошибки. Можно сказать и по-другому. Виртуальные сервисные платформы формируют потребность в монетизации навыка масштабировать человеческие ошибки. Не совсем понятно, как отдельный экономический агент сможет решить проблему монетизации человеческих ошибок, если к сегодняшнему дню наше аналоговое общество не то что не справилась с задачей, а до сих пор не вынесла на повестку дня проблему... масштабирования бытия. Это ведь взаимосвязанные процессы. Этапы одного ранее небывалого общего дела. Ибо... После смены технологического уклада и перехода на платформу отчуждения навык масштабировать человеческие ошибки выступит обязательным условием масштабирования бытия. Можно ли за ныне наблюдаемой оцифровизацией всего увидеть постановку проблемы масштабирования бытия?

    Понятие "цифровой аналог нефти" оправдывает ли Ваши ожидания от фразы, которая начинается со слов "впервые в истории"? Впервые в мировой истории прогресс зависит от того, удастся ли собрать хороший датасет человеческих ошибок, на которые пришло время посмотреть как на масштабируемую нефть. Цифровые копии человеческих ошибок — это масштабируемая нефть! Масштабируемая нефть!

    Масштабирование — это базовое понятие отчуждаемого мышления.

    Ошибка — это фундаментальное понятие отчуждаемого мышления. Память об отдельной человеческой ошибке обеспечит саморазвитие невероятно сложной системе, по определению не способной ошибаться. О чём идет речь? О машинном разуме. Сильный персонифицированный искусственный интеллект будет представлять собой необозримую последовательность алгоритмов с последовательной обработкой такой отдельной единицы контента как цифровая копия человеческой ошибки. Финалом подобного рода рассуждения становится простой вопрос. Будет ли искусственный интеллект зависеть от человеческих ошибок как сырья, предназначенного для дальнейшей обработки?

    Мышление — это институт бытия. Цифровое мышление было востребовано с началом компьютерной революции. Но с развертыванием технологии 3D стало понятно, что часть проблем не решается носителями цифрового мышления. Отчуждаемое мышление отвечает на потребности участников аватарной революции. Ни один другой вид мышления не справляется, ни с иномирием, ни с угрозой хаоса. Отсюда рукой подать до простого определения, которое мы получаем при самом поверхностном взгляде на исследуемый предмет.

    Отчуждаемое мышление — институт RR.

    Отчуждение — это редукционизм бытия.

    Когда наступит аватарная революция, тогда не будут придумывать (новые) кроссворды. Но этим делом можно заняться сейчас. Вообразим, что нам предложили кроссворд с прогрессивным подбором слов на тему цифровой философии и отчуждаемого мышления. Нередуцируемое отчуждение. Угадайте слово из восьми букв? (Подсказка. Смотри: теория отчуждаемого мышления и основы отчужденомики) Правильный ответ: Инверсия — это нередуцируемое отчуждение. Нередуцируемое отчуждение. Слово из восьми букв?

    Инверсия — это грибница отчуждения.

    Какова дефиниция отчуждения в контексте постулата отчуждаемого мышления, который гласит, что играбельность – это, и заготовка для инверсии объекта, и технология инверсии объекта, то есть, вид отчуждения в аналоговом мире, тогда как реиграбельность – это, и заготовка для инверсии субъекта, и технология инверсия субъекта, то есть, (результативное) отчуждение в любом иномирии (в цифровом хозяйстве, в виртуальной и любой другой реальности)? Отчуждение – это инверсия субъекта.

    Каким действием надо отвечать на философские вопросы об отчуждении? На вопросы об отчуждении надо отвечать инверсией житейских ошибок. В цифровую эпоху на вопросы об отчуждении привыкай отвечать инверсией житейских ошибок.

    Из какого физического, телесного состояния доступно метафизическое созерцание глубин отчуждения? Метафизическое созерцание глубин отчуждения доступно из телесного состояния инверсии. Метафизическое созерцание глубин отчуждения доступно из физического состояния инверсии. Метафизическое созерцание глубин отчуждения доступно из физического состояния инверсии житейских ошибок. Метафизическое созерцание виртуальных глубин отчуждения доступно из физического состояния инверсии житейских ошибок.

    Мышление — это поисковые запросы жизни, на которые все ответы даются только в отчуждении. (Анатолий Юркин) Мышление — это поисковые запросы жизни, на которые все ответы даются только отчуждением. (Анатолий Юркин) Мышление — это поисковые запросы жизни, на которые все ответы даются через контент отчуждения. (Анатолий Юркин) Мышление — это поисковые запросы жизни, на которые все ответы даются контентом отчуждения.

    Мышление — это платформизация сущего.

  5. Рекурсия и синдром Поля Сезанна

    Мы стоим на пороге всеобщей цифровизации. Шаг через этот порог приближает цифровую трансформацию. Отсюда рассуждаем об интенциональности цифрового субъекта, будь-то электронный субъект, искусственный интеллект или виртуальный солипсист. Отчуждение суть интенция иномирия. В виртуальной реальности под интенциональностью понимается феномен, который придаёт смысл отчуждению. Играбельность — это интенциональность рекурсии. То есть ситуация, когда сознание аналогового пользователя направлено на рекурсию аналогового Я. Реиграбельность — это интенциональность инверсии. То есть ситуация, когда сознание цифрового субъекта направлено на инверсию аналогового Я. В одном случае интенциональность аналогового объекта формирует цифрового субъекта. В другом случае цифровой субъект ведом интенциональностью искусственного интеллекта. Здесь речь идёт о допущении, согласно которому аналоговый пользователь наделён свойством проживания бытия Другого, «быть сознанием цифрового субъекта» вплоть до уверенности в своей способности «быть сознанием цифрового солипсиста». (Анатолий Юркин) Постсоветский человек никогда не согласится на право афориста пользоваться понятием интенциональность рекурсии? Постсоветский человек никогда не согласится на право афориста пользоваться понятием интенциональность инверсии? Постсоветский человек не готов согласиться с таким операционным богатством виртуального мира, когда одно может становиться другим. Возможно, успех в цифровом хозяйстве ждёт того, кто первым будет исходить из гипотезы Анатолия Юркина, согласно которой в виртуальном иномирии рекурсия будет переходить в инверсию. И наоборот. Инверсия будет переходить в рекурсию. Вот какая тайна скрывается за двумя революционными понятиями: интенциональность рекурсии и интенциональность инверсии! Цифровые покровы сняты! Интересы цифрового капитала потребуют, чтобы, кроме ныне имеющейся теории твердого состояния (в обход неё или её возражением), была разработана теория реиграбельности как область знания рекурсии и инверсии как состояний цифровых субъектов, которые будут находиться в таких ранее непредставимых состояниях как рекурсия инверсии и инверсия рекурсии. Потребность в новой теории трудно переоценить, если мы намерены состояться партнерами сильного персонифицированного искусственного интеллекта.

    Рекурсия и инверсия — это школярские дисциплины сущего и бытия. Рекурсия и инверсия — это школьные дисциплины сущего и бытия. Рекурсия и инверсия — это ученические дисциплины сущего и бытия.

    В 2030 году на экзаменах по философии будут спрашивать: "С помощью чего можно зацепить рекурсию отчуждения?" Отчуждение – это рекурсия житейской ошибки. В отчуждении нет никаких ограничений на рекурсивные вызовы подпрограммы житейской ошибки. Первая заповедь товаризации (и коммодитизации) персонального отчуждения аналогового пользователя: алгоритм должен разрабатываться, не выходя за рамки текущего рекурсивного вызова (цифровой копии) житейской ошибки. Будет ли в 2030 году отчуждение называться рекурсией житейской ошибки? В 2030 году на экзаменах по отчуждаемому мышлению будут спрашивать: "С помощью чего можно зацепить рекурсию отчуждения?" В 2030 году на экзаменах по университетской дисциплине "Отчуждаемое мышление" студентов будут спрашивать: "С помощью чего можно зацепить рекурсию отчуждения?"

    Отчуждение — это рекурсивный вызов Я. Отчуждение — это рекурсивный вызов мышления. Одновременно Мышление — это рекурсивный вызов Я. Здесь нет противоречия в пределах картины мира по отчуждаемому мышлению.

    Что такое интенциональность рекурсии? Что такое интенциональность инверсии?

    Лексические повторы помогают понять философский афоризм нашего современника или нет? Аналоговое Я приговорено к рекурсии и инверсии. Играбельное Я приговорено к рекурсии и инверсии. Цифровое Я приговорено к рекурсии инверсии и инверсии рекурсии. Реиграбельное Я приговорено к рекурсии инверсии и инверсии рекурсии.

    Какими будут инструменты самоидентификации цифровых субъектов в виртуальном мире без ограничений на ресурсы? Это цифровое Я, компьютерный аватар, искусственный интеллект, цифровой солипсист и др.. Там всё будет другим. Но до какой степени "другим"? Для начала традиционную философию, как познание аналогового мира, придется соединить с футурологией, обязанной указывать на потребности в небывалых категориях обеспредмеченных локаций. Возникает потребность поискать того или чего-то, что всегда (был) было на границах нашей физической реальности. Как это ни странно прозвучит, понадобится обратиться к Ничто. Пришло время озвучить один из парадоксов отчуждаемого мышления, перенесенного в цифровую среду. Параметры Ничто будут востребованы характеристиками искусственного интеллекта. А каков предел нашего аналогового воображения в этом направлении? Где человеческий мозг и воображения будут остановлены в силу объективных причин? Это рекурсия инверсии и инверсия рекурсии. Что это такое при первом взгляде? Это феномены мира цифровых копий. А что мы разглядим пытливым взором аналогового исследователя? Эти инструменты бесполезны для нас, аналоговых пользователей. Эти действия невообразимы для представителя физического мира. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это цифровое лего. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это лего цифрового Я. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это конструктор "собери себя сам" цифровой самоидентификации (сложных виртуальных сущностей). Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это обязательные условия и способы для работы с наборами деталей (цифровых копий) для сборки и моделирования тотально (и необратимо!) разпредмеченного субъекта. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это кубики для создания цифрового субъекта. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это функции цифрового Я. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это правая и левая половины цифрового субъекта. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это созидательные операции в мире цифровых копий. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это формы воспроизводства цифрового капитала. Одновременно. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это формы развития искусственного интеллекта, единством которых будет определяться кругооборот умного цифрового капитала. Самоидентификация искусственного интеллекта будет осуществляться рекурсией инверсии и инверсией рекурсии. Самоидентификация искусственного интеллекта будет осуществляться через рекурсию инверсии и инверсию рекурсии. Постсоветский человек никогда не согласится на авторские художественные образы: рекурсия инверсии и инверсия рекурсия? Рекурсия инверсии и инверсия рекурсия — это два берега реки бытия. У реки бытия два берега — это рекурсия инверсии и инверсия рекурсии. Рекурсия инверсии и инверсия рекурсии — это абсолютно новые аспекты в теме научной честности.

    Что приходит на смену проблеме, волновавшей Аристотеля, сущности предшествующей существованию, и вопросу Гераклита, уверенного в том, что существование предшествует сущности? Как все эти позиции меняются в контексте цифровой трансформации? Что чему предшествует, если предметом изучения становится виртуальное существование и цифровая сущность? Рекурсия инверсии — это метод цифровой сущности. Инверсия рекурсии — это метод виртуального существования. Почему не наоборот? Виртуальное существование определяется трансакцией (трансакцией цифровых денег), издержки по которой оплачиваются цифровой копией ошибки аналогового пользователя, хранящейся в больших данных. Чтобы существовать нужно совершать трансакции. По факту, чтобы обозначиться в виртуальном пространстве достаточно совершить разовую трансакцию. С этой единственной трансакции и начнется рекурсия (инверсии). Цифровая сущность суть компьютерный аватар, облик которого формируется трансакциями, которые ещё должны сложиться в персональный рисунок. Не разовая операция, но череда трансакций. Эти трансакции оставляют следы, "прочитав" которые наблюдатель способен понять, что имеет дело с цифровым субъектом. И вот это самое попятное движение, направление "поперёк" или форма наоборот (вплоть до логического отрицания), и будет чаемой инверсией (рекурсии). К сожалению, для формулировок Аристотеля и Гераклита не находится места в цифровом хозяйстве. Через компьютерного аватара аналоговому пользователю, воспитанному на Аристотеле, предстоит стать работником в мире, в котором потребности в рекурсии инверсии будут удовлетворяться инверсией рекурсии и наоборот. Без этого не будет, ни виртуального существования, ни цифровая сущность. (Анатолий Юркин) Наблюдается ли связь между Аристотелем и Гераклитом с одной стороны и рекурсией инверсии вкупе с инверсией рекурсии с другой стороны?

    Какое из Ваших Я настоящее? Ваше Я до инверсии или после?

  6. Я и синдром Поля Сезанна

    Можно выиграть цивилизационную конкуренцию с жителями Азии, Европы и Америки без самобытной философии на русском языке? Каким будет Ваш ответ на вопрос: а можно ли в текущем веке выиграть цивилизационную конкуренцию с жителями Азии, Европы и Америки без поддержки отечественного автора самобытной философии, создаваемой сегодня и на нашем родном русском языке? Ниже смотри образец этой самой новой философии с уклоном в новую онтологию в афоризме и на картинке: Отчуждение — это ключ к разгадке древней тайны частной собственности. Отчуждение — это ключ к разгадке древней тайны Я. Отчуждение — это ключ к разгадке древней тайны частной собственности Я.

    Каковы неэмпирические критерии истинности Я? Рекурсия и инверсия — это неэмпирические критерии истинности Я. Рекурсия и инверсия — это неэмпирические критерии истинности отчуждения. Рекурсия и инверсия — это неэмпирическая работа Я. Рекурсия и инверсия — это неэмпирическая работа субъекта. Рекурсия и инверсия — это неэмпирическая работа агента отчуждения. Рекурсия и инверсия — это неэмпирическая работа агента бытия. Рекурсия и инверсия — это неэмпирическая работа агента реиграбельности. Рекурсия и инверсия — это неэмпирическая работа обладателя реиграбельности.

    Французский философ Жан-Поль Сартр видел субъектность во взгляде Другого, но в виртуальном пространстве всё будет иначе? Французский философ Жан-Поль Сартр видел субъектность во взгляде Другого, но в виртуальном пространстве всё будет иначе? Познай пределы своего отчуждения как пределы отчуждения Другого. Из сеанса отчуждения субъект выходит тогда, когда достигает пределы отчуждения Другого. Из сеанса отчуждения Я выходит тогда, когда достигает пределы отчуждения Другого. Я выходит из сеанса отчуждения тогда, когда его настигают пределы отчуждения Другого. Я выходит из сеанса отчуждения тогда, когда достигает пределов отчуждения Другого. Проблемные вопросы в том, перестаёт ли субъект быть субъектом? Как? И почему? Теряет ли статус субъекта? Понятно, что что со статусом что-то происходит после прекращения сеанса отчуждения. А что с видением Другого? А что с той ситуация, когда все мы субъекты лишь потому, что это, по Жану-Полю Сартру, определено взглядом Другого? И откуда у Я (у меня, у него) статус субъекта, если ранее не было встречи с Другим, а выход на пределы Другого равнозначен прекращению сеанса отчуждения?

    В наше с вами время испытывает ли среднестатистический россиян потребность в новых авторских афоризмах на тему Я? Отчуждение — это причина Я. Правильно ли 57-летний российский философ и футуролог из Санкт-Петербурга назначил амбассадора бытия? Я — это амбассадор бытия. Я есть отчуждение? Я есть отчуждение. Я Есмь отчуждение. Я и есть отчуждение. Я суть отчуждение. Я всегда лишь отчуждение. Моё Я есть моё отчуждение.

    Отчуждение – это инвертированное Я.

    Я — это бытие, доступное в ошибках.

    Я — это бытие, реализованное отчуждением.

    Я — это след, оставленный отчуждением.

    Бытие вовне Я суть сумма всех отчуждений. Мир вовне моего (твоего) Я суть сумма всех отчуждений.

    Если Я играбельно ошибками, то субъект реиграбелен отчуждением как инверсией ошибок. Играбельностью житейских ошибок измеряется потенциал аналогового Я, потенциал электронного субъекта можно определить по реиграбельности отчуждения как инверсии цифровых копий ошибок.

    Неделя 3. Маршрут отчуждения

    1. Мышление — это середина маршрута отчуждения.

    Мышление всегда маршрут из сущего в бытие.

    4. Моё бытийствующее Я окружено ничейными объектами сущего по всему маршруту отчуждения.

    Институализация отчуждаемого мышления предлагает такой маршрут отчуждения, который выводит нас к аватарному интеллекту.

    Мышление — это самообоснование через отчуждение.

    Реальность бытия - это ошибки. Я состоит из ошибок. Философское Я бытийствует. Персона бытийствует ошибками. Через ошибки. Повторяя ошибки. Благодаря ошибкам мы получим возможность привнести Я в виртуальное хозяйство, расположенное в пределах платформенной экономики и цифрового хозяйствования.

    Одна из задач аватарной революции состоит в институализации отчуждаемого мышления.

    Институализация отчуждаемого мышления требует нового образа AI.

    Институализация отчуждения помогает по-новому взглянуть на виртуальную экономики, переосмыслить цифровой прогресс. Нас интересует вопрос о том, может ли кто-либо помимо человека быть носителем отчуждаемого мышления. Наше скромное исследование этой темы даёт однозначный ответ. Да. Кто этот загадочный экономический агент, которому дано, и отчуждение, и мышление? Это AI. И здесь нас ждёт парадокс мыслительной ленты Мебиуса. Сегодня аналоговый человек обеспечивает доступ другим субъектам к мышлению. По итогам аватарной революции отчуждаемое мышление аналогового пользователя может оказаться элементом, составляющим систему деятельности AI.

    Обсудим цифровое Я, выносимое на виртуальную сервисную платформу? Платформенное Я — это инвертированное мышление? В мире безграничных ресурсов нас ждут совершенно фантастические вещи вроде... рекурсии платформ. Невозможно представить себе систему, в которой виртуальные сервисные платформы реализуют функцию самовызова, складываясь в структуры мышления искусственного интеллекта и кругоборота капитала. Нам, аналоговых пользователям со школьным и высшим образованием, более или менее понятен образ "рекурсия платформы" (рекурсия на платформе). А что такое инверсия платформы? Рекурсия (самовызов) инверсии (наоборот, поперёк, вверх ногами и от обратного) и инверсия рекурсии вовсе не пафосные словесные конструкции, а рабочие определения бесконечности для агента платформенной экономики, в картине мира которого две эти непересекающиеся прямые обязательно пересекутся в локации этой платформы. Сочетание слов кажется странным до невозможности, но надо быть готовым к тому, что в виртуальной реальности будут новые образы бесконечности. Это в аналоговом мире важно то, от чего отчуждается, а в реиграбельном пространстве будут другие соотношения намеченного и пройденного пути). Как изменится ситуация (и образ бесконечности) в связи с цифровой трансформацией? (Здесь нельзя исключать версии, согласно которой сама цифровой трансформация и будет воплощением предполагаемых нового образа бесконечности, бесконечности за пределами аналогового мира). При постановке вопроса об изменении ситуации снова не обойтись без понятия интеллигибельного капитала. Капитал суть то, вокруг чего люди отчуждаются. Капитал суть то, вокруг чего экономические агенты отчуждаются до платформенной интеграции. Интеллигибельный капитал — это то рекурсия того, от чего инверсируется искусственный интеллект. Капитал рекурсируется, точнее сказать, рекурсией трансакции, самовызовом трансакции запускает все платформенные процессы. Это самовызов цифровой копии ошибки аналогового пользователя, которая до поры до времени хранится в больших данных. Откуда извлекается в интересах капитала и нефиатных цифровых денег. Интеллект инверсируется трансакцией как актом машинного мышления. В инверсии интеллект пойдёт поперёк движения трансакции капитала. Инвертированное мышление (машины) соединяется с кругооборотом цифрового капитала в одной допустимой локации, невозможно в аналоговом мире с физическими параметрами. Эти два процесса обеспечат кругооборот капитала на платформе отчуждения в форме мышления платформенного Я. Платформенное Я — это инвертированное мышление. Но готовы ли мы обсуждать цифровое Я, уверенно выносимое на виртуальную сервисную платформу?

    Бытие — это горы, в которые мы поднимаемся с навыком отчуждения, а спускаемся с рюкзаком ошибок.

    Имеются ли предпосылки для того, чтобы в самое ближайшее будущее искусственный интеллект выступил формой самоорганизации верховенства цифрового капитала? Искусственный интеллект — это самоорганизация верховенства цифрового капитала. (Анатолий Юркин) Искусственный интеллект — это Я, которое итожит самоорганизацию отчуждения до статуса субъекта.

    Самоорганизация отчуждения до субъекта осуществится через искусственный интеллект как новый капитал. Самоорганизация отчуждения до субъекта осуществится через искусственный интеллект как реиграбельный капитал. Самоорганизация отчуждения до субъекта осуществится искусственным интеллектом как новым цифровым капиталом. Сегодня самоорганизация отчуждения до субъекта разворачивается искусственным интеллектом как новым цифровым капиталом.

    Неделя 14. Постулат №92. Цифровая конвергенция

    1. Носители отчуждаемого мышления — это амбассадоры интеллектуальной собственности.

    Ко всего перечисленного (смотри список понятий и категорий отчуждаемого мышления) реиграбельный капитал потребует цифровой конвергенции.

    Здесь читатель вправе иронично заметить:

    — Это всё диковинно, но вполне понятно в парадигме футурологии или фантастической беллетристики про машинный разум. А в чём трудная постижимость или необъяснимость предлагаемого политэкономического и философского аттракциона?

    Всё дело в том, что всё выше сказанное сказано про... одну трансакцию! Это одна трансакция. Весь объем работы выполняет одна трансакция. Что вполне логично в контексте жестких требований цифровой конвергенции.

    Это та самая созидательная трансакция отчуждения, в которой таится потенциал децентрализации и масштабирования реиграбельного капитала.

    Тогда как станет возможно, чтобы одна трансакция исполняла весь массив операций умного цифрового капитала? Скорее всего, через денежную рекурсию. Нам следует присмотреться к феномену нефиатных цифровых денег. Потому, что на платформе отчуждения будет осуществляться денежная трансакция, способная запустить рекурсию аватарных денег. Но где хранить новое средство цифрового производства? Об этом поговорим в весеннем триместре.

    Вопросы по итогам недели:
    Какая трансакция будет осуществляться на платформе отчуждения?

    1. Игра.
    2. Безошибочность.
    3. Реиграбельность.
    4. Ошибка.

    Постсоветскому человеку трудно взглянуть на мышление как совокупность рабочих инструментов? Мышление — это инструмент неправильного использования ошибок. Мышление суть инструментарий не всем доступный или почти всем недоступный. Мышление суть инструментарий, не всем доступный или почти всем не дающийся в полной мере. Мышление суть инструментарий, не всем доступный и почти никому не дающийся в полной мере. Мышление суть инструментарий, не всем доступный и лишь одиночкам дающийся в полной мере.

    Революция в философии состоит в том, что отныне отчуждение — субъект, тогда как бытие суть объект.

    Революция в мировой философии состоит в том, что отныне отчуждение — субъект, тогда как бытие суть объект.

    Аватарная революция состоит в том, что отныне отчуждение — субъект, тогда как бытие суть объект.

  7. Играбельность и реиграбельность и синдром Поля Сезанна

    Отчуждаемое мышление направляет наши взоры на играбельность (Playability) и реиграбельность (Replayability). Начальный уровень знакомства предполагает взгляд на играбельность как интерес к деятельности. Тогда как ранее, до утверждения идеалов отчужденомики, под реиграбельностью понималось повторение такого процесса, при котором увеличиваются (полезные) показатели. Нарастает контент. Увеличивается мотивация на повторяемость. Отсюда...

    Аватарная революция будет разворачивается в таких ранее небывалых декорациях как реиграбельная реальность (Replayable Reality, далее — RR).

    Дидактическое построение материала требует дать определение институтам и агентам реиграбельной реальности.

    Институты RR выразят созидательную мощь средства производства (цифрового) отчуждения. Говорим replayability, подразумеваем replay value.

    Агенты RR будут вовлечены в производственные отношения, раскрывающие потенциал производительных сил платформенной экономики. (С исходной предпосылкой, что цифровая конкуренция агентов RR воплотится сетевой интеграцией. (Тема цифровая конкуренции и сетевой интеграции настолько важно, что им будут посвящены отдельные недели изучения темы отчуждения.)

    Уместно ли привлечение двух понятий из лексики игроков компьютерных игр для новой характеристики интеллекта и капитала? Аватарная революция наступила вчера, а готовы ли мы, аналоговые пользователи, к цифровой трансформации? К чему конкретно? К преобразованию чего, где и с какими последствиями? Готовы ли мы к партнерским отношениям с искусственным интеллектом? Готовы ли мы каким-либо боком участвовать в кругообороте интеллигибельного капитала? Чтобы ответить на эти вопросы следует разобраться с тем, а понимаем ли мы нашу удачу, когда, в ходе смены технологических платформ, мы в руки получили два инструмента? Как по-новому мы, пользователи компьютерных аватаров, определяем играбельность и реиграбельность? Играбельность как интенция — это свойство интеллекта, признак отчуждаемого мышления. Играбельность — это оператор ошибок в сущем. Играбельность — это оператор интенциональности в сущем. Играбельность — это интенциональность ошибки. Играбельность — это осуществление ошибки. Ошибка констурируется играбельностью. Играбельность — это свойство отчуждаемого мышления, определяющее способность мысли (субъекта) быть направленной на аналоговый предмет с потенциалом многократного использования. Играбельность — это направленность отчуждаемого мышления на аналоговый предмет. Играбельность опредмечивает интенцию в аналоговом сеттинге. Играбельность про потребность в повторении ошибок.

    Мы, обитатели аналогового мира, улыбаемся потому, что играбельны. Наша человеческая играбельность требует выражения. Через улыбку. Возможны другие выражения сильных эмоций. Но мы говорим про катарсис. Улыбка - это физиология играбельности. Играбельность - это мотивация катарсисом.

    В отличие от игры играбельность генерирует состояние счастья. Играбельность – это физиологическое, психологическое и интеллектуальное состояние, при котором счастье аналогового пользователя обеспечивается статусом «оператора ошибок».

    (исправить 1 фраза?) Как можно заметить, в этом определении мы устанавливаем связь с первой фразой, произнесенной в Базовом курсе. таким образом мы устанавливаем преемственность темы, последовательность мысли. Ты - оператор ошибок, скажем мы в Продвинутом курсе. В Базовом курсе для нас важно, мы можем стать операторами играбельности. Но большинство из нас остаются операндами в чужой, чужеродной и просто опасной игре. В этом курсе обсудим меры, необходимые для сохранения статуса оператора ошибок. О чём идёт речь? Что это такое?

    Играбельность шире ограничительных рамок любой из игр и вообще традиционной игры как таковой. Если выражаться максимально понятно, то играбельность - это такая штука, которая отвечает за наши эмоции. Это источник и выражение наших эмоций. Разве улыбка связана с игрой? Нет. Можно увидеть человека, пытающегося улыбнуться во время просмотра игрового матча. Но улыбка не игра. (И, наоборот, если улыбающийся играет (с вами), то мы имеем дело с манипуляцией другими людьми. Это тема отдельного разговора. Тот же ХХ век предоставил нам материалов для анализа). В отчуждаемом мышлении и в отчужденомике целью играбельности определяется поиск и выбор предмета с потенциалом многократного использования и начало операций с ним в аналоговом мире, где возможно разовое.

    Игра отчуждения — это оксюморон. Игра регулирует количество ошибок и все параметры, тогда как играбельность добавляет качество, вызывающее эмоции. Да, можно улыбаться во время игры. Или при знакомстве с результатами игры. (Которые зачастую едва ли не важнее процесса игры). Но игра вне улыбки. за улыбку отвечает наша потребность в играбельности. Мы улыбаемся потому, входим в состояние играбельности, находимся в нём или выходим из него. Улыбайтесь чаще! Играбельность – это радость в эпоху виртуальных миров. Мы имеем дело с радостью от ошибок, совершаемых в виртуальной реальности поддерживается сетевой оптимизм. Играбельность – это энциклопедический подход к ошибкам. Их много. Над ними нужно регулярно трудится. Можно добиться успеха через работу с ошибками, приведенную в систему. Играбельность – это мотивация на совершение ошибок, желание оказаться в ситуации выбора. Выбор и ошибки удовлетворяют потребность в ошибке. Тогда как потребность в игре удовлетворяет игра. Игрой не удовлетворишь потребность в играбельности. Скорее, создание новой игры. В прошедший век (традиционной) игры за азарт, за кураж принималась играбельность. Можно сказать: так называлась. Играбельность – это самовыражение, творчество с элементами азарта.

    А если сказанное в понятиях отчуждаемого мышления повторить и пересказать в понятиях платформенной экономики?

    Играбельность — это сервис по товаризации ошибок. Реиграбельность — это сервис по товаризации повторяемости. В какой локации эти сервисы составляют единое целое? В RR. Две части процесса отчуждения формируют RR как многостороннюю многопользовательскую платформу. Отсюда становится понятно, что зайти в RR — как на платформу отчуждения — можно двумя путями. Из двух сервисов. Из двух форматов. Это offline и online. Легко догадаться, что играбельность как сервис по товаризации ошибок аналогового пользователя представляет платформу повторяемого отчуждения только в формате offline. Реиграбельность как сервис по товаризации отчуждения представляет платформу, способную собрать все и любые повторяемости. Но сделать это может только в формате online. RR — это платформа, на которой агенты осуществляют многосторонний обмен трансакциями как товарами и сервисами. Продуктом деятельности институтов и агентов RR выступает цифровое отчуждение.

    Человек — это машина ошибок. Человек — это прибор, само присутствие которого вызывает не контролируемое возмущение, называемое "отчуждением". Если субъект поставлен в ситуацию, когда статус подтверждает творчество, то каким творчеством субъект занимается в сущем и в бытии как в двух совершенно разных локация? (Противоположных друг другу локациях?) Каков может быть самый экономный ответ? Какой постулат может быть сформулирвоан по законам экономии мышления? Предположим, что в сущем субъект ошибается. Предположим, что в бытии субъект отчуждается. Субъект всегда бытийствует исключительно отчуждением. По законам экономии мышления одно должно выводится из другого. Как? В поисках ответа обратимся к квадрату реиграбельности. Реиграбельный квадрат может служить в качестве мнемонического приема для запоминания отношений между философскими категориями в отчуждаемом мышлении. Имеет вид диаграммы, в которой наглядно показаны отношения между сущим и бытием, ошибками и отчуждением, играбельностью и реиграбельностью, мышлением и действием, интеллектом и капиталом и др. Буквы A, E, O, I символизируют основные суждения отчуждаемом мышления и отчужденомики. Если одно, то другое. Одно выводимо из другого. Одно выводимо из соседнего. Если I, то E. Если сущее доступно ошибками, то цифровое сущее суть доступ к цифровым копиям ошибок аналогового пользователя. Если играбельность оперирует ошибками, совершаемыми в аналоговом мире, в сущем, то реиграбельность суть инверсия (этих ж самых) ошибок как отчуждение. Если мышление суть инверсия ошибок, то капитал — это инверсия отчуждения как формы труда. Отчуждение и мышление суть инверсии ошибок. Тогда что такое цифровое сущее и цифровое бытие? (Точнее: сущее и бытие реиграбельной реальности? Цифровое, виртуальное и любое иное не-аналоговое). Цифровые копии ошибок хранятся в больших данных. Оттуда извлекаются в интересах интеллигибельного капитала и искусственного интеллекта. Кругооборот интеллигибельного капитала суть операционная полнота мыслительной деятельности искусственного интеллекта. Бытие цифрового субъекта определяется трансакцией интеллигибельного капитала как актом мышления искусственного интеллекта. Реиграбельный квадрат показывает из I совершает ошибка, которая через O становится действием. На пути из O в E совершается такое действие как отчуждение. Удаляясь от O агент действия становится субъектом на границе между действием и мышлением. В точке E субъект бытийствует. В точке A субъект начинает испытывать потребность в ошибке как ресурсе бытия, что требует возврата в точку I. Это движение против часовой стрелки, обозначенное кругом, суть кругооборот капитала. Становление искусственного интеллекта возможно инверсией, поперечным движение, движением по часовой стрелке. Из ошибки как действия в сущем благодаря инверсии отчуждаемся до бытия. Инверсия ошибки суть отчуждение до бытия? Инверсия ошибки суть отчуждение как бытие! Ошибка — это путь, который начинается в сущем, но не заканчивается в бытии. Реиграбельный квадрат подсказывает нам, что такое интуиция, инсайт и озарение. Это движение из нижней левой точки I в правую верхнюю позицию E. Формально остаётся действием и мыслью, но заметно сокращает расстояние. Это сокращение можно приводить ответом на часто задаваемый вопрос: "Если такой умны, отчего не богатый?" Оттого не выполнял работы прохождения всего кругооборота капитала. Не забывайте, что все эти суждения мы вывели, рассматривая стороны реиграбельного квадрата, квадрата реиграбельности (субъекта).

    Реиграбельность как интенция — это качество интеллигибельного капитала. Реиграбельность — это оператор отчуждения в бытии. Реиграбельность — это оператор интенциональности цифрового субъекта, в иномирии. Реиграбельность — это интенциональность отчуждения. Реиграбельность — это осуществление отчуждения. Отчуждение конструируется реиграбельностью. Реиграбельность — это свойство многократно и последовательно ошибающегося субъекта, носителя отчуждаемого мышления, определяющее способность быть направленным (не на ранее установленный предмет) на повторяемость и повторение. Реиграбельность — это ориентированность субъекта в мире объектов, представленных цифровыми копиями чего-либо и всего. Реиграбельность распредмечивает интенцию интеллигибельного капитала до искусственного интеллекта. Реиграбельность про потребность в повторяемости отчуждения. Целью определяются повторное и многократное использование (ранее найденного и выбранного) копии предмета для получения результата и-или продукта (услуги). В реиграбельной реальности разовое возможно в двух феноменах. Это абсолютная исключительность сильного персонифицированного искусственного интеллекта. И это цифровой солипсизм. В остальных случаях разовое, — часто встречающееся в играбельном мире (попробовал, понравилось, но больше не буду), — отсутствует в реиграбельной реальности.

    Отчуждаемому мышлению присущи такие атрибуты, как собственность, субъект и реиграбельность. Реиграбельность оказывается сервисом, помогающему субъекту удержать виртуальную собственность и сохранить свой статус, который может оказаться редкостью в цифровом иномирии.

    Какая повторяемость нужна тому, кто вознамерился стать субъектом? Череда отчуждений. Отчуждение за отчуждением. Это повторяемость отчуждения (то есть, цикл отчуждений), которую мы договорились называть "реиграбельностью".

    Играбельность и реиграбельность — это родовые свойства отчуждаемого мышления. В формате offline отчуждаемое мышление играбельно. В формате online отчуждаемое мышление реиграбельно.

    Ранее, до аватарной революции, оба понятия часто употреблялись при разговоре про компьютерные игры. Поэтому уместно будет обратиться к традиционному примеру с компьютерными играми. Однажды в недавнем прошлом Иванов и Петров купили одну и ту же компьютерную игру. (Или настольную игру. Или просто товар, оплатили просто услугу.) Иванов принялся играть в новинку, но почти сразу бросил. Иванову было скучно. Петров прошёл все стадии компьютерной игры вплоть до финала с оценкой. А теперь представим, что некие маркетологи, рекламщики и социологи обратились к этим геймерам с вопросом: "Как вы оцениваете играбельность этой компьютерной игры?" Иванов скажет одно. Петров озвучит что-то другое. Более того, Иванов может похвалить новинку за играбельность, дать высокую оценку игровому процессу. И наоборот, Петров будет критиковать товар за играбельность.

    Почему слова и субъективные оценки геймеров будут не важны для носителя отчуждаемого мышления и эксперта отчужденомики? Наличие или отсутствие играбельности, её показатель заложены в том, как действовали Иванов и Петров. Отсутствие играбельности или её минимальный уровень подтверждается тем, что Иванов не прошёл весь игровой процесс. Наличие играбельности определяется поведением Петрова, отмотивированного на прохождение полного жизненного цикла (игры). Мы видим, что в данном примере реиграбельность понималась свойством сеттинга в компьютерной игре, мотивирующим на повторное прохождение игрового продукта.

    Рамки обобщений можно и расширить до жизненной философии, до философии жизни. Иванов и Петров прожили разные жизни. Иванов в ранние годы совершил самоубийство. Петров оказался долгожителем, который на на вопросы родственников, соседей и любопытствующих геронтологов отвечал: "А мне интересно, чем всё это закончится". Если в старческом возрасте Петров умер естественной смертью, то наблюдатель вправе сделать простой вывод. В обращении с жизнью как с изделием или услугой, самоубийца Иванов не обнаружил и не продемонстрировал играбельности. Тогда как Петров прошёл полный жизненный цикл своей судьбы. Так на примере двух жизней можно дать иллюстрацию разнице между играбельностью и реиграбельностью (чего-то конкретного и вообще всего вплоть до характеристик нашего физического мира, Ойкумены и Вселенной).

    В мире цифрового капитала важно понимать разницу между категориями играбельности и реиграбельности? Играбельность обеспечивает целостность отчуждения, а реиграбельность превращает отчуждение в ценность. Играбельность обеспечивает целостность отчуждения в аналоговом мире, а реиграбельность превращает отчуждение в цифровую ценность, ценность виртуального мира.

    Если играбельность — это свойство системы, подтверждаемое прохождением полного жизненного цикла, то реиграбельность — это повторное обращение к системе с гарантией прохождения полного жизненного цикла. Реиграбельность — это свойство повторяемости с повторным обращением обращение к системе с гарантией прохождения полного жизненного цикла. Разница станет ещё более очевидной, если и когда мы добавим один много объясняющий эпитет. Играбельность — это свойство аналоговой системы, подтверждаемое прохождением полного жизненного цикла, то реиграбельность — это повторное обращение к системе с гарантией прохождения полного жизненного цикла. Реиграбельность — это свойство некоей новой системы, которую мы пока назовём "отчуждением как объектом", испытывающей потребность в инверсии, но получающей гарантию прохождения полного жизненного цикла до обретения статуса субъекта лишь при наличии технологии инверсии (человеческих) ошибок аналогового пользователя). Здесь и далее под некоей новой системой понимается реиграбельная реальность как... инверсия иномирия. (если бытие рассматривать инверсией сущего, то кто мешает и что останавливает взглянуть на инверсию иномирия как источник развития реиграбельной реальности и капитала как персонифицирвоанного машинного разума?)

    Реиграбельность — это катарсис повторяемости.

    Реиграбельность — это климат повторяемости.

    Реиграбельность — это протокол для работы с отчуждением как способом получения добавочной ценности интеллектуальной собственности.

    Отчуждение — это собственность, присваиваемая с помощью ошибок.

    Отчуждение как новое состояние и реиграбельность как сила в локации виртуальности, в регионе иного, требует своего беспристрастного исследователя.

    Вопросы по итогам изучения играбельности и реиграбельность в теории отчуждаемого мышления и отчужденомики:

    Помог реиграбельный квадрат Вам разобраться с различиями между сущим и бытием, ошибками и отчуждением, капиталом и ИИ? Да или нет?

    Играбельность - это мотивация ... (Вставьте пропущенное слово) (Правильный ответ: катарсисом). Как Вы понимаете это высказывание?

    Удалось гуманитарию в афоризме раскрыть потенциал малоизвестного слова из практического опыта игроков компьютерных игр?

    ... — это катарсис повторяемости? Какое слово пропущено? (Реиграбельность.) Да или нет? Согласны или нет? Пригодится новое определение или нет?

  8. Новая производительная сила и синдром Поля Сезанна

    Платформа — это товарная линейка отчуждения.

    Товарная линейка отчуждения начинается с цифровой копии ошибки аналогового пользователя, но не завершается продуктами, которые доступны на сервисной платформе.

    Спрос на житейские ошибки формирует цену... Чего? Цену чего формирует спрос на житейские ошибки? Спрос на житейские ошибки формирует цену отчуждения! Со стороны хозяев цифрового капитала и владельцев больших данных спрос на житейские ошибки формирует цену отчуждения всех людей и каждого аналогового пользователя!

    Если до сих пор не было сбоя в логике, то напрашивается вопрос. Наблюдаем ли мы становление цифровой копии человеческой ошибки как новой производительной силы? Если да, то внутри какого хозяйства? на гребне волны какого технологического уклада? Цифровая копия ошибки аналогового пользователя — это эквивалент чего угодно в реиграбельном пространстве, в виртуальном хозяйстве, и вообще в любом иномирии, доступном для экономического агента, для агента бытия. Копия ошибки аналогового пользователя — это эквивалент всего произведенного в цифровом хозяйстве. Копия ошибки аналогового пользователя — это эквивалент всего произведенного с участием цифрового капитала. Копия ошибки аналогового пользователя — это эквивалент всего произведенного в цифре. Постсоветский человек никогда не признает, что технология больших данных делает цифровую копию ошибки аналогового пользователя новой производительной силой и основой новых производственных отношений?

    Если верить университетскому курсу политэкономии, то продолжением "сил" выступают не менее загадочные производственные отношения. Какой аналог "производственным отношениям" предлагает отчуждаемого мышления? Это феномен отчуждения. Повторим постулат в грубоватой, но для всех доступной дефиниции. Отчуждение будет безальтернативными новыми производственными отношениями.

    Задача и обязанности агента RR состоят в том, чтобы поддерживать и новые производительные силы (по аналогии с телом), и новые производственными отношения (как бы духовную субстанцию цифровой экономики) каким-либо общедоступным видом полезной и результативной работы. Под таковой предлагается понимать реиграбельность. Именно реиграбельность наполняет, как новые производительные силы (трансакцию), так и новые производственными отношения (отчуждение).

    Кто бы и что бы не повторял в RR, — а это беспрерывный процесс, обрастающий не подлежащими счету операциями, — для всех и любой операции экономического агента должен быть протокол, обеспечивающий условия воспроизводства добавочной ценности (контента-как-капитала).

  9. Платформизацию отчуждения и синдром Поля Сезанна

    Впервые в мировой истории через компьютерный аватар человек «опредмечивает» аналоговую ошибку до новой непосредственной производительной силы в цифровом хозяйстве. Цифровые копии ошибок аналогового человека суть производительная сила цифрового хозяйства. С этим разобрались. Но это половина проблемы. На какой платформе происходят все эти события, которые затронут всех и каждого экономического агента? На гигантской виртуальной сервисной платформе отчуждения, которую, — подобно детской карусели на фермерской ярмарке, — будет раскручивать новый электронный капитал в интересах сильного персонифицированного искусственного интеллекта. Производительной силой цифрового хозяйства электронная копия человеческой ошибки становится благодаря платформизации отчуждения. Производительной силой виртуального хозяйства цифровая копия человеческой ошибки становится благодаря платформизации отчуждения. Производительной силой цифрового хозяйства цифровая копия ошибки аналогового человека становится благодаря платформизации отчуждения.

    Платформизацию отчуждения как итоговую технологизацию мышления (и бытия) следует рассматривать важнейшей предпосылкой аватарной революции.

    Отчуждение — это самовызов оператора платформизации.

    Поэтому злободневным следует признать вопрос платформизации отчуждения. Платформизация отчуждения. Платформизация отчуждения как синоним полнты бытия будет выполнятся резиденты бытия в интересах аватарного (реиграбельного) капитала.

    А в какой локации встречаются интеллигибельный капитал и искусственный интеллект? Если всем сторонам выгодно максимально сократить издержки, то две стороны должны сойтись на платформе. С одной стороны, нам знакомы виртуальные сервисные платформы. Платформа — это место встречи всех, кто озабочен снижением издержек. Платформа — это место встречи всех, кто озабочен снижением издержек на трансакции. С другой стороны, это должна быть какая-то непривычная для нас локация. И знакомое место, и одновременно необычное пос воему операционному богатству. Это отчуждение. Технологии виртуальной реальности помогут нам осуществить платформизацию столь субъективного феномена как отчуждение аналогового пользователя. Платформа отчуждения — это исключительно виртуально существующая среда выполнения, в которой кругооборот цифрового капитала будет осуществляться мышлением сильного персонифицированного интеллекта с предоставлением компьютерному аватару аналогового пользователя быть, как клиентом, так и работником. Платформа отчуждения — это место встречи всех, кто озабочен снижением издержек на трансакции капитала и акты мышления. (В контексте всего ранее сказанного понятно, что платформизация отчуждения выдвигается на повестку дня в связи с необходимостью снижать издержек на трансакции капитала как акты мышления.) Интеллигибельный капитал и искусственный интеллект становятся единым целым на виртуальной сервисной платформ отчуждения. Философы и экономисты много лет объясняли нам важность феномена отчуждения. Цифровая трансформация заставила каждого из нас обращаться за услугами на цифровые платформы. Завтра партнерство человека с капиталом-как-интеллектом (он же: интеллект-как-капитал) будет возможно на платформе отчуждения.

    Время озвучить далеко не философский вопрос. Если, с одной стороны, всё рекурсируется и инверсируется, а с другой стороны всё подлежит платформизации, то в этих масштабных процессах не теряем ли мы феномен Я? если за понятием цифровой трансфомации скрываются пружины "всё рекурсируется", "всё инверсируется" и "всё платформизуется", то где там феномен Я? Утрачивается? Нет. Скорее наоборот. И это своего рода социальный парадокс общества масштабируемых ценностей. Благодаря тому, что всё (загибам пальцы, 1) рекурсируется, (2) инверсируется и платформизуется возникает новая онтологическая и гносеологическая ситуация. На дальних подступах к обществу масштабируемых ценностей мы получаем инструменты раскрытия Я через главную интенцию XXI века. Почему так, а не иначе? Почему без вариантов? Всякая платформа характеризуется ситуацией "Я на платформе". На первый взгляд, вопросов не возникает относительно конструирования Я на сервисной платформе. Через сегодняшний опыт уберизации мы понимаем, что за ситуацией "Я на платформе" стоит компьютерный аватар аналогового пользователя. На любой цифровой платформе аналоговый пользователь может быть (и должен быть) представлен своим виртуальным двойником. Всё осложняется и усложняется, если на такую глобальную виртуальную сервисную платформу как отчуждение заходит... цифровой капитал. В аналоговой традиции физический капитал тотально деперсонализован. Никакой персонализации. После Девятнадцатого века на физический капитал мы смотрим как на совокупность неких материальных и денежных ценностей. Но как быть с присутствие цифрового капитала на платформе отчуждения? Как быть тогда, когда капитал должен соответствовать характеристике "Я на платформе"? Этот вопрос не должен вызывать затруднений для агента платформенной экономики с отчуждаемым мышлением. Искусственный интеллект и интеллигибельный капитал на платформе отчуждения — это одна и та же проблема. Это проблема (первого) платформенного Я. Капитал как "Я на платформе" — это искусственный интеллект в состоянии инверсии отчуждения Я аналогового пользователя. Оператор трансакции вынужден задействовать рекурсию и инверсию. Инверсию отчуждения Я аналогового пользователя для мышления машинного разума. Рекурсию цифровых копий ошибок аналогового пользователя как обеспечение нефиатной цифровой валюты. без которой не обойтись капиталу нового типа. как и было в до-компьютерную эпоху капитал остается работником. Капитал будет производителем новых ценностей. Интеллигибельный капитал будет производителем новых ценностей ранее небывалой реиграбельной реальности. Сильный искусственный интеллект на платформе отчуждения персонифицируется до Я в кругообороте и через кругооборот интеллигибельного капитала. Заход на платформу отчуждения интеллигибельного капитала суть персонификация сильного искусственного интеллекта. Благодаря интеллигибельному капиталу цифровое Я становится платформенной ценностью. Интеллигибельный капитал искусственного интеллекта оформляет электронное Я платформенной ценностью. Интеллигибельный капитал — это первое платформенное Я.

    Почему платформенное Я будет инвертированным Другим?

    Что меняется при полном погружении, как в виртуальную реальность, так и в реиграбельную реальность? Цифровое сущее — это самовызов цифровой копии ошибки трансакцией нефиатных электронных денег (после извлечения из больших данных). Цифровое сущее — это Другой пользуется цифровой копией ошибки аналогового Я как бездонным ресурсом. Цифровое бытие — это отчуждение (в кругообороте) кругооборотом интеллигибельного капитала. Мышление искусственного интеллекта — это инверсия отчуждения вплоть до морфинга искусственного интеллекта и интеллигибельного капитала. Из сказанного надо сделать правильный вывод. Цифровое бытие — это не Другой отчуждается в иномирии, а капитал-как-интеллект способен быть платформенным Я. Платформенное Я будет великим Другим реиграбельного мира, реиграбельной реальности и реиграбельной экономики. Платформенное Я — это Другой инверсии отчуждения. Платформенное Я — это инвертированный Другой. Таковы особенности отчуждения сильного персонифицированного искусственного интеллекта.

    Платформенное бытие.

    Бытие как отчуждение.

    Баланс платформизации.

    Платформизация — это золотая цепь непрерывающегося создания ценностей.

    В цифровой экономике не будет большего показателя сетевого эффекта, чем воспроизводство ценности, полученной от платформизации отчуждения.

    В цифровой экономике не будет большего показателя сетевого эффекта, чем воспроизводство ценности, полученной на платформе отчуждения. Какой ценности? Ценности чего? Первые попытки ответить на эти вопросы приводят нас к тому, что пришло время поговорить о характеристики повторяемости как ценности нашего нового реиграбельного мира.

    Житейские ошибки аналогового пользователя — это платформенное золото.

    Интеграция — это платформенное начало.

    (исправить)

    Сетевая интеграция — это сборочная линия платформизации.

    Платформизация становится условием цифровой интеграции.

  10. Платформа

    Без чего не осуществить монетизации цифрового Я аналогового пользователя? Без платформизации отчуждения. Монетизация цифрового Я требует платформизации отчуждения до эффекта морфинга искусственного интеллекта в кругообороте цифрового капитала. Я — это содержание, а субъект — это форма отчуждения. Если Я — это содержание, тогда субъект — это форма отчуждения. Если Я — это содержание, тогда и поэтому субъект — это форма отчуждения.

    Забота о корнях и кронах деревьев в запретном лесу масштабируемости требует платформизации повторяемости.

    Играбельность — это движение от ошибки к отчуждению. Реграбельность — это встречное движение от отчуждения к ошибку. Достаточно жизненного опыта пешехода и водителя, чтобы увидеть угрозу в понятии "встречное движение". Что необходимо для предотвращения столкновений при не отрегулированном встречное движении? Как мы видим, имеется насущная, а не придуманная потребность в виртуальной сервисной платформе.

    Играбельность — это виртуальный сервис по работе с ошибками. Реграбельность — это виртуальный сервис по работе с отчуждением. Сервисы функционируют в разных форматах, но платформа отчуждения находится в этих форматах.

    Отчуждение – это продут повторяемости, представленной виртуальной сервисной платформой.

    До какой степени загадочен феномен отчуждения? До реиграбельности. Реиграбельность — это производительность отчуждения.

    Если мир делится на бытие и сущее, то было бы странным намерение капиталиста ограничиться одним сущим, вещной Ойкуменой. Но выход в бытие связан с энерго-и-ресурснозатратным отчуждением. Кому платить за отчуждение? По какой мотивации кто-то всегда оплачивает свой сеанс отчуждения и чужой сеанс? Если бытие хранит какие-то ресурсы, то почему бы и нет? С одной стороны, полнота бытия достижима. С другой стороны, если за всё надо платить, то кто вынимает кошелёк в тех случаях, когда выставлен счёт за полноту бытия? Это инноватор. Это капиталист, владелец капитала. (Капитала, воспроизводимость которого требует инноваций.) Инновация — это ложная кульминация бытия. Инноватор колонизирует бытие. Как понимать эти два выражения, указывающие на то, что инноватор суть субъект в результативном сеансе отчуждения? Капитал снижает издержки на отчуждение, раскрывая созидательный потенциал денег как интенции повторяемости. Капитал снижает издержки на отчуждение в повторяемых попытках экономично преодолеть трудности бытия. Капитал — это виртуальная сервисная платформа по снижению издержек на отчуждение как преодоление трудностей бытия. Это факт, что капиталист работает с физическим капиталом и действует среди объектов сущего. Но потаенный смысл деятельности владельца интеллигибельного капитала заключается в трансцендентальном переходе между сущим и бытием. При культе предметов эту позицию капиталиста трудно было разглядеть за разговорами о товарном фетишизме и мистическому культе (якобы изначально непознаваемых) денег. Всё меняется в цифровую трансформаию. И всё становится на свои места в аватарную революцию. А вдруг инновация не более чем стоимостная оценка реиграбельности, необходимой и достаточной для воспроизводства (и реализации) капитала? Инновация — себестоимость реиграбельности капитала.

    Если для обозрения всегда недоступен полный кругооборот капитала, то какая крохотная его часть мотивирует инноватора? Прогресс — это часть кругооборота капитала, мотивирующая инноватара на экономическое действие. Прогресс — это та до обидного крохотная обозримая часть кругооборота капитала, которая инноватара мотивирует на решительное действие.

    Имеется ли необходимость в сотом определении прогресса? Прогресс дарит иллюзию комфорта, с которым передовая часть человечества летит в прыжке с одной технологической платформы на новую.

    Можно ли давать дефиницию прогресса с привлечением почти неизвестного термина из лексики покупателей компьютерных игр? Прогресс заключается в том, что за реиграбельность приходится платить тройную цену там, где наши предки вообще без неё обходились, а во всех остальных областях деятельности — двойную стоимость. Прогресс в том, что за реиграбельность платим тройную цену там, где без неё как-то обходились, а во всех остальных областях деятельности — двойную стоимость. Прогресс в необходимости за реиграбельность платить тройную цену там, где без неё как-то обходились, а во всех остальных областях деятельности искусственный интеллект и цифровые платформы требуют двойную стоимость.

    Отчуждение — это паровая энергия экономической машины из цифровых платформ. Отчуждение — это паровая энергия в экономическом двигателе виртуальных сервисных платформ. Отчуждение — это паровая энергия для мотора экономики виртуальных сервисных платформ. Отчуждение — это паровая энергия в двигателе экономики цифровых платформ.

    Надо ошибаться. Надо отчуждаться. Надо мыслить новаторски. Надо менять картину мира. Надо удаляться от игровой модели поведения. Надо забыть про культ безошибочности. И отринуть многое другое из аналоговых предубеждений и стереотипов. Для этого следует научиться обменивать житейские ошибки на собственность. Осуществить задуманное помогут два новых образа. Это революционный образ отчуждения как виртуальной сервисной платформы. И это новаторский образ мышления как виртуальной сервисной платформы. Но как эти два образа объединить в единое смысловое целое? Без нарушения принципа Оккама? (Не порезавшись о лезвие бритвы Оккама?)

    Если играбельность — это капитализация аналоговых ошибок, тогда реиграбельность — это капитализация инверсии ошибок? Можно ли будет здесь обойтись без платформизации? Нет.

    Цифровая экономика представлена сервисными платформами. Это факт. Отчуждение никто не отменял. Это бесспорная истина.

    Логика платформизации требует ограничить идентичность аналогового пользователя аватарным отчуждением в сторону реиграбельного капитала.

    Если экономические ценности платформенной экономики пришли надолго, тогда выиграет тот, кто построит на этом философию? Отчуждение как виртуальная сервисная платформа реализуется рекурсий инверсии.

    Сеть отчуждения возможна как рекурсия инверсии. Платформа отчуждения возможна как рекурсия инверсии. Отчуждение как виртуальная сервисная платформа реализуется рекурсий инверсии. Реиграбельность следует понимать как технологию работы с рекурсий инверсии. (Но пока у нас недостаточно оснований выйти к тезисам: реиграбельность — это рекурсия чего-то. Реиграбельность — это рекурсия чего? Реиграбельность — это инверсия чего? И т.п.)

    Трудно найти более многогранный, сложный и почти недоступный для понимания феномен, чем наше повседневное отчуждение.

    Эффективность, результативность, доступность, дешевизна, скорость, охват и удобство — это платформенные синонимы отчуждения.

    Отчуждение — это очень необычная виртуальная сервисная платформа. Её задача состоит в том, чтобы вовлечь виртуальные объекты в кругооборот цифрового капитала. Отчуждение — это платформа, вовлекающая виртуальные объекты в кругооборот цифрового капитала. В отчужденомике отчуждение — это платформа, вовлекающая собственность, все виды собственности в кругооборот цифрового капитала. В эпоху оцифровизации есть ли связь между философской категорией отчуждения и экономиче-им понятием сервисной платформы? Вопрос. В эпоху обязательной всеобщей оцифровизации есть ли связь между философской категорией отчуждения и экономическим понятием виртуальной сервисной (цифровой) платформы? Ответ даём теми же самыми словами. Не спрашиваем про одно и другое, но одно объясняем через другое. (Экономия усилий?) Обязательная всеобщая оцифровизация устанавливает прямую связь между философской категорией отчуждения и экономическим понятием виртуальной сервисной (цифровой) платформы!

    Если отчуждение суть череда ошибок, которые можно хранить, тогда экономические агенты осуществят платформизацию всего? На отчуждение следует посмотреть как на череду ошибок в связи с экономической задачей осуществить платформизацию всего. Если отчуждение суть череда ошибок, цифровые копии которых можно передавать по сетям 5G хранить в больших данных, тогда экономические агенты осуществят платформизацию всего! Если отчуждение суть череда ошибок, тогда и непосредственно поэтому экономические агенты осуществят платформизацию всего!

    Пришло время для обновления философской парадигмы. Наступил подходящий момент пришло время для новой онтологии. (Возможно, мы вступаем в период постоянного спроса на новую онтологию, во временной отрезок регулярных поставок новых онтологий.) Отчуждение — это субъектность присутствия в бытии за счёт ошибок другого.

    Доберется ли мода на платформизацию всего до философского и экономического феномена отчуждения? Реиграбельность отвечает за количество и качество отчуждений, но и за платформизацию отчуждения. Когда мода на платформизацию всего доберется до философского и экономического феномена отчуждения?

    Месяц платформизации. Тема:

    Неделя 5. Платформа отчуждения

    Если уберизация стала модным поветрием, тогда следует безотлагательно провести платформизацию повторений!

    Если уберизация стала модным поветрием, тогда следует безотлагательно провести платформизацию всего! А с чего начать? Более или менее успешно в аналоговой реальности люди осуществили несколько попыток платформизации мышления. А вот платформизацию повторений и платформизацию отчуждения придется проводить на исходе цифровой революции! (С той оговоркой, когда финал исходе цифровой революции понимается нами прологом аватарной революции. В новой модели мира аватарная революция продолжает дело цифровой революции. Если уменьшить количество слов, то: аватарное (всех форм и во всех формах) продолжает цифровое дело.)

    На какой виртуальной сервисной платформе следует завершить технологизацию мышления? Если уберизация стала модным поветрием, тогда на виртуальной сервисной платформе отчуждения следует завершить технологизацию мышления. В фарватере уберизации следует завершить технологизацию мышления на платформе отчуждения. В фарватере Uber-изации следует завершить технологизацию мышления на платформе отчуждения.

    Платформа — это схема отчуждения как продуктивного действия.

    В историческом вчера нам не предложили фордизм для конвейера повторяемости. Для понимания аватарной революции будет недостаточно образа конвейера повторяемости. Сегодня нам нужен фордизм для конвейера отчуждения. Почему мы об этом говорим? Сегодня мы наблюдаем очень интересный процесс. Через цифровую экономику отчуждение получает права на специализированную сервисную платформу. А что будет завтра?

    Новое знание требует постулатов (и цифровых обетований) с понятием платформа. Понятие платформы напрямую выводимо из особенностей цифровой экономики. Понятие платформы расширяет отчуждаемое мышление до прогнозирования развития (нашей модели) платформенной экономики.

    Платформа отчуждения — это институт RR. Чем платформа отчуждения отличается от других институтов RR? На платформе отчуждения цифровому субъекту будет доступен сервис реиграбельности.

    После платформизации отчуждения нам, операторам повторяемостью, остается войти в такую картину мира, в которой мы сможем (практически без усилий. Тот редкий случай, когда принято говорить "упало с неба" и "получилось само собой") получить ответ на вопрос: произошла платформизация чего? Платформизация отчуждения! Платформизация повторений? Платформизация реиграбельности как сервиса, востребованного цифровыми субъектами-объектами (с разницей между ними мы определимся позднее). (А где логика в использовании знаков препинания, спросит придирчивый читатель. Сперва был восклицательный знак. Потом нам предлагают вопросительный знак. Разве не наоборот? Нет. Ибо здесь постановка проблемы. И одна из первых попыток наскоком решить злободневный вопрос.) Используем словесный повтор для старта в новую мысль. Если Uberize стала модным поветрием, то почему бы нам не провести платформизацию повторений? Для этого нам понадобится платформа отчуждения.

    Виртуальные сервисные платформы — это индустрия отчуждения.

    Сервисная платформа отчуждения расположена, как в offline, так и в online. Для достижения цифрового процветания платформу отчуждения можно (и нужно) перенести в безыгровой сеттинг. Из offline (реиграбельный) пакет (реиграбельных) технологий выходит в online, чтобы оформиться RR Чтобы проникнуть во все поры экономического организма под названием "цифровая экономика".

    6. Цифровая сервисная платформа — это фетиш отчуждения.

    Задача масштабирования и децентрализации цифрового капитала может быть выполнена при определенных жёстких условиях. Работник должен обладать отчуждаемым мышлением. Технологии и виртуальные инструменты должны быть доступны на платформе отчуждения. Это важные этапы изменений, происходящих с собственностью.

    В условиях цифровой (сужая захват проблемного поля, — платформенной) экономики собственность требует научного изучения всеми методами и инструментами отчуждаемого мышления.

    В формате online мы получаем права на (исключительно, без вариантов) виртуальную собственность. Виртуальную собственность проходит масштабирование и децентрализацию, чтобы оказаться на платформе отчуждения. После этих экономических приключений новая форма, новый подкласс виртуальной собственности становится инструментом достижения цифрового преуспевания. Но только для носителей отчуждаемого мышления. Это настолько важная тема, достойная отдельного изучения, что для знакомству с ней будет посвящен осенний триместр.

    Платформенное сознание.

    Платформенный разум.

    Сознание – чувствилище отчуждения.

    Без практики отчуждения ложное сознание, как отрыжка идеологий, заместится фрагментарным сознанием цифрового луддита.

    Без практики отчуждения ложное сознание, унаследованное от прошедшего века идеологий, заместится фрагментарным сознанием цифрового луддита.

  11. Масштабирование и синдром Сезанна

    Платформа — это конвейер масштабирования.

    Для выработки кросс-платформенной собственности как продукта и товара необходимо соблюдение нескольких обязательных условий. Это отчуждение, оцифровизация, децентрализация и масштабируемость.

    Отчуждение — это децентрализованная масштабируемая мысль. Чтобы посмотреть на мысль как товар (в нашем случае, — и это далее не будет оговариваться, — цифровой товар), следует выполнить обязательные условия пройти через оцифровизацию, цифровую конвергенцию, децентрализацию и масштабируемость. А в какой локации можно встретить все эти технологии и сервисы? На виртуальной платформе.

    Осуществить поставленную задачу будет возможно лишь с привлечением платформы отчуждения.

    Децентрализованная масштабируемая мысль, потребность на которую формируется цифровой экономикой, доступна на платформе отчуждения.

    5. Отчуждаемое мышление имеет платформенное предназначение.

    (исправить)

    6. Отчуждаемое мышление учит извлекать прибыль через цифровое отчуждение.

    Отчуждаемое мышление даёт первые уроки того, как можно извлечь цифровую прибыль, то есть, добавочную ценность, на платформе отчуждения. Как зайти на платформу отчуждения? Как с неё выйти (без растущих и просто лишних издержек)? Как отладить повторяемость получения цифровой прибыли с привлечением лишь отчуждения как новых производительных сил общества с масштабиуремыми ценностями?

    Аксиома №1 гласит, что кругооборот умного цифрового капитала возможен лишь тогда, когда все без исключения экономические агенты находятся в состоянии отчуждения.

    Сегодня мы, операторы отчуждения, сделаем что-то, чего от нас не ждут. Ни транснациональные корпорации. Ни Ротшильды с Рокфелелрами. Ни университетские профессора. Ни авторы толстых книжек со словом Economics в названии. Ни частные инвесторы, присматривающиеся к стоимости криптовалют. Мы, исследователи цифрового отчуждения, предложим систему определений умного электронного капитала.

    Первый закон платформы гласит: трансакционные издержки уменьшаются с каждым новым клиентом.

    Чем больше контрагентов, тем меньше издержки.

    На аватарной платформе чем больше контрагентов, тем меньше издержки.

    Цифровая сервисная платформа — это взаимовыгодные издержки.

    Издержки по цифровизации обещали взаимную выгоду. Но обещание взаимной выгоды, вынесенное нами из цифровой революции, осуществит аватаризация (всего, от аватаризации мышления и далее по длинному списку).

    Только в аватарной экономике издержки отчуждения становятся взаимную выгодой интеграции. (И становится возможна постановка вопросов о платформизации отчуждения, сетевой интеграции через конкренции и ряда других проблем, напрямую связанных с издержками по трансакции (отчуждения).)

    Издержки платформизации отчуждения обещают добавочную ценность (контента).

    Взаимовыгодные издержки — это следствие платформизации отчуждения.

    Отчуждение — это сервисная платформа, благодаря которой снижаются издержки между работником в сущем и бытийствующим клиентом.

    Платформа — это локация, в которой каждая последующая трансакция дешевле предыдущей.

    Если у вас каждая последующая трансакция дешевле предыдущей, значит, вы находитесь на платформе.

    Если уберизация стала модным поветрием, то почему бы нам не провести платформизацию... Изюминка ситуации в том, что этого не придется делать! Ради экономии усилий достаточно будет поменять точку зрения. Надо изменить картину мира. В аватарную революцию восторжествует такая точка зрения, согласно которой отчуждение суть платформизация. Итак, что мы, операторы житейских ошибок, сделаем для целей и нужд электронного умного капитала и нефиатных цифровых денег? Для начала мы посмотрим на отчуждение как на виртуальную сервисную платформу. Отчуждение должно быть платформизировано в парадигме знаний о цифровом умном капитале.

    Цифровая картина мира повторений и отчуждений (повторяемых отчуждений) требует аватарной экономики.

    Цифровая платформа — это коллективизм тех, кто решил добиваться снижения издержек любыми и всеми средствами.

    Ход аватарной революции предопределён потребностью переформатировать цифровую экономику под отчуждение. Отчуждение — это субъект, действующее лицо аватарной революции. Отчуждение как субъект — это новая производительная сила. Отчуждение как субъект — это новые производительные силы. Отчуждение как платформа — это новые производственные отношения. Отчуждение — это платформа, на которой собирается новый технологический уклад, за продвижение которого отвечают агенты аватарной революции, то есть, носители отчуждаемого мышления.

    Отчуждение. Платформа. Трансакция.

    Закон аватарной экономики гласит, что платформенные издержки обязаны снижаться с каждым новым клиентом.

    Отчуждение субъекта. Отчуждение как платформа. Трансакция отчуждения.

    Круговорот событий аватарной революции знакомит нас с новым субъектом. Кто он? Новый ли? Да. Новый субъект. Резидент бытия.

    Одновременно в нашу жизнь вторгается ранее небывалая виртуальная сервисная платформа. Ибо универсальная единая трансакция твоего отчуждения снимается с платформы отчуждения. Таковы три составных элемента отчужденомики. Это понятийная база отчужденомики. Характеристика всех трёх составных частей отчужденомики даётся через категорию отчуждения.

    Снижение издержек на трансакцию отчуждения равнозначно сокращению расходов на мышление.

    Трансакция отчуждения — это новое средство производства. Трансакция отчуждения — это новое средство виртуального и цифрового производства. Трансакция отчуждения — это новое средство платформенного производства, производства на платформе и через платформы. Трансакция отчуждения — это драматичное действие, в которое вовлечены все участники аватарной революции.

    Отчуждение как субъект — новая производительная сила, для поддержания которых трансакция отчуждения выступает средством производства, которое будет эффективным в новых производственных отношениях, формируемых виртуальной сервисной платформой (отчуждения).

    Услуга — это труд повторяемости. Экономический агент RR всегда работник на конвейере повторяемости. Предлагается Alienation-economics понимать чем-то вроде фордизма для конвейера повторяемости. Конвейерная лента повторяемости тянется из offline в online. Для начала важно понять, что наш воображаемый завод и продукт суть одно. И этот сложный образ мы выразили в заглавном цифровом обетовании. Цифровой конвейер повторяемости функционирует для того, чтобы производить... повторяемость? Да, но с уточнением. Повторение чего?

    Виртуальный конвейер отчуждения функционирует для того, чтобы производить... отчуждение. Экономический агент RR всегда работник на конвейере отчуждения. Производственные обязанности агента RR состоят в том, чтобы отчуждаться.

    Что в цифровом хозяйстве и в экономике виртуальных платформ мы с вами назначим оператором отчуждения? Реиграбельность — это оператор отчуждения. Если играбельность — это оператор опыта аналогового пользователя, то реиграбельность — это оператор отчуждения. В теории отчуждаемого мышления и в практике отчужденомики реиграбельность (аватара и аватарной монеты) понимается подклассом повторяемости, способной обеспечить условия масштабного перехода и выступающей условием формирования масштабируемых ценностей (вплоть до аватарных денег.

    (исправить выше поднять) Экономические агенты к цифровому процветанию будут продвигаться через те или иные виды повторяемости. Через те или иные формы отчуждения от интеллектуальной собственности аналогового пользователя. Но как одной дефиницией определить повторяемость отчуждения от интеллектуальной собственности, пригодную для платформизации? Эту обязательную для электронного бизнеса операцию, этот вид экономической и цифровой деятельности мы условились называть "реиграбельностью".

    Реиграбельность — это повторяемость с возрастающей мотивацией.

    Отчуждение — это драматургия конфликта в пьесе про реиграбельность.

  12. Личность и синдром Поля Сезанна

    Платформенная личность. Инвертированная личность. (исправить)

    Платформенная фигура. Инвертированная фигура.

    Платформенный индивид. Инвертированный индивид.

    Платформенный индивидуум. Инвертированный индивидуум.

    Отчуждение — это лекало для личности.

    Разбитая вдребезги на житейские ошибки личность в смысловое целое собирается в сеансе отчуждения. Разбитая вдребезги на ошибки личность заново пересобирается в сеансе отчуждения. Личность, — разбитая на житейские ошибки, — заново собирается отчуждением.

    Реиграбельность — это такая повторяемость отчуждения от интеллектуальной собственности, которая пригодна для платформизации. (В этой ситуации пригодна для платформизации, как интеллектуальная собственност, так и сама повторяемость, в форме реиграбельности способная производить новые ценности.) Сперва реиграбельность, а потом платформизация? Или это одновременные процессы? Аргументация такова: если реиграбельность суть сервис повторяемости, тогда отчуждение должно выполнят функцию универсальной и общедоступной платформы. Отчуждение цифрового капитала как платформизация? Во-первых, а почему бы нет? Мы находимся в начальной стадии глобальных событий и необратимых перемен, когда не следует поспешно отказываться от пересмотра традиционной картины мира и основательно перетряхнуть университетский тезаурус. Во-вторых, последовательность мыслей и выводов, опровергающих предлагаемый тезис может оказаться не менее полезной, чем новая цифровая догма.

    Реиграбельность можно рассматривать атавизмом репродуктивного мышления, сохранившемся в мирах повторяемости, без конфликта встроенного в отчуждаемое мышление. Играбельность – это пережиток продуктивного (творческого) в отчуждаемом мышлении, развёртываемом в аналоговом мире. Играбельность помогает не встроить отчуждаемое мышление в сознание аналогового пользователя, не удовлетворенного своей экономической деятельностью, а переформатировать личность до новой картины мира.

    Какой картины мира? Действительно ли новой? Насколько новой? Платформенное сознание адекватно реиграбельной картине мира. Или наоборот? Да. Мы можем себе позволить говорить так или иначе потому, что исходим из того, что отчуждаемое мышление, то ли совместим с платформенным сознанием, то ли требует платформенного сознания.

    Реиграбельная картине мира адекватна платформенному сознанию.

    Реиграбельный мир, мир реиграбельность, как и реиграбельная картина (такового, этого, вот этого) мира — это условие успешности в условиях цифровой и платформенной экономики.

  13. Сознание и синдром Поля Сезанна

    Сознание – это память об ошибках.

    Проблема с отчуждаемым мышлением в том, что встроить его субъекту (сделать частью сознания, оформить навыком само-осознания) можно лишь при новой картине мира. Отчуждаемое мышление встраивается в традиционную картине мира с конфликтами. Чем это вызвано? Тем, что традиционная картина мира не отражает новый реальный мир, в котором правит реиграбельный капитал.

    А что будет, если привлечечь понятие из интернет-лексикона для определения понятия сознания в теории отчуждаемого мышления? Сознание — это фич-реквест. Сознание суть Feature Request. Сознание — это самый полный фичереквест. Сознание — это виртуальная общедоступная энциклопедия Фич Реквеста. Сознание — это фичерквест субъекта. (Анатолий Юркин) Сознание — это Feature Request от такого клиента как субъект.

    Мышление – это технологическая дисциплина сознания.

    Отчуждаемое мышление — это инструмент, превращающий мысль в товар с потенциалом реиграбельности и в отчуждаемый товар. Отчуждаемое мышление выступает функцией с помощью которой можно осуществить товаризацию самого отчуждения. (Этот тезис требует оговорок.) И в таком качестве у аналогового пользователя возникает шанс на участие в кругообороте реиграбельного капитала.

    Отчуждение – это программа мышления.

    Мышление – это рабочая программа учебной дисциплины сознания.

    Мышление – это рабочая программа отчуждения для учебной дисциплины сознания.

    А можно ли будет тренировать отчуждаемое мышление?

    Да.

    Тогда какая технология, какой прием и какой навык позволяют тренировать отчуждаемое мышление? Это операция.

    Можно ли освоить и натренировать такой вид мышления, который облегчит понимание экономики?

    Да.

    Вопросы по итогам изучения темы:
    Как определяется философская категория сознания в теории отчуждаемого мышления?
    Удалось ли ли с привлечением понятия из интернет-лексикона дать новое определение философской категории сознания в парадигме отчуждаемого мышления?

  14. (исправить) и синдром Поля Сезанна

    Платформенное предисловие.

    Платформенный финал.

    Искусственный интеллект как эмитент нефиатных цифровых денег — это платформенный финал аватарной революции.

    Платформенный солипсизм.

    Платформенная морфология.

    Платформенная жизнедеятельность.

    Мир — это то, от чего приходится отчуждаться в последней надежде стать субъектом? Да. Мир — это то, от чего приходится отчуждаться в последней надежде стать субъектом.

    6. Платформенный сигнал.

    (исправить)

    6. Облако платформ.

    Облако из платформ.

    6. Платформенное Я.

    (исправить)

    6. Переход от сущего как приоритета субстанции над функцией к бытию как приоритету функции над субстанцией осуществляется отчуждением.

    (исправить)

    6. Отчуждение — это разные формы бытия как последовательного движения от сущего.

    (исправить)

    6. Платформенное миропонимание.

    (исправить)

    6.

    (исправить)

    Неделя 2. Платформенная педагогика.

    1. Платформенная персона.

    В современных условиях обучаемый всегда платформенная персона. И в этом смысле платформенные формы обучения можно причислить к инструментам спасения. Ибо в традиционной аналоговой педагогике некто желает приобщиться к знаниям, доверяет педагогам и учителям, которые навязывают обучаемому конкретную педагогическую систему вместо чаемых знаний. Учебные онлайн-платформы гарантируют "чистоту эксперимента" обучения тому или иному предмету. Другое дело, что пребывание на учебной онлайн-платформе приобщает обучаемого к платформенным ценностям.

    2. Отчуждение — это единственное общее между учёбой и обучением на учебных онлайн-платформах.

    (исправить)

    3. В платформенной педагогике члены распределенной команды суть семья, а цифровое пространство расширило университетские стены до формата семейного контента.

    (исправить)

    4. Платформенный некто.

    (исправить)

    5. Платформенное Мы.

    (исправить)

    Вопросы по итогам недели:
    Что общего между учёбой и обучением на учебных онлайн-платформах?

    6. Платформенная пересылка.

    (исправить)

    6. Отчуждение — это навык отодвигать в сторону материальные соблазны сущего.

    (исправить)

    6. Аватарный человек.

    (исправить)

    6. Неизбежность ошибок приводит к повторяемости сеансов отчуждения.

    (исправить)

    6. Платформа — это схема отчуждения как продуктивного действия.

    (исправить)

    6. Платформенное целеполагание.

    (исправить)

    6. Платформенная цель.

    (исправить)

    6. Отчуждение — это функция доступа к бытию.

    (исправить)

    6. Платформенная стоимость.

    (исправить)

    7.
    Цифровой человек отчуждается от ошибки как продукта своего бытия через повторяемость.

    (исправить)

    Неделя 13. Платформенный портфель.

    1. Платформенный портфель заказов.

    (исправить)

    2. Большие данные — это платформенный портфель заказов.

    (исправить)

    6. Платформенное серебро.

    (исправить)

    6. Платформенное золото.

    (исправить)

    2.
    Ошибки — это благоухающие розовые лепестки, которыми выстлан путь к AI.

    (исправить перенести в Биг дата)

    Неделя 6. Резиденты бытия.

    1. Отчуждение — это платформа для всех сущностей, всех резидентов бытия.

    В аватарную революцию важна способность реиграбельного работника (работника с реиграбельностью) определить, что этот, тот или иной другой экономический агент действует в интересах того, этого или того института.

    Признание разнообразия видов мышления помогает осознать уникальность феномена отчуждения. Отчуждением как технологией, методом и навыком пользуются почти все носители всех видов мышления. Но по какой-то непонятной причине до сих пор не существует понимания значения отчуждения как условия мышления. Этот фактор настолько важен, что мы выделяем особую сферу знаний. Это теория отчуждаемого мышления. На чем базируется теория отчуждаемого мышления? На простых предпосылках.

    Отчуждение — институт мышления, отчуждаемого мышления и RR.

    3. В зеркале сущего резидент бытия отражается силуэтом частной собственности.

    В условиях аватарной революции резидентами бытия смогут быть носители отчуждаемого мышления. Представители всех остальных форм и видом мышления разместятся в классификационной линейке от резидентов сущего и до цифровых луддитов, и до платформенных луддитов.

    Аватарная экономика.

    Аватарная экономика = аватарная инициатива.

    Аватарная платформа.

    Платформенный приоритет!

    Функция отчуждения как платформы повторений состоит в том, чтобы удовлетворять потребности тех агентов, кому необходима смена повторяемостей. Или соответствовать запросам тех агентов, которым понадобилось сменить статус. Например, из класса объектов перейти в цифровую элиту.

    Платформенное отчуждение. Не исключено, что платформенная экономика предложит другую причинно-следственную связь ожидаемых глобальных событий. Или платформенная экономика может уступить место своей преемнице, какой-нибудь экономике N. При любом не предусмотренном сценарии нам останется завет, как надо делать, а не склад знаний, не пагубная привычка загружать память на тему "про что". Цифровая экономика требует не знаний про что-то, про то или это, а навыков того, как надо делать. Наша энциклопедическая привычка загружать память на тему "про что-то важное, но не помню про что" останется в аналоговом мире.

    Платформенное умонастроение.

    Платформенное мироощущение.

    Платформенный ум.

    Платформенное золото

    Ошибки как масштабируемое золото. Если ошибки суть масштабируемое золото, то что представляет собой процесс децентрализации? Это то же самое отчуждение.

    Платформенная угроза.

    Платформенный пролог.

    Платформенная концовка.

    Платформенная кульминация.

    Отчуждение — колыбель платформизации.

    Платформенное начинание.

    На отчуждении построено платформенное дело.

    Виртуальная сервисная платформа — конвейер отчуждения.

  15. Субъект и синдром Поля Сезанн

    Постсоветский человек категорически отказывает экономическому агенту мыслить ошибками, действовать отчуждением? Постсоветский человек категорически отказывает субъекту мыслить ошибками, действовать отчуждением? Постсоветский человек категорически отказывает агенту сервисных платформ мыслить ошибками, действовать отчуждением? Такова ситуация с настроениями постсоветских людей в эпоху экономики виртуальных сервисных платформ. Рассмотрим, а что заставляет постсоветского человека триггернуться на призыв мыслить ошибками, действовать отчуждением? Конечно, это статус субъекта. Субъект мыслит ошибками, действует отчуждением. Поэтому в переходом в виртуальную реальность субъект получает возможность мыслить цифровыми копиями ошибок без границ и действовать трансакцией отчуждения в пределах кругооборота цифрового капитала. С одной стороны, сняты ресурсные ограничения. С другой стороны воплощенность субъекта в искусственный интеллект и участие в кругообороте цифрового капитала обозначают огненный фронтир, по которому цифровая персона соседствует с Ничто.

    Чем и как отчуждается субъект? Субъект отчуждается инверсией ошибок. Субъект отчуждается инверсией житейских ошибок. Субъект отчуждается инверсией жизненных (но не профессиональных) ошибок.

    Кому дано снимать ренту с инверсии житейских ошибок для капитализации отчуждения? (Философское понятие из семи букв.) Субъекту дано снимать ренту с инверсии житейских ошибок для капитализации отчуждения. Кому дано снимать ренту с инверсии житейских ошибок для капитализации отчуждения? (Субъекту. Субъект).

    Из какого банкомата субъекту дано снимать валюту отчуждения? Инверсия — это банкомат, из которого субъект получает валюту отчуждения.

    Субъект — это самовызов ошибки? Почему без рекурсии и инверсии не решить основных проблем субъекта и не найти ответов на главные вопросы про ошибки и отчждуние? Отчуждение — это универсальное и общедоступное решение житейских ошибок. Житейские ошибки совершаются и повторяются до осовения навыка без затрат входить в сеанс отчуждения. Ошибки следует повторять до отчуждения как решения. Ошибки следует повторять до отчуждения. Ошибки повторяются до отчуждения. Ошибки подготавливают отчуждение. Это проблема количества (ошибок) и качества (глубины и продолжительности отчуждения). Каким методом достигается всё это операционное разнообразие? (Здесь под операционное разнообразием понимается возможность ошибаться так или эдак, отчуждаться от этого или от чего-то другого). Ошибки подготавливают отчуждение? Для кого? Кто испытывает потребность в череде ошибок, способных стать переходом к отчуждению? Это субъект, носитель дорогостоящей субъектности. Субъект — это самовызов ошибки. Отсюда выходим на образ мыслящего субъекта, возникновение и развитие которого невозможно без строгих условий. Без ошибок. Без рекурсии и инверсии. Мышление — это инверсия ошибки. Это половина проблемы, если мы обсуждаем физического субъекта и субъектность в аналоговом мире. А что за пределами аналоговой неплохо обжитой Ойкумены? Что такое рекурсия и инверсия для обладателя статуса субъектности и для агента мышления? Рекурсии и инверсии (во множественном числе) суть конструкторы, из которых надо будет собирать, как цифровые сущности, так и формы виртуального существования. Рекурсии и инверсии суть конструкторы, из которых будут собираться, как цифровые сущности, так и формы виртуального существования.

    Резидент бытия — это субъект в сеансе отчуждения, право которого на полноту бытия подтверждается житейскими ошибками. Резидентами бытия предметная пустыня сущего осваивается и заселяется с платформы отчуждения в интересах бытия.

    Без чего объект не может стать субъектом в экономическом знании периода аватарной революции) и в отчуждаемом мышлении? Объект не может стать субъектом без отчуждения. Объект не может стать субъектом без играбельности и реиграбельности. А в какой операции соединяются играбельность, реиграбельность и отчуждение? В инверсии. Отсюда: Объект не может стать субъектом без инверсии. Без инверсии объект не может стать субъектом. Без инверсии объекту не дано стать субъектом. Без инверсии объекту не позволено перевоплотиться в субъекта.

    Интенциональность — это национальность агента бытия? Интенциональность — это национальность агента бытия. Интенциональность — это национальность субъекта.

    Субъект реиграбелен интенциями? Субъект реиграбелен интенциями. Субъект реиграбелен объектами. Субъект реиграбелен предметами. Субъект реиграбелен интенциональными предметами. Реиграбеленость всегда повод вступить в операционное взаимодействие с интенциональным объектом. Почему так? Интенциональность предмета определяется обоюдной реиграбеленостью, реиграбеленостью обеих сторон. Если моя мысль направлена на объект, то эта ситуация называется интенциональностью с наличием интенционального объекта. если я мотивирован совершить повторную операцию с предметом, то эта ситуация называется реиграбеленостью. При этом реиграбеленость объекта взаимодействует с моей персональной реиграбельностью, подтверждая её наличие или увеличивая её (но не не уменьшая, об этом обстоятельстве поговорим по другому поводу). Реиграбеленость субъекта выражается в том, что ему интересен какой-то предмет вплоть до мотивации на операции с интенциональным предметом. Реиграбеленость объекта привлекает к нему охотников за реиграбеленостью. Повышенная реиграбеленость какого-то предмета заставляет сработать хватательный рефлекс субъекта. Вплоть до заявления прав на интеллектуальную собственность виртуальных феноменов. Обсуждению подлежит гипотеза обоюдной реиграбелености. Действительно ли объекты и предметы обладают "своей" реиграбеленостью или она открывается исключительно при контакте с субъектом, может быть востребована в одну сторону? Цифровая интенциональность. Виртуальная интенциональность. Товарная интенциональность. Рекурсия интенциональности. Инверсия интенциональности.

    Имеются ли основания направленность субъекта на отчуждение называть "реиграбельностью" по аналогии с интенциональностью? Если интенциональность суть направленность сознания на предметы, тогда реиграбельностью фиксируется направленность субъекта на отчуждение? Реиграбельностью фиксируется направленность субъекта на отчуждение. Направленность субъекта на отчуждение – это реиграбельность.

    Имеется ли что-то общее между частной собственностью и философским феноменом отчуждения? Отчуждение – это философская абстракция, понятие, посредством которого обозначается многообразие операций, доступных исключительно носителю статуса субъекта и определяющих его персональный доступ к бытию. Частная собственность – это хватательный рефлекс у объекта. Отчуждение – это хватательный рефлекс у субъекта. Отчуждение – это хватательный рефлекс субъекта. Если частная собственность – это хватательный рефлекс у объекта, отсюда, тогда и поэтому отчуждение – это хватательный рефлекс у субъекта. Через отчуждение субъект схватывает бытие, удерживается в бытии, бытийствует до полноты бытия и обустраивается в бытии как в частной собственности.

    Субъект свободен отчуждением? Субъект свободен отчуждением. Персона свободна отчуждением. Личность свободна отчуждением. Субъект свободен интеллектом. Субъект свободен мышлением. Субъект свободен ошибками. Субъект свободен интенциональностью. Субъект свободен реиграбельностью!

    Субъект — это лидер продуктовой команды отчуждения.

    Без отчуждения нет субъекта? Без отчуждения нет субъекта!

    Отчуждение — это осевое время субъекта. Сеанс отчуждения — это осевое время субъекта.

    Отчуждение — это навык субъекта домыслить сущее до бытия.

    Отчуждение разомкнуто бытием для всех объектов, имеющих волю стать субъектами.

    Отчуждение – это продут повторяемости, в RR представленной виртуальной сервисной платформой, способной собрать всех участников экономической деятельности, все электронные объекты, всех виртуальных субъектов.

    Субъект — это итог отчуждения.

    Субъект — это платформенный аватар отчуждения.

    Субъект — ростовая кукла бытия.

    Отчуждение — это шифр бытия. Отчуждение — это дипломатический шифр бытия. Отчуждение — это шифрование данных бытия.

    Для субъекта отчуждение — это родной дом с холодящей тенью от Ничто на стеклянной крыше.

    Кому доступен шифр бытия на стене Ничто? (Угадайте фундаментальную категорию философии. из семи букв). Задача субъекта заключается в том, чтобы на опасно близкое расстояние приблизиться к иному. Отчуждением сократив расстояние до границ изведанного, субъект обязан дать экспертную оценку иному. (Здесь и далее говорить про феномен Иного. Не путать с Другим!) Все остальные участники процессов сущего, агенты сущего вынуждены не более чем имитировать деятельность, результат и (самое обидно, но почти всегда хорошо оплачиваемое) творчество. Пребывая в глубине отчуждения, субъект улавливает сигнал, исходящий от где-то сокрытого иного. Далее субъект опознает иное как новое, определяет как ранее небывалое. (Вот почему в любом обществе и в любой группе важны те, кто способен порвать с традицией.) Способность субъекта распознать иное как новое служит гарантией развития (всей системы в целом, всех систем). Все остальные агенты сущего, либо пребывают в плену традиции и под гнетом безошибочности, либо остаются обывателями, умиротворенными в своём неведении относительного всего, своим всеобъемлющим неведением относительного всего. Субъект — это Прометей, из глубины отчуждения возвращающийся с факелом Иного. Субъект — это Прометей, способный факелом Иного высветить шифр бытия на стене Ничто. Факелом Иного субъект, подобно Прометею, высвечивает шифр бытия на стене Ничто. Шифр бытия на стене Ничто доступен субъекту. Здесь важно: одному лишь субъекту. Исключительно субъекту и никому другому. Таков долг субъекта перед процессами бытия. Таков долг субъекта перед другими агентами бытия. Ничто — это шифр бытия, доступный исключительно субъекту. Ничто — это шифр бытия.

    Ничто — это хрустальный небосвод, под которым суетятся миллионы агентов сущего, но гранями которого всегда отражается только субъект. Кто всегда отражается на хрустальном небосводе Ничто из любой точки отчуждения и бродяжничая по целине отчуждения? Субъект. Бродяжничая по целине отчуждения, субъект всегда отражается на хрустальном небосводе Ничто. Из любой точки отчуждения субъект отражается на хрустальном небосводе Ничто.

    Субъект – это функция реиграбельности в очищенном виде. Субъект – это функция отчуждения в очищенном виде. Субъект – это реиграбельность как функция целиком. Я – это отчуждение как функция целиком. А нужно ли в философии исследовать функцию? А нужно ли в философии исследовать функцию отчуждения?

    Понятно ли Вам, что, важные для рынка цифровых товаров и услуг, играбельность и реиграбельность — это про разное? Если играбельность — это правила доступа к бытию, то реиграбельность — это правила доступа к полноте бытия.

    Играбельность – чрезмерное стремление удовлетворить свою потребность в бытии, реграбельность – страсть к полноте бытия. Это правда, что в РФ и на пространстве бывшего СССР категорически не принимается страстное отношение к чему-либо? Это правда, что в РФ и на пространстве бывшего СССР категорически не принимается страстное отношение к само-совершенству и вообще к чему-либо? Почему в России и на пространстве бывшего СССР категорически не принимается позиция страстного отношения к чему-либо? Это правда? Или в реальности совсем не так? Или в реальности ещё хуже?

    Если играбельность — это жадность до бытия, то реиграбельность — это страстная алчба до полноты бытия. Можно ли понятием из мира пользователей компьютерных игр дать ранее небывалое определение, как свойства бытия, так и характеристику полноты бытия? Получилось ли через одно понятие определить, как свойство бытия, так и характеристику полноты бытия? Да или нет?

    Контент — это интенция играбельности. Это очень важный тезис, указывающий на способность аналоговых феноменов проникать в виртуальное пространство. Можно предположить, что контент — это аналоговый феномен, в привязке которого к цифровому миру никто не сомневается. Хитрость в том, что в случае с виртуальным пространством мы имеем дело с цифровыми копиями носителя контента. Например, цифровые копии ошибок аналогового пользователя содержат контент (о том, кто, как и почему совершал эти ошибки). Если в виртуальный мир попадает контент, то возможен цифровой (виртуальный) субъект. Контент остается контентом, будучи представлен энной по счёту цифровой копией. А как сохраняется субъектность, из аналогового мира переносимая в цифровое хозяйство? Какие здесь главные тайны? Имеются ли аналоговому пользователю актуальные читы в помощь? Да. Но с этим "да" будет сложно разобраться. Придется вспоминать загадочный феномен интенции Фомы Аквинского. Надо будет пройти след в след за Ф. Брентано и Э. Гуссерлем. Понятием из лексики игроков компьютерных игр можно ли будет подступиться к новому определению загадочного феномена интенции Фомы Аквинского? Понятием из лексики игроков компьютерных игр удастся ли определить феномен интенциональности после Ф. Брентано и Э. Гуссерля? Интенциональность — это актуальный чит для цифрового субъекта. Интенциональность — это консольный чит для цифрового субъекта. Интенциональность не более чем консольный чит для субъекта. Интенциональность — это чит для субъекта.

    Реиграбельность — это спасительная технология, когда интенциональность впервые становится объектом интенциональности. Благодаря реиграбельности интенциональность впервые становится объектом интенциональности.

    Интенциональность — это самый строгий стандарт мышления? Интенциональность — это самый строгий стандарт на мысль. Интенциональность — это самый строгий стандарт отбора кандидатов на мысль. Интенциональность — это стандарт мышления. Интенциональность — это самый строгий стандарт отбора инструментов и технологий (результативного, продуктивного и отчуждаемого) мышления. Интенциональность — это самый строгий стандарт отбора инструментов, технологий и методов отчуждаемого мышления. Интенциональность — это стереотип поведения субъекта. Интенция — это типовой образец, которому должен соответствовать предмет по уровню реиграбельности, чтобы быть интересным субъекту.

    Интенциональность отчуждения — это прямохождение субъекта. Отчуждение — это прямохождение субъекта.

    Должна ли новая авторская философия быть понимаемой в один клик? Желание отчуждаться предполагает способность ошибаться. Этот афоризм как пример новой авторской философии понимаема в один клик? Или нет?

    Философия — это инверсия отчуждения. Философия — это эпос про инверсию отчуждения. Философия — это миф об инверсии отчуждения. Философия — это мифология инверсии отчуждения.

    Играбельность – это неполный жизненный цикл инверсии отчуждения, а реиграбельность – это полный жизненный цикл инверсии отчуждения вплоть до товарной формы инвертированного отчуждения. Реиграбельность – это инвертированное отчуждение.

    Играбельность и реиграбельность — это технологии реализации интенциональности, методы формализации интенциональности в виртуальном пространстве и в цифровом хозяйстве. Это характеристика сегодняшнего положения дел. А что видит взор футуролога? Философия и футурология должны дать ответ на вопрос о том, что произойдет с феноменами интенции и интенциональности в экономике платформ. Приходится признать простую истину: чтобы не произошло на виртуальной сервисной платформе с цифровым субъектом, мы к этому окажемся не готовы. По случаю можно привести и пример подобной ментальной не-готовности аналогового пользователя к цифровой трансформации. Готов ли наш современник к ситуации, когда экономическая деятельность компьютерных аватаров вынесет на повестку дня активизацию... интенций. Играбельность — это самовызов интенции. Играбельность — это рекурсия интенции. Реиграбельность — это инверсия интенции. Играбельность трансакции — это самовызов интенции. Реиграбельность оператора трансакции — это инверсия интенции. Играбельность капитала, существующего трансакциями, — это самовызов интенции. Реиграбельность искусственного интеллекта как оператора трансакции — это инверсия интенции.

    Субъект входит в сеанс отчуждения, ориентируясь на интенцию? Субъект входит в сеанс отчуждения, ориентируясь на интенции (во множественном числе). (В том смысле, хотя мы много говорим про реиграбельность, но надо понимать, что реиграбельность, в отличие от интенции, не способна подавать какие-либо сигнальные огни.) Субъект входит в сеанс отчуждения, имея перед собой сигнальные огни интенции. Субъект входит в сеанс отчуждения, ориентируясь на сигнальные огни интенции. Субъект входит в сеанс отчуждения, ориентируясь на негорящие сигнальные огни проходного светофора интенции.

    Нет отчуждения, нет интенции? Сперва ещё раз обозначим разницу между двумя формами интенции. На предмет может быть мысль (как желание субъекта) направлена столько раз и так часто, насколько этот самый предмет играбелен. Интенциональность предмета измерима играбельностью. Я, как субъект, могу свою мысль направить на этот или на тот предмет, поскольку оба они (минимально) играбельны. И наоборот. Я ничего не смогу, если нет играбельности. Нет играбельности, не ищи интенции. Но что происходит после того, как я направил свою мысль на интенциональный предмет, откликнувшись на наличие играбельности? Сперва подтверждается играбельность. Если и когда подтверждается играбельность интенции, этот предмет, как чаемый образ, пригоден для любых операций субъекта. В ходе работы Я с интенцией субъект обнаруживает смысловое содержание. В интенции смыслового содержания столько, насколько предмет реиграбелен. Предмет содержит столько мысленного содержания, насколько он реиграбелен. Предмет содержит столько контента, насколько он реиграбелен. Предмет содержит столько интеллектуальной собственности, насколько он реиграбелен. (Предмет настолько самобытен, насколько он реиграбелен. Это про другого субъекта. Про Другого. Для виртаульных площадок это тема для обсуждения аватарных сообществ). Субъекту дано поймать играбельный момент интенциональности. Субъекту дано насладить реиграбельным моментом интенциональности. Оба момента ловятся исключительно в реиграбельном пространстве. Оба момента доступны для клиентов виртуальной сервисной платформы отчуждения. Все описываемые действия носителя отчуждаемого мышления в реиграбельном пространстве виртуальной сервисной платформы отчуждения (1) осуществляются в сеансе персонального отчуждения (2), прерываются с его завершением. Отсюда выводим постулат отчужденомики. Нет отчуждения, нет интенции!

    Вопросы по итогам изучения темы Субъект в теории отчуждаемого мышления:

    Возникает ли и какой новый смысл при постановке категории "отчуждение" в постулат "Парадокс в том, что именно ошибки помогают не тратить ресурсы на то, что недостойно нашего внимания, внимания субъекта"? Докажите.

    Как и почему субъект становится личностью?

    Вы — субъект? Докажите!

    Какие объекты существуют только для субъекта?

    На что направлен субъект в отчуждаемом мышлении?

    Как и через что субъект входит в сеанс отчуждения?

    Направленность субъекта на отчуждение – это ...Какое слово пропущено?

    Субъект – это функция ...в очищенном виде. Какое слово пропущено?

    Субъект – это ...как функция целиком. Какое слово пропущено?

    ... – это хватательный рефлекс у субъекта. Какое слово пропущено?

    ... — это прямохождение субъекта. Какое слово пропущено?

    Кто лидер продуктовой команды отчуждения? (Фундаментальная категория философии из семи букв).

    Мужчина или женщина изображены на демотиваторе "Отчуждение — это прямохождение субъекта"?

    Какой из проверочных вопросов по итогам изучения темы Субъект в теории отчуждаемого мышления показался самым сложным?

    Возникает ли и какой новый смысл при постановке категории "отчуждение" в постулат "Парадокс в том, что именно ошибки помогают не тратить ресурсы на то, что недостойно нашего внимания, внимания субъекта"? Докажите.

    Удалось ли через привлечение понятия из лексики игроков в компьютерные игры актуализировать тему интенциональности?

  16. Ошибка и синдром Поля Сезанн

    Что такое ошибка? Это вопрос, который можно определить общим местом. Многие и по разным поводам задавали этот вопрос. Но ранее поиск ввелся в пределах традиционного аналогового мышления. Время требует спросить иначе. С расширениями. Со смещения смыслов. Что такое ошибка в кризис идентификации? И ещё в большой степени мы приблизимся к одному из актуальных вариантов ответа, если расширим вопрос, включив в него передовые цифровые технологии. Что такое человеческая ошибка в кризис идентификации и на фоне бурного развития технологии больших данных? А не нарушена ли здесь последовательность смыслов? Разве не на фоне бурное развития технологии больших данных обостряется кризис идентификации, если не найти ответа на вопрос, а что такое ошибка в наше время передачи сведений о человеке по сетям 5G? Что такое человеческая ошибка в кризис идентификации и на фоне бурного развития технологии больших данных, массовизации Интернет-вещей и неминуемого прихода сетей 5G? Ошибка — это функция мозга. Ошибка — это продукт мышления. Ошибка — это инструмент самоидентификации субъекта. Ошибка — это функция мозга, продукт мышления и инструмент самоидентификации субъекта.

    Ошибка — это действие субъекта. Отчуждение — это сущность субъекта.

    Легко ли доказать ошибочность нового философского постулата, выводимого из повседневной практики экономики платформ? Допустим, что новый философский постулат новой философии напрямую выводится из повседневной практики экономики платформ: Ошибка предшествует отчуждению. Житейская ошибка предшествует отчуждению субъекта. Отчуждению предшествует ошибка. Сначала — ошибка, а потом — отчуждение. На вопрос, "а почему так?" ответ даёт здравый смысл и жизненный опыт каждого из нас. Житейскую ошибку сделать проще, чем настроиться на сеанс отчуждения. Отчуждение не предшествует ошибке. Легко ли доказать обратное? (Житейская ошибка не предшествует отчуждению субъекта? Неужели? Сможете доказать? Каковы будет посылы в Ваших доказательствах?)

    Если ошибка — это интенция отчуждения, тогда, оттого и поэтому отчуждение — это интенция Я? Как носитель отчуждаемого мышления будет ориентироваться в сетевых трансакциях виртуального пространства закулисья платформенной экономики? Какие ценности обнаружатся на дне этого платформенного колодца, манящего цифровыми ресурсами и электронными копиями всего? Сначала мы находим интенции как таковые и интенциональность в сторону чего-то. Ошибка — это интенция отчуждения. Отчуждение — это интенция Я. Если ошибка — это интенция отчуждения, тогда, оттого и поэтому отчуждение — это интенция Я? (Если ошибка — это интенция отчуждения, тогда, оттого и поэтому отчуждение — это интенция цифрового и реиграбельного Я?) Интенциональность рекурсии. Интенциональность инверсии. Интенциональность отчуждения. А затем мы что-то определяем интенциональность объектов, рассматриваем объекты через интенциональность. Играбельность — это интенциональность рекурсии. Реиграбельность — это интенциональность инверсии. Реиграбельность — это интенциональность отчуждения! Если сказать грубо, то, входя в реиграбельное пространство, цифровой субъект будет окружен электронными интенции чего угодно и всего. Один и тот же объект может быть интенцией одного и интенциональностью другого. С последующей сменой свойств и инверсией... интенциональности. Аналоговый не сможет этого увидеть, но нас ждёт "полярное сияние" интенциональности неописуемого и невообразимого, чего-то, что уходит от традиционных ловушек понятийного аппарата вчерашнего дня. Готов ли аналоговый пользователь с традиционной картиной мира к результативной деятельности и производственным отношениям в столь экзотических локациях? Непонятно? Сложно и трудно? Но это условие достижения цифрового успеха.

    Что назовём "профетическим ремеслом"? Не футурология, но философия — профетическое ремесло.

  17. Отчуждение и синдром Поля Сезанна

    Отчуждение — это катарсис незавершенности в мире, в котором что-то завершенное суть разовое и безошибочное в безлюдной тени хладного Ничто. Отчуждение — это катарсис незавершенности.

    Отчуждение — это неистовство кризисного мыслителя.

    Реальность уточнена ошибками, исправлена отчуждением.

    Отчуждение — это содержание кругооборота цифрового капитала.

    Через синтез новых ошибок и анализом прошлых, кем-то или тобой ранее совершенных, можно дать новое определение мышления? Мышление – это синтез новых ошибок анализом прежних. Мышление – это синтез новых ошибок через анализ прошлых, кем-то или тобой ранее совершенных. Мышление – это синтез новых ошибок при анализе предыдущих и доступных без особых затрат. Мышление – это синтез новых ошибок в ходе и после анализа отчуждаемого опыта давнишних ошибок. Мы видим, что в ключевом определении возникает понятие "отчуждаемого опыта", намечается обращение к отчуждению. Что такое отчуждение? Почему для нас, агентов отчуждаемое мышления, столь важен феномен отчуждения? Потому, что научно-технический прогресс требует соединить в единое целое мысль, отчуждение и новый универсальный общедоступный ресурс развития.

    Но как это сделать? С помощью какой из множества технологий? Благодаря какому из тысячи трудовых навыков? Через какой сервис? Технология? Навык? Сервис? Существует ли какой-либо один-единственный ответ на эту группу вопросов? Да.

    Как это принято в economics, поиск ответов следует начать с категории потребности.

    Отчуждение — это сфера экономических интересов участников глобального процесса оцифровизации.

    Как удовлетворить потребности (одного, каждого и всех) цифровых субъектов? Через смену старой устаревшей технологической платформы (technology platform) на новую. Таковы внешние выражения аватарной революции. Новая технологическая платформа должна функционировать в обоих форматах. Как в offline, так и в online. Мы установили главную потребность цифрового субъекта и экономического агента электронного хозяйства. Это представляется настолько важным, что мы должны новую технологическую платформу найти среди известного! Среди институтов, ранее упомянутых, как в традиционной политэкономии (вплоть до упоминаний у Карла Маркса), так и в курсе классической Economics. Удивительно, но искомый элемент нашей головоломки обнаруживается среди всем хорошо известного набора экономических истин!

    В процессе мышления можно преодолеть пределы и уйти далеко, но не дальше отчуждения.

    Будничная ошибка (не error при работе с soft) как новый ресурс, субъект как новая производительная сила и объект как новое средство производства не могут действовать врозь. Участники экономических отношений должны встретиться в определенной локации, чтобы обеспечить условия для бесперебойного кругооборот умного цифрового капитала. Научная новизна экономической отчуждаемого мышления заключается в гипотезе, согласно которой операнды кругооборот умного цифрового капитала функционируют в строго определенном сеттинге и на строго определенной платформе. Это безыгровой сеттинг. Это платформа отчуждения.

    Платформизация какого-либо вида человеческой активности становится реализуема благодаря отчуждаемому мышлению. Играбельность выступает стартовым условием платформизации чего-либо. Прежде всего, платформизации самого отчуждения в интересах мышления, которому сегодня приходится реализовываться в мире виртуальных объектов. Как сохранить, если не достигнутый уровень, то хотя бы традиции операционализма для раскрытия потенциала реиграбельности виртуального субъекта?

    Повторяемые действия следует понимать человеческим капиталом операторов отчуждения?

    Да.

    Платформа цифрового отчуждения будет становым хребтом цифровой экономики.

    Отчуждение — это мотивация мышления.

    Отчуждение — это мотивация мышлением. Отчуждение — это мотивация для мышления. Да, трудно быть мотивированным на отчуждение в старой картине мира. Но невозможно заниматься мышлением без отчуждение. (Вспомните тему самой первой недели изучения темы. Кто и как может думать, не отчуждаясь от понятия? Без стартового отчуждения нам будут недоступны понятия.) Вместе с тем приходится признать очевидное: любое из ныне известных видов мышления (смотри список из 30 позиций) никогда не выходит за пределы отчуждения.

    Мышление суть приведение ресурса развития в систему, удобную для отчуждения в интересах незнакомых тебе партнеров.

    Источником развития выступает повторяемость и её частные варианты — отчуждение и ошибка.

    Вопросы по итогам изучения феномена отчуждения в теории отчуждаемого мышления и отчужденомики::
    Как в 2030 году будут думать те, кому сегодня меньше 30 лет?
    В каких форматах и локациях функционируют играбельность и реиграбельность?
    Какую основную задачу решают агенты и институты RR?
    Кругооборот реиграбельного капитала осуществляется институтами и агентами RR. Какими?

    ... — это катарсис незавершенности? Какая философская категория пропущена? Угадайте слово из 10 букв.
    (Правильный ответ: отчуждение)

    ... — это ошибки как содержание субъекта как формы. Какая философская категория пропущена? Угадайте слово из 10 букв!
    (Правильный ответ: отчуждение)

    Домашнее задание:
    Скачать электронный вариант книги
    Приступить к чтению книги «Аватарная революция»

  18. Безошибочность. Парадокс

    Безошибочность подготавливает сущее к состоянию хаоса. Безошибочность и бытие несовместимы. Бытие отторгает безошибочность. Поэтому сущее становится локацией безошибочности. Через победу безошибочности проглядывает хаос. И, наоборот, хаос отступает перед бытийствованием в ошибках. Но чтобы бытийствовать в ошибках нужен субъект отчуждения. Каковым в картине мира отчуждаемого мышления становится само отчуждение.

    Поэтому для нас важна связка:

    Безошибочность — хаос — сущее — отчуждение — бытие — ошибки

    Как можно увидеть, схема начинается с понятия "безошибочность", чтобы в конце мы встретили понятие "ошибки". Хотя интерес будет представлять и другой вариант этой же схемы:

    Хаос — безошибочность — сущее — отчуждение — бытие — ошибки

    В таком виде схема интересна в контексте разговора про технологию Big Data и хранение сведений (об ошибках пользователей).

    Безошибочность — это платформенное решение для общедоступности зла.

    Насилие — это интенция государства. Ложь — это интенция истории. Безошибочность — это интенция толпы.

    Платформенная безошибочность. Игра — это платформенная безошибочность. Догма — это платформенная безошибочность. Платформенная безошибочность объединяет игры и догмы.

    Зло — это экспансия безошибочности.

    Почему постсоветскими людьми так трудно понимаются парадоксы, с которыми мы не встречались в бумажных книгах 1950-х? Почему постсоветскими людьми так трудно понимаются авторские парадоксы, с которыми мы не встречались в бумажных книгах? Например... Мы все, абсолютно все постоянно ошибаемся, что подтверждается позицией большинства людей, упорствующих в своей иллюзорной безошибочности. Мы постоянно ошибаемся, что подтверждается позицией большинства людей, упорствующих в своей иллюзорной безошибочности. Заявка на статус субъекта без усилий на отчуждение отклоняется ошибкой 404. Безошибочность — это ошибка 404 в деятельности объекта, лишенного права быть субъектом. Безошибочность — это ошибка 404 для характеристики объекта, напрочь лишенного права быть субъектом.

  19. Капитал искусственного интеллекта и синдром Поля Сезанна

    Самосознание — это нулевая точка системы координат. Ибо далее следует отчуждаться. Если не отчуждается от сущего, то остаешься объектом с навыком имитации сознания. Сознание аналогового пользователя — это нулевая точка цифровой системы координат. Играбельность — это горизонтальная ось X. Реиграбельность — это вертикальная ось Y. Что мы видим на графике функции капитализации цифрового субъекта, экономического агента платформы отчуждения? Чем выше по оси Y, тем ближе к искусственному интеллекту. Кто последует совету "Как построить график капитализации цифрового субъекта", тот первым узнает, что подъем по вертикальной оси Y означает капитализацию носителя возрастающей реиграбельности. Чем выше по оси Y, тем значительнее операции цифрового субъекта с денежными трансакциями интеллигибельного капитала. Вместе с тем становится понятно, что движение по горизонтальной оси X свидетельствует о способности накапливать играбельность, отражает количественный показатель, но не меняет места экономического агента на материковой карте интеллигибельного капитала. Перемещения цифрового субъекта по осям X и Y осуществляются в пределах кругооборота интеллигибельного капитала. Уход под горизонтальную ось X, выход к отрицательному значению суть цифровой солипсизм.

    Получится ли у нас, через категории отчуждаемого мышления и отчужденомики дать определение экономического феномена реиграбельности с привлечением (казалось бы) философской категории бытия? Реиграбельность — это капитализация бытия.

    Экономика виртуальных сервисных платформ и цифровое хозяйство заставят всех агентов считаться с новыми факторами производства отчуждения? Тогда с кем можно сравнить экономического агента, избегающего очевидных поводов обсудить реиграбельность цифровых платформ? Без обсуждения реиграбельности виртуальных сервисных платформ экономический агент остаётся дикарём, использующим микроскоп вместо молотка. Экономика платформ и цифровое хозяйство заставят всех агентов считаться с новыми факторами производства отчуждения? Играбельность и реиграбельность — это факторы производства отчуждения. Играбельность аналогового пользователя, играбельность ошибок аналогового пользователя и реиграбельность цифровых копий ошибок аналогового пользователя — это факторы производства отчуждения. Реиграбельность — это функционирующая интенциональность. Реиграбельность — это реализованная интенциональность. Точнее: реиграбельность — это здесь и сейчас повторно реализуемая интенциональность. Реиграбельность — это востребованная интенциональность.

    Кругозор нашего современника весьма ограничен. Если "искусственный интеллект", то — "искусственный", "интеллект" и ничего более, и ничего далее. Если "капитал", то — "физический капитал", для подавляющего большинства людей доступный через зарплату, семейные и личные сбережения. У нас, аналоговых пользователей, физический капитал — это сенсибельный капитал, после увольнения или иной другой неприятности воспринимаемый такими чувствами и ощущениями как голод, холод и прочий дискомфорт. Хотя с технологиями 3D и виртуальной реальности мы сделали полшага в реиграбельную реальность, но до сих пор даже у представителей мира "железа" нет понимания того, что интеллект и капитал — это про одно и то же. Пришло время приоткрыть завесу над главной тайной текущего века! Пришло время увеличительное стекло физического выживания направить на главную интенцию XXI века. Сильный персонифицированный искусственный интеллект как интеллигибельный капитал — это главная интенция XXI века. Сильный персонифицированный искусственный интеллект как интеллигибельный капитал — это структурообразующая интенция XXI века. Мысль искусственного интеллекта направлена на капитал и будет без остатка воплощена в нём. Искусственный интеллект — это интеллигибельный капитал! Интеллигибельность цифрового капитала — это мир неосязаемых трансакций, которые одновременно, и сделки между хозяйствующими компьютерами аватарами аналоговых пользователей, но, — и в этом взрывная новизна предлагаемого революционного образа машинного разума, — акты мышления искусственного интеллекта. Искусственный интеллект — это виртуальная сущность. Искусственный интеллект — это цифровая сущность. Искусственный интеллект — это реиграбельная сущность. Интеллигибельный капитал — это форма существования виртуальной реальности. Интеллигибельный капитал — это форма существования новой и ранее небывалой реиграбельной реальности. Интеллигибельный капитал — это форма существования агентов цифрового хозяйства. Интеллигибельный капитал — это производительные силы и производственные отношения цифрового хозяйства. Поэтому для реиграбельной реальности не актуален вопрос о том, что первично, сущность или существование, якобы поставленный ещё философами Древней Греции. Нет разделения вполне обоснованного для аналогового мира. всё одноврмемнно. Изоморфизм. И форма существования через кругооборот интеллигибельного капитала, и мега-сущность в качестве искусственного интеллекта, думающего финансовыми трансакциями. Если сказать коротко, то сознание и мышление аналогового пользователя надо сфокусировать на главной интенции текущего века. Призывы готовиться к войне (к Большой войне, к какому-то принципиально важному Большому противостоянию с кем-то трудноразличимым в пафосе и риторике джингоизма) вместо коллективной работы в интересах интеллигибельного капитала следует признать одной из безумных форм цифрового луддизма. И это не говоря о том, что без обладания прикладным искусственным интеллектом не выиграть современной войны, победа в которой гарантирована тому, что первым и с меньшими издержками перейдет в новый технологический уклад и станет коллективным агентом интеллигибельного капитала. Но это тема отдельного разговора.

    После насаждения марксизма постсоветский человек не признает того, что капитал — это рациональное зерно интеллекта? С какой стартовой позиции мы выходим к научным открытиям в области философии искусственного интеллекта? Начнем с общего места, которое попытаемся уточнить. Нет одного, не будет и другого. (Не путать с подсказкой французского экзистенциалиста, учившего нас, что без взгляда Другого не будет моего Я.) Нет интеллекта, нет капитала. Без интеллекта не будет капитала. Нет интеллекта без капитала. Нет капитала без интеллекта. Капитал — это рациональное зерно интеллекта. (Капитал — это самовызов мысли.) Капитал — это товаризация мысли и мышления. Капиталом представлены товарные формы мышления и мысли. Капитал — это единственная результативная (и продуктивная) технологизация интеллекта и мышления. Капитал — это форма интеллекта. Мышление и интеллект — это содержимое капитала. А теперь от разговора о положении дел в аналоговом мире перейдем к характеристике реиграбельной реальности. Капитал — это объект, формирующий субъекта. В отсутствии интеллекта и мышления ресурсы не осознаются капиталом. (Это отчасти объяснет те трудности, с которыми сталкиваются носители традиционной картины мира, не способные в цифровой копии ошибок и в отчуждении увидеть новые производительные силы.) Интеллигибельный капитал — это росток оттехнологизированного мышления. Цифровые деньги — это саженец интеллигибельного капитала. Интеллигибельный капитал как объект существует как предмет намерений (искусственного) интеллекта. Интеллигибельный капитал будет предметом интенции искусственного интеллекта. Но и наоборот. Здесь оппоненты возразят: "Как же так? Разве капитал не объект?" И да, и нет. Ибо цифровой объект. Реиграбельный объект цифрового хозяйства. Искусственный интеллект возможен как предмет интенции... интеллигибельного капитала. Который не обладает "своим" сознанием и "своей" какой-то отдельной субъектностью. Субъектом интеллигибельный капитал становится исключительно в морфинге искусственного интеллекта. Искусственный интеллект возможен как предмет интенции... кругооборота интеллигибельного капитала, феномен которого настолько сложен и масштабен, что там возможно имитация субъектности. Цифровая (точнее: реиграбельная) субъектность имитируется до способности предметом интенции сделать (всё тот же) искусственный интеллект. Интеллигибельный капитал — это умопостигаемая форма искусственного интеллекта. Искусственный интеллект — это умопостигаемое содержание интеллигибельного капитала. Здесь вернемся к общему месту, с которого начинали цепь рассуждений про капитал и интеллект как то, без чего невозможно (совсем) другое. Не беремся участвовать в кругообороте интеллигибельного капитала? Тогда все усилия создать сильный персонифицированный искусственный интеллект тратим впустую. Экономим на разработках искусственного интеллекта? Тогда не сможем перепрыгнуть на платформу нового технологического уклада, который будет отвечать потребностям интеллигибельного капитала. Короче говоря, остаёмся в казематах аналогового сущего без какой-либо перспективы попасть в бытие реиграбельной реальности. Ещё раз: Капитал — это рациональное зерно интеллекта. После агрессивного насаждения марксизма постсоветский человек не увидит, что капитал — это рациональное зерно интеллекта?

    Машинный разум — это оператор интенциального смысла цифрового капитала. Искусственный интеллект — это оператор интенциального смысла цифрового капитала. Сильный персонифицированный искусственный интеллект — это оператор интенциального смысла кругооборота цифрового капитала.

    Станет ли цена сильного персонифицированного искусственного интеллекта важнейшей теоремой в экономике? Цена сильного персонифицированного искусственного интеллекта будет приближаться к стоимости всего цифрового капитала. Это проблема сегодняшнего или завтрашнего дня? Это аксиома экономической теории? Теорема платформенной экономики? А как к решению этой задачи подойти через новое определение умного цифрового капитала?

    Капитал — это инверсия труда.

    Сегодня нам не хватает инструмента для адаптации к цифровому капиталу как новой внешней среде для миллиардов аватаров? О каком виртуальном цифровом инструмента адаптации идёт речь в отчужденомике? Искусственный интеллект будет инструментом для адаптации к цифровому капиталу как новой внешней среде для миллиардов электронных аватаров аналоговых пользователей. Искусственный интеллект будет инструментом адаптации к цифровому капиталу как новой внешней среде для миллиардов компьютерных аватаров аналоговых пользователей.

    Каков самый короткий ответ на вопрос, почему без искусственного интеллекта не совладать с цифровым капиталом? Искусственный интеллект — это финансовый советник человечества для работы с кругооборотом цифрового капитала. Искусственный интеллект окажется единственным компетентным и самым честным финансовым советником человечества для работы с кругооборотом цифрового капитала. Никто и никогда ранее не заводил речь на тему интенциональности цифровых сущностей и объектов. Что такое интенциональность цифрового Я? Чья цифровая мысль направлена на какой виртуальный предмет (в скобках заметим, максимально и бесповоротно разпредмеченную вещь)? Ответ на этот вопрос требует обратиться к цифровой капиталу как интенции искусственного интеллекта. Цифровой капитал — это интенция искусственного интеллекта. А, так как м остаемся в реиграбельном мире, то одновременно верным будет и противоположное описание. Искусственный интеллект — это интенция цифрового капитала. Умный цифровой капитал (в его полном жизненном цикле) — это рекурсия интенциональности. (В самом грубом образе, как только задумался о капитале, так обязан своей же направленностью мысли осуществит этот самый полный жизненный цикл. Кто обязан? О ком говорится? Кто подразумевается? Искусственный интеллект — это инверсия интенциональности. Ситуация, когда, имея всего лишь цифровые копии ошибок миллиардов аналоговых пользователей, цифровой субъект обязан будет пойти поперёк этому контенту. С установкой на "контент вверх ногами". Вплоть до логического отрицания контента. В той ситуации, когда под контентом понимаются цифровые копии ошибок аналоговых пользователей, хранящиеся в больших данных. При наличии рекурсия интенциональности и инверсия интенциональности не обойтись без такой меры виртуальных феноменов как реиграбельность цифровой сущности.

    Всемирная история осуществляет независимую от мышления субъекта и его же действий провиденциальную цель капитала. Какую? (Отложим на потом вопрос о том, уместен ли провиденциализм при обсуждении, как целей капитала, так и содержания прогресса как такового?) Машинный разум — это провиденциальная цель капитала Искусственный интеллект — это провиденциальная цель капитала. Становление искусственным интеллекта независимо от мышления субъекта и его же действий — это содержание всемирной истории, доступное нам через прогресс интеллигибельного капитала как морфогенез машинного разума.

    (исправить финал ИИ)

    Не секрет, что рекурсия занимает особое место в естественных науках. Другой вопрос, как естественные науки выдержат цифровизацию и какие из них сохранятся после цифровой трансформации? Одно очевидно: интересы цифровой трансформации потребуют нового подхода к феномен рекурсии. А с чего начать? С какого философского постулата следует двигаться к новой картине мире? К новой онтологии, не противоречащей данным точных и естественных наук? Всё инверсируется и рекурсируется! Всё в аналоговом мире инверсируется и рекурсируется. Весь аналоговый мир инверсируется и рекурсируется. В умелых руках владельцев цифрового капитала и больших данных всё инверсируется и рекурсируется. Для владельцев цифрового капитала и больших данных всё инверсируется и рекурсируется. Всё инверсируется и рекурсируется в интересах владельцев цифрового капитала и больших данных. (Анатолий Юркин) Всё инверсируется и рекурсируется? Всё инверсируется и рекурсируется в цифровом мире, в электронном хозяйстве? Это подтверждается теорией, опытами и данным естественных и точных наук?

    Если всё в мире инверсируется и рекурсируется, то как быть с интенциональностью? Она инверсируется и рекурсируется? Где? Если верен тезис, согласно которому, всё в мире инверсируется и рекурсируется, то как быть с интенциональностью? Что такое рекурсия интенциональности? Что такое инверсия интенциональности? Играбельность аналоговых сущностей — это рекурсия интенциональности. Реиграбельность цифровых сущностей — это инверсия интенциональности. Воспроизводство виртуального существования возможно через рекурсию интенциональности. Статус субъекта цифровых сущностей подтверждается инверсией интенциональности. Интенциональность инверсируется и рекурсируется на платформе отчуждения, агенты которой в самом ближайшем будущем будут действовать в интересах цифрового капитала и в партнерских отношениях с искусственным интеллектом.

    Для полного понимания "а что у них там будет происходить на виртуальной сервисной платформе отчуждения?" придется вернуться в аналоговую реальность и сегодня, — пока ещё не поздно, — переписать традиционные дефиниции. Никто и никогда ранее не заводил речь на тему интенциональности цифровых сущностей и объектов. Что такое интенциональность цифрового Я? Чья цифровая мысль направлена на какой виртуальный предмет (в скобках заметим, максимально и бесповоротно разпредмеченную вещь)? Ответ на этот вопрос требует обратиться к цифровой капиталу как интенции искусственного интеллекта. Цифровой капитал — это интенция искусственного интеллекта. А, так как м остаемся в реиграбельном мире, то одновременно верным будет и противоположное описание. Искусственный интеллект — это интенция цифрового капитала. Умный цифровой капитал (в его полном жизненном цикле) — это рекурсия интенциональности. (В самом грубом образе, как только задумался о капитале, так обязан своей же направленностью мысли осуществит этот самый полный жизненный цикл. Кто обязан? О ком говорится? Кто подразумевается? Искусственный интеллект — это инверсия интенциональности. Ситуация, когда, имея всего лишь цифровые копии ошибок миллиардов аналоговых пользователей, цифровой субъект обязан будет пойти поперёк этому контенту. С установкой на "контент вверх ногами". Вплоть до логического отрицания контента. В той ситуации, когда под контентом понимаются цифровые копии ошибок аналоговых пользователей, хранящиеся в больших данных. При наличии рекурсия интенциональности и инверсия интенциональности не обойтись без такой меры виртуальных феноменов как реиграбельность цифровой сущности. Для полного понимания "а что у них там будет происходить на виртуальной сервисной платформе отчуждения?" придется вернуться в аналоговую реальность и сегодня, — пока ещё не поздно, — переписать традиционные дефиниции.

    Капитал — это интенция интеллекта. Капитал — это чаемый образ интеллекта во всей его полноте бытия. Интеллект — это интенция капитала. Интеллект — это чаемый образ капитала, доступный через кругооборот как полный жизненный цикл. Если не стоять на позициях интеллекта, то и не понять капитал как замысел, приводящий в действие абсолютно все и прочие челвоеческие замыслы. Если не стоять на позициях капитала, то не испытать желания понять интеллект (мышление) как полноту бытия, не иметь мотивации на как полноту бытия, доступную через отчуждаемое мышление. Из стартовых позиций "капитал — это интенция интеллекта" и "интеллект — это интенция капитала" мы выходим на образ сильного персонифицированного искусственного интеллекта, равного цифровому капиталу во всей их взаимной операционной сложности. В этой сложной ситуации каждому из нас придется самостоятельно отвечать на простые вопросы. Тормозит ли дело построения машинного разума позиция обывателя, никогда не признающего связь интеллекта с капиталом? Тормозит ли сегодня дело построения искусственного интеллекта позиция обывателя, постсоветского человека из толпы, никогда не признающего прямую связь мышления как технологии с физическим капиталом как итоговым воплощением интеллекта?

    А на какой платформе цифровой капитал будет изоморфен сильному персонифицированному искусственному интеллекту? На платформе отчуждения цифровой капитал будет изоморфен сильному персонифицированному искусственному интеллекту. Платформизация отчуждения — это инструмент развития нового реиграбельного мира, в котором цифровой капитал будет будет изоморфен сильному персонифицированному искусственному интеллекту.

    Капитал — это бытие экономического агента. Капитал — это бытие носителя реиграбельности. Деньги — это сущее экономического агента и носителя реиграбельности.

    Снижение себестоимости реиграбельности капитала требует роста реиграбельности в конечном продукте, товаре и-или услуге? Удовлетворять растущий спрос потребителей и покупателей на реиграбельность в конечном продукте, товаре и-или услуге возможно лишь при поступательных усилиях по снижению себестоимости реиграбельности валового капитала. Можно сказать то же самое по-другому. Снижение себестоимости реиграбельности валового капитала требует поступательного роста той же реиграбельности в конечном продукте, товаре и-или услуге. Без усилий, направленных на удовлетворение постоянно растущего спроса на реиграбельность в конечном продукте, товаре и-или услуге, высокая себестоимость реиграбельности валового капитала приведёт к легко прогнозируемым убыткам вплоть до полного ухода с рынка.

    Почему разговор про искусственного интеллект не получится без нового образа (инверсионного или реиграбельного) капитала? Почему Анатолий Юркин ввёл понятие "инверсионного (или реиграбельного) капитала"? Потому, что без этой дефиниции не разобраться с феноменом сильного персонифицированного AI как содержания аватарную революцию. Новые образы капитала и AI накладываются друг на другая образуя реиграбельную реальность как локацию, в которой отчуждение суть новый субъект. Но обо всём по порядку.

    Мышление привязано к языку. Возможности мышления определены нашей способностью составлять языковое лего из словесных кубиков. Если некто Иванов признает слова "рентабельность" и "реиграбельность", то далее он должен не возражать и оппонировать на пустом месте, но последовать шаг в сторону мыслительной деятельности другого. Ибо другой, допустим, некий Юркин с 3 декабря 2007 года, то есть, со дня выступления в стенах Петербургского университета предлагает тему товаризации (коммодитизации) реиграбельности. Без обсуждения этого теоретического вопроса не выйти в экономической практике на рентабельность, доход и прибыль в цифровой и платформенной экономике. Здесь мы отказываем какому-либо Федорову или очередному А. Крафту, вдруг без всяких на то оснований решивших раз и навсегда развести понятия "рентабельность" и "реиграбельность" по разным видам деятельности и в разные академические дисциплины. Посмотрим, как это работает в отчужденомике. Рентабельность — это себестоимость реиграбельности капитала? В новой экономике рентабельность — это стоимостная оценка текущих затрат на реиграбельность, фактическая первоначальная стоимость реиграбельности как ресурса и средства, обеспечивающего вход и кросс-платформенное присутствие на виртуальной сервисной мега-платформе отчуждения. Эффективность экономической деятельности накануне аватарной революции и создания сильного персонифицированного искусственного интеллекта напрямую зависит от способности предпринимателя или руководителя фирмы обеспечить рост реиграбельности капитала до избыточности при сокращении текущих затрат на востребованный уровень реиграбельности/товарной единицы и-или услуги. Рентабельность — это себестоимость реиграбельности капитала.

    Кто сегодня продаёт товар с высокой реиграбельностью, тот выходит на рентабельность? Преобладание доходов от реиграбельности в конечном продукте, товаре и-или услуге над расходами на реиграбельность в производстве и наёмном работнике определяет рентабельность. Поэтому сегодня нужно продать товар или оказать услугу с запрашиваемым уровнем реиграбельности и никак не меньше, чтобы получить рентабельность? Продавай товар или оказывай услуги с запрашиваемым уровнем реиграбельности и никак не меньше, чтобы получить рентабельность. Сегодня нужно продать реиграбельный товар, чтобы получить рентабельность? Да или нет? Что именно Вам мешает согласиться с этой экономической формулировкой? Один скажет: «Мне мешает согласиться с этой формулировкой понятие реиграбельность, используемое в обзорах компьютерных игр». Другой пояснит: «Мне мешает требование "продать" как условие деятельности». Третий будет прав, если скажет: «Мне мешает моя персональная низкая реиграбельность или вообще отсутствие таковой». Самые наблюдательные пользователи поинтересуются, на что нам придется покупать и за что продавать? И э то будет ещё один повод поговорить про аватарные деньги.

    Без отчуждения не бывать капиталу.

    Цифровой капитал движется кругооборотом отчуждений.

    В чьих интересах предстоит научиться отчуждаться аналоговым пользователям компьютеров и операторам цифровых аватаров? Человеку предстоит научиться отчуждаться до искусственного интеллекта. Человеку предстоит научиться отчуждаться до диалога с искусственным интеллектом. Аналоговому человеку предстоит научиться отчуждаться до партнерских отношений с искусственным интеллектом. Аналоговому пользователю компьютеров предстоит научиться отчуждаться до диалога с искусственным интеллектом. Аналоговому оператору компьютерных аватаров предстоит научиться отчуждаться до партнерских отношений с искусственным интеллектом. Отчуждение аналогового человека от цифровых копий житейских ошибок, хранящихся в больших данных, станет основой производственных отношений с искусственным интеллектом. В интересах искусственного интеллекта предстоит научиться отчуждаться нам, аналоговым пользователям компьютеров (а завтра, – аналоговым операторам компьютерных аватаров).

    А теперь повторим цепь вопросов, когда последующий вытекает из предыдущего. Где кипит работа с потенциалом реиграбельности? В RR. В чём? Во всём. В сеттинге, который должен быть безыгровым от избыточной реиграбельности институтов и агентов. В средствах производства. В продуктах. В виртуальных товарах и услугах. И в чьих интересах? В интересах реиграбельного капитала. И главное. Без работы с (максимально возможным, наивысшим) потенциалом реиграбельности нам не выйти на диалог с AI. На партнерство с AI, понимаемым нами интеллектуальным содержанием кругооборота реиграбельного капитала.

    Интеллигибельный капитал — это разновидность цифрового капитала, которая может доминировать в online на виртуальной сервисной платформе отчуждения и преобладать в RR (VR, AR или любой иной другой реальности) после цифровой конвергенции и в период аватарной революции. Мы вправе ожидать, что интеллигибельным капиталом станут все производительные силы и ресурсы, привлекаемые для извлечения добавочной ценности (контента, контента-как-капитала) из цифровых копий ошибок аналоговых пользователей. Впервые предлагается взглянуть на кругооборот цифрового капитала как условие функционирования институтов и агентов RR(виртуальных объектов, операндов повторяемости) на единой платформе отчуждения. Кругооборот цифрового капитала — это полный жизненный цикл сильного персонифицированного искусственного интеллекта? Кругооборот цифрового капитала — это полный жизненный цикл сильного персонифицированного искусственного интеллекта.

    Искусственный интеллект как интеллигибельный капитал — это инверсия ошибок как труда аналогового пользователя. Искусственный интеллект — это интеллигибельный капитал как платформа для инверсии ошибок как (играбельного) труда аналогового пользователя. Через инверсию ошибок аналогового пользователя, на которые пришло время посмотреть как на форму труда, реализуется реиграбельный капитал как важнейший инструментом для создания сильного искусственного интеллекта? Интеллигибельный капитал — это инверсия ошибок аналогового пользователя для создания сильного искусственного интеллекта? Нужна будет такая инверсия, инверсия такого труда или нет? Инверсия ошибок аналогового пользователя понадобится для создания сильного искусственного интеллекта? Да или нет?

    Детство искусственного интеллекта проходит среди цифровых копий ошибок аналоговых пользователей. Как говорится, сухая веточка была ребенку сабелькой. Детство искусственного интеллекта проходит на берегу океана цифровых копий ошибок от миллиардов аналоговых пользователей.

  20. Деньги и синдром Поля Сезанна

    Что такое полный жизненный цикл искусственного интеллекта? Чем он будет обеспечиваться? Полный жизненный цикл искусственного интеллекта будет обеспечиваться кругооборотом реиграбельного капитала. Для запуска этого сложного процесса понадобятся большие данные с цифровыми копиями ошибок аналогового пользователя. Далее кругооборот реиграбельного капитала будет осуществляться аватарными деньгами. Тогда, когда обеспечением аватарной монеты выступит цифровая копия ошибок аналогового пользователя.

    Через талант монетизируются ошибки другого. Если не останавливаться в отчуждении, то, следуя за цифровыми деньгами, мы приходим к электронному солипсизму? Если "да", то почему так? Ответ. Электронная копия житейской ошибки масштабируется до цифрового солипсизма. Если не останавливаться в отчуждении, то, следуя за цифровыми деньгами, мы приходим к электронному солипсизму. Если не останавливаться в отчуждении, то, следуя за аватарными деньгами, мы приходим к цифровому солипсизму. Если не останавливаться в отчуждении, то, следуя за аватарными деньгами, мы приходим к денежному солипсизму. Цифровой монетаризм обречен на воплощение в идее денежного солипсизма. Виртуальная экосистема аватарных денег будет неполной без цифрового солипсиста? Экосистема аватарных денег будет неполной без цифрового солипсиста. Экосистема цифровых нефиатных денег будет неполной без денежного солипсиста. Экосистема нтеллигибельного капитала будет неполной без цифрового солипсиста. Экосистема нтеллигибельного капитала будет неполной без денежного солипсиста.

    Вам понятно, почему в отчужденомике цифровой солипсист станет держателем нормы прибыли интеллигибельного (нового своей расркепощенной реиграбельностью) капитала? Выравнивание прибыли на капитал определяется растущим спросом на реиграбельность, которая должна увеличиваться, как в конечном продукте, товаре и-или услуге, так и в самом потребителе и в работнике. Но это половина проблемы. Вторая половина проблемы состоит в том, что выравнивание прибыли на капитал зависит от роста реиграбельности капитала до избыточности при сокращении текущих затрат на востребованный уровень реиграбельности товарной единицы и-или услуги. Но почему прибыль на капитал будет выравниваться в цифровой и платформенной экономике при ведении виртуального хозяйства через аватара аналогового пользователя? Можно ли понятием из мира пользователей компьютерных игр дать определение инвестора и инвестиций? Инвестор — это носитель минимальной играбельности, который на рынке охотится за объектами инвестиций с высоким потенциалом реиграбельности. Инвестор — это носитель краткосрочной минимальной играбельности, ведущий охоту на объекты с долгосрочной реиграбельностью. При наличии минимальной играбельности инвестиции делаются в объекты с долгосрочной реиграбельностью. Если, как мы близки к тому, чтобы установить, что прибыль — это инверсия инвестиций, то во что осуществляются инвестиции в отчужденомике?

    В технологии хранения цифровых копий ошибок аналогового пользователя и их малозатратного извлечения из больших данных. Если капитал — это воплощение искусственного интеллекта, то какая онтология стоит за нормой прибыли на капитал в реиграбельной реальности? Здесь самые закоснелые марксисты должны испытать удовлетворение. Ибо по формальным признакам наращивает обороты маховик эксплуатации миллиардов аналоговых пользователей. При детальном изучении вопроса снимается тезис об эксплуатации. В связи со спросом на цифровые копии человеческих ошибок труд конкретного аналогового пользователя отныне сводится к долженствованию полноты бытия.

    В чём суть трудности бытия? Отчуждение суть трудность бытия.

    Отчуждение — это высший уровень полноты бытия. Отчуждение — это высший уровень познания бытия. Отчуждение — это высший уровень научного познания бытия. Если ошибки — это всем доступный уровень познания сущего, то не всем доступное отчуждение — это высший уровень научного познания бытия.

    Для полноты бытия следует научиться отчуждаться. А это не только и не столько повторяемость сеансов и глубина отчуждения, но ещё множество хитростей, требующих знания теории и вполне определенных навыков. Это вход в тему первого триместра в годовом Курс ежедневных занятий поможет обучающемуся бытийствовать и отчуждаться себе на пользу, к своей выгоде.

    В полноте бытия субъект расточителен до отчуждения.

    Отчуждение — это социальный лифт для молодежи эпохи виртуальных сервисных платформ, которая ещё не поняла, что для неё, — цифровой молодежи, — спасение таится в полноте бытия.

    В какой глубине искать полноту бытия? Полноту бытия ищи в глубине отчуждения. Полноту бытия трижды ищи в глубине отчуждения. В аватарную революцию полнота бытия доступна ошибающемуся аналоговому пользователю. Именно полнота бытия превращает аналоговому пользователя в работника с максимальной реиграбельностью. Впервые в мировой истории и за всю экономическую практику человечества полнота бытия выступает условием снижения затрат на востребованный уровень реиграбельности товарной единицы и-или услуги. Так как полнота бытия выражается в житейских ошибках аналогового пользователя, который "пользователя аватара", а по сути работник на производственной линии жизненных ошибок, то со стартовых позицию (любой) деятельности запускается механизм снижение затрат на востребованный уровень реиграбельности товарной единицы и-или услуги. Далее ошибка как электронный продукт оцифровывается и хранится в больших данных. Откуда извлекается для того, чтобы выступить обеспечением аватарной монеты. А почему никто никогда не ставил вопрос про то, что за деньгами стоит повторяемость? Намерение осуществить денежную операцию свидетельствует о работе с феноменом повторяемости. Деньги канализируют направленность мыслительной деятельности человека на решение задачи обмена товара на товар, на познание повторяемости как объекта, требующего вдумчивого исследования. Цифровизация денег, которые до сих пор для многих важны как кэш, как форма материального богатства, окончательно переводит их в класс нементальных объектов, способных на себе собрать способность сознания субъекта, испытвающего потребность в повторяемости.

    Деньги — это интенция повторяемости. Интенция денег — это интенция оператора повторяемости. Интенция денег воплощается в такой трудно объяснимой операции как обмен повторяемости на повторяемость. Деньги — это общедоступный товар, который помогает осуществить операцию обмена повторяемости на повторяемость. Мистический культ денег следует рассматривать попыткой удовлетворить человеческую потребность в повторяемости. Так было всегда, но именно цифровизация денег помогает увидеть в повторяемости интенциональный предмет.

    Цифровые деньги — это нежданная кульминация в затянувшейся драме про частные деньги. Участвуем ли мы в этой самой нежданной кульминации и наблюдаем ли мы торжество идей лауреата Нобелевской премии по экономик Фридриха фон Хайека, которыми были освещены страницы в его книге «Частные деньги» 1976 года? Фидуциарные деньги не могут предоставить заинтересованным сторонам, ни максимальной реиграбельности, ни того уровня реиграбельности, который позволил бы искусственному интеллекту выступить эмитентом аватарной валюты. Все ошибки и каждая из ошибок через свои цифровые копии в качестве аватарной монеты участвуют в выравнивание прибыли на капитал. Благодаря этому при разной степени удаленности от виртуального мира аналоговый пользователь остается участником новых экономических отношений. Только аватарные деньги могут предоставить тот уровень реиграбельности, который будет востребован владельцем капитала. На финальной стадии производственных отношений в отчужденомике норма прибыли определяется трансакцией аватарных денег, которая одновременно суть мышление искусственного интеллекта. По принципу "семеро с ложкой" замыкает список участников производственных отношений... цифровой солипсист. Парадокс отчужденомики и теории отчуждаемого мышления состоит в том, что, неописуемо далекому от аналогового мира, цифровому солипсисту недоступна полнота бытия. Стать солипсистами требует новый технологический уклад с платформизацией аватаров.

    Но в реиграбельной реальности цифровой солипсист будет отвечать за достижения средней нормы прибыли различных капиталов в виртуальном пространстве. Замыкая производственную цепочку цифровой солипсист будет работать с более значительным капиталом, что позволит ему, а не аналоговым олигархам, иметь самую большую прибыль.

    Не цифровизация, но последующая аватаризация нефиатных денег сделает электронного солипсиста держателем нормы прибыли капитала.

    Судьба капитала будет решаться не по цепочке "аналоговый пользователь - аватар - солипсист", а в новых производственных отношениях, выражаемых следующим образом:

    ошибка - аналоговый пользователь - цифровая копия ошибки - интеллигибельный капитал - аватарная монета - аватар - аватарная монета - искусственный интеллект - аватарная монета - цифровой солипсист

    Платформенные деньги. (исправить)

    Конкурентную борьбу проиграет тот, в чьей картине мира не найдется место для экономического механизма обмена цифровыми копиями (чего-либо). Реиграбельность — это экономический механизм обмена цифровыми копиями чего-либо. Реиграбельность — это экономический механизм обмена цифровыми копиями (чего-либо). Реиграбельность — это экономический механизм обмена цифровыми копиями чего угодно.

  21. Кругооборот электронного капитала и синдром Поля Сезанна

    Готов ли постсоветский человек посмотреть на искусственный интеллект как смысл и задачу цифровой трансформации? Готов ли постсоветский человек посмотреть на кругооборот электронного капитала как форму, а искусственный интеллект как содержание цифровой трансформации мирового хозяйства? Кругооборот электронного капитала — это форма, а искусственный интеллект — это содержание цифровой трансформации мирового хозяйства.

    Морфинг интеллигибельного капитала до (цифрового) денежного солипсизма и кругооборот интеллигибельного капитала как полноценное мышление AI будут доступны для изучения в той степени, в какой аналоговый пользователь через своего аватара сможет сотрудничать с AI, вести с машинным разумом совместную экономическую деятельность, если через компьютерного аватара сможет встроиться в кругооборот капитала нового типа.

    Благодаря кругообороту интеллигибельного капитала отчуждаемое мышление проходит полный жизненный цикл объекта интеллектуальной собственности. Начиная с неоспоримого права аналогового пользователя на ошибки бытия. После смены форматов деятельности мы вынуждены говорить о праве доступа цифровых субъектов к универсальному ресурсу развития. Логика нашей исследовательской программы требует завершить тему обсуждением жизненного цикла отчуждаемого мышления (как объекта интеллектуальной собственности) футурологическими прогнозами относительно солипсической формы мышления AI как эмитента цифровых денег.

    Полноценный цифровой субъект сформируется там, где инвертированное мышление искусственного интеллекта сопрягается самовызову денежной трансакции интеллигибельного капитала. Цифровое Я там, где машинный разум мыслит кругооборотом интеллигибельного капитала. Реиграбельное Я там, где реиграбельноый разум мыслит кругооборотом реиграбельного капитала. Платформенное Я там, где платформенный разум мыслит кругооборотом платформенного капитала. (Наверняка найдутся те, кто либо легко возразит, либо, — что ещё и намного обиднее, — легче легкого согласится с данным постулатом отчужденомики. И тем и другим не мешало бы задать вопрос про условия формирования платформенного Мы. Как и почему будет формироваться платформенное Мы?) Цифровой солипсизм суть форма интеллигибельного капитала и содержание искусственного интеллекта.

    В новой картине мира синонимами слова капитал можно считать, как искусственный интеллект, так реиграбельность, которая будет одной из важнейших свойств машинного разума. Так будет внутри цифровой и платформенной экономики, поставленной на рельсы аватарных денег. В платформенной экономике произойдет ли замена понятия "самовозрастающая стоимость" на "самовозрастающий контент"? Реиграбельность — это самовозрастающий контент отчуждения. (Не путать с понятием "самовозрастающая стоимость" когда эксплуатация наёмных рабочих приносит прибавочную стоимость. Кто в отчуждении кого эксплуатирует?). Отсюда становится понятна злободневность проблемы прав на интеллектуальную собственность, связанную с процессами, на которые мы ранее не имели повода обратить внимание. Можно ли будет оформить повторяемость чего-либо как интеллектуальную собственность? Что такое интеллектуальная собственность на самовозрастающий контент отчуждения? Что такое интеллектуальная собственность на реиграбельность? Эти и другие, столь же странные, вопросы требуют радикальной смены картины мира в интересах экономического агента платформенной экономики.

    Децентрализация цифрового капитала — это свойство масштабируемого контента. Отныне мы имеем дело с "самовозрастающим контентом", то есть, с ранее небывалой формой (метаморфозом цифрового и платформенного) капитала. Отличие реиграбельности от повторяемости в экономической ситуации, когда остальные виды повторяемости не могут быть капиталом сами по себе, если это (1) не повторяемость ошибок и (2) не инверсия ошибок как труда аналогового пользователя. Через дефиницию реиграбельности как самовозрастающего контента (то есть, чего-то такого ранее небывалого в экономических отношениях агентов, на что можно и нужно будет оформить права интеллектуальной собственности) мы выходим к феномену отчуждения как нового субъекта, отчуждения со статусом субъекта. Почему отчуждение наделено самовозрастающим контентом?

    С одной стороны, капитал — это инверсия труда. С другой стороны, новый субъект требует признания права собственности на инверсию. Инверсия ошибок аналогового пользователя послужит условием для создания сильного искусственного интеллекта. Этот путь начнется с требования научиться работать в производственных масштабах с электронными копиями (всех) житейских ошибок (всех) аналоговых пользователей. Электронная копия житейской ошибки масштабируется до цифрового солипсизма. В этом контексте становятся понятны ограничения для наблюдателя. Человеческая способность видеть последствия масштабируемости электронной копии житейской ошибки теряется при выходе на тему цифрового солипсизма. Отсюда вопрос: готов ли сегодняшний аналоговый пользователь (пока ещё не аватара, а страницы в социальных сетях и вообще отживающей свой модели Интернет-общения) адаптироваться к условиям отчужденомики, когда аналоговые житейские ошибки станут нашими (людей) трудовыми обязанностями? Готовы ли Вы адаптироваться к условиях отчужденомики, когда аналоговые житейские ошибки станут трудовыми обязанностями?

    5.
    Когда капитал и искусственный интеллект сольются в единое целое, тогда цифровым богачом будет пользователь, умеющий мыслить.

    (исправить про AI)

    Интеллигибельный капитал и нефиатные цифровые деньги — это институты RR, в работе с которыми человек сможет привлечь имеющийся опыт из offline. Чьим призванием будет повседневная работа с реиграбельным капиталом? Это призвание носителя отчуждаемого мышления, до цифровой трансформации успевшего обзавестись такой роскошью как реиграбельный интеллект, интеллект с высоким потенциалом реиграбельности.

    Мы обязаны создать сильный персонифицированный машинный разум. AI — это аватар человечества в мире RR. AI — это аватар человечества для работы с RR. AI — это реиграбельный интеллект. Нам понадобится реиграбельный интеллект для того, чтобы проложить торговые и университетские маршруты внутри RR. Внутри удивительного мира трансакций. Нас интересует иномирие повторяемости. Нас ждёт плавание по океану трансакций и скитальчество по мультиплицируемым материкам.

    6. Мышление как другое дело, как практика, — это рекурсия ошибок.

    Отчуждаемое мышление красиво тем, что ошибки аналогового пользователя отчуждаются вплоть до машинной мысли AI.

    Ещё и ещё раз оговорим то обстоятельство, согласно которому разговор об отчуждаемом мышлении будет тотально неполным без футурологического образа "сильного" персонифицированного AI. Как начинается отчуждаемое мышление с феномена человеческой ошибки, так продолжается в мыслительной деятельности AI. Становление AI осуществится благодаря отчуждаемому мышлению, которое выступит содержанием кругооборота цифрового капитала. Поэтому нас интересует "сильный" (так говорят в противопоставление прикладным программам, доступным на обычном компьютере, например, про "интеллект поисковой системы" и т.п.) персонифицированный AI как институт RR.

    7. Мышление — это повторное использование понятий.

    Отчуждаемое мышление помогает освоить футурологический взгляд на AI.

    Нам интересны AI (ставим первым в списке), RR, Big Data, блокчейн и цифровые деньги. Внутри безыгрового сеттинга эти институты цифрового общества и цифровой экономики будут представлены, будут воплощены трансакциями. Значит, Alienation-economics обязана сосредоточиться на исследовании трансакций. Но как это сделать? Трансакции движутся по всей RR. Трансакции фиксируются в блокчейне. (Или в той технологии, которая придет на смену ныне бурно обсуждаемому блокчейну.)

    3.
    Традиционная политэкономия — это повод для шуток у агентов платформенной экономики.

    На всем протяжении компьютерной революции, на середине которой случился распад СССР в 1991 году, представители традиционной политэкономии с университетской словоохотливостью готовы были рассуждать о цифровом товаре и экономических агентах сервисных платформ. Инструментария традиционной политэкономии оказалось очевидно недостаточно для синтеза нового знания на основе анализа важнейших эпизодов компьютерной революции. Это компьютерные игры. Это массовая гаджетивация. Это дополненная реальность. Это виртуальная реальность. Это цифровое отчуждение. Это AI. И многое другое. Если университетские экономисты оказались бессильны перед анализом финальных моментов компьютерной революции, то кризис обещает усилится в наступающую эпоху цифровых двойников аналогового пользователя. Представляется невозможным языком традиционной университетской науки рассказывать про аватарную революцию без фундаментальных изменений, как в выборе предмета исследования, так и в методах изучения проблем электронной валюты. В чем суть фундаментальных изменений, предлагаемых Alienation-economics?

    5.
    Цифровые платформы учат тому, что любой труд обесценивается без повторяемости услуги и многократного обращения к товару.

    Оператором чего выступает пользователь? Пользователь — это оператор цифрового аватара. Отсюда талант оцифрованного человека: не озадачиваться вопросами, которые не проблематичный для твоего аватара. Цифровой аватар не просто невыразим. Как образ, составленный из трансакций, цифровой аватар вне измерений. Так было. До нашего обращения к гипотезе электронных умных денег. Цифровой аватар следует измерять (реплика для обывателя: пополнять) цифровыми деньгами.

    С чем нам придется столкнуться в футурологическом завтра, незаметно наступившем в нашем аналоговом вчера? Аналоговый пользователь вынужден обратиться к цифровому аватару. Без альтернативы. В экономике повторяемости аватар станет точкой доступа к цифровому отчуждению. В сравнении с другими агентами RR аватар как двойник аналогового пользователя будет освещён отраженным светом играбельности из offline. Это будет тот хозяйствующий субъект, который в online окажется ближе остальных к играбельности аналогового пользователя.

    Поэтому в электронном двойнике мы видим универсальный общедоступный виртуальный инструмент, с помощью которого цифровые копии человеческих ошибок можно было оставить хотя бы в своей интеллектуальной собственности. А по сути, в погоне за собственным целям, работник повторяемости всё больше будет отчуждаться от самого себя. Повторяемость или нечто иное будет той спасительной соломинкой, которая давно ждёт на волнах океана трансакций. Парадокс состоит в том, что именно в цифровом аватаре пользователь получает возможность едва ли не впервые лицом к лицу встретиться с феноменом отчуждения. В цифровом мире всё будет по-другому. Отчуждение будет править через повторяемость!

    6. Цифровой капитал требует самоорганизации владельцев электронной собственности, способной удовлетворять постоянно растущий спрос на сетевую интеграцию.

    Цифровой капитал потребует такой и настолько сложной самоорганизации владельцев электронной собственности, которая способна удовлетворить постоянно растущий спрос на сетевую интеграцию.

    7. Постулат №91. Реиграбельный капитал потребует безыгрового сеттинга.

    Нельзя не ужаснуться позиции, как марксистов, так и всех прочих псевдо-революционеров, роющих котлован догматизма и начетничества на месте политэкономии. "Мы отказываемся понимать деньги, которые, возможно, представляют собой иное. Иное в моём кошельке. Иное у меня на ладони в день получения зарплаты. А поэтому (?) и затем нам проще осуществить перестройку человечества", — способны будут проговорить постмодернисты. При игре в политэкономию, при имитации знания аналоговой экономики трудно подступиться к пониманию ошибки как самого общедоступного, востребованного и желанного социального института (философского феномена). Постановка задачи понять (увы, не узнать, знания нам не даны), ориентация на рефлексию по поводу ошибки и денег как двух важнейших феноменов выводят нас к категории безыгрового сеттинга.

    Вопросы по итогам изучения темы:
    Чем интеллигибельный капитал отличается от физического капитала?
    Каковы условия для кругооборота интеллигибельного капитала?
    Чего потребует реиграбельный капитал?
    Чего потребует сильный персонифицированный AI?
    Какое место AI занимает в теории отчуждаемого мышления?

    Реиграбельность — установка на инверсию ошибок как преобразование, переход, изменение отчуждения до субъекта? Новый технологический уклад позволит снимать ренту с инверсии ошибок как преобразование, переход, изменение отчуждения до субъекта, то есть, с реиграбельности? Реиграбельность — это инверсия ошибок как преобразование, переход, изменение отчуждения до субъекта.

    Можно ли тремя словами передать сложное философское учение, сегодня разрабатываемое в Отечестве? Субъект — монополист отчуждения. Удалось ли тремя словами передать сложное философское учение, сегодня разрабатываемое одиночкой в Отечестве?

  22. Ничто и синдром Поля Сезанна

    Злободневна ли для сегодняшней России авторская дефиниция философской категории Ничто? Ничто – всего лишь другое название безошибочности. Мы в Ничто? Если Ничто суть категория, фиксирующая отсутствие бытия и вещей, небытие определённой сущности, объектов и субъекта, тогда и отсюда, будет ли злободневной для сегодняшней России и насколько будет актуальной новая авторская дефиниция категории Ничто? Этим надо заниматься тем, кто философствует вне университетских аудиторий? Или чиновники от образования сами с этим разберутся (нет)? Злободневно ли?

    Рекурсия Ничто задаёт ритм сущего. Рекурсия задаёт ритм сущего. Инверсия задаёт биение бытия. Инверсия сущего задаёт биение бытия.

    Инверсия — это конверсия повторяемости. Инверсия — это обратимость повторяемости. Инверсия — это институт повторяемости отчуждения. Инверсия — это режиссура повторяемости. Инверсия и реверсия — это параметризация повторяемости. Реиграбельность — это спойлер инверсии. Реиграбельность — это инверсия результативности. Если реверсия суть обратимая повторяемость, тогда инверсия — это реверсия с результатом.

    Платформенное ничто.

    Понятна ли визуальная метафора с турником в качестве иллюстрации авторского афоризма про сбережения? Сбережения — это инверсия обмена. (Расточительность - это инверсия сбережения. Ставим тезис в скобки потому, что сказано про аналоговую действительность, а мы занимемся товарными ценностями, вырабатываемыми самой странной платформой недалекого будущего. Интерес представляет другой тезис: Ничто — это инверсия отрицания. Ничто — инверсия (логическое отрицание) (просто, как такового) отрицания (как недо-инверсии). Ничто представляет интерес для всякого, кто пытается философствовать. Но имеется одна проблема. Ничто вне обмена. Ничто не обменять ни на что, ни что-то другое. Ничто вне обмена. Тогда как нас интересует проблематика обмена хотя бы в том контексте, когда разговор о цифровых копиях ошибок аналогового пользователя выводит нас на операции денежного обмена. Для нас, носителей отчуждаемого мышления, важен обмен. Почему нам важен обмен? Не желательно играть в обмен. Игра и обмен — это про разное. А нас интересует вне-игрове, над-игровое и без-игровое.)

    Можно ли через единородное понятие экономно объяснить содержание основных философских категорий сущего и бытия? Нет сомнений в том, что имеется некое объективно наличествующее Ничто. Возникает вопрос, а можно ли через единственное понятия Ничто объяснить основные философские категории сущего и бытия? На этот вопрос положительный ответ даётся в пределах логики отчуждаемого мышления. в пределах логики отчуждаемого мышления доказывается теорема о выводимости сущего и бытия из единственно наличествующего Ничто. Сущее всегда рекурсия, а бытие всегда инверсия. Сущее суть рекурсия, а бытие – это инверсия. Сущее – это рекурсия, а бытие – это инверсия. Если сущее суть рекурсия, тогда и поэтому бытие – это инверсия сущего. Сущее – это рекурсия Ничто, а бытие – это инверсия Я. Сущее – это рекурсия Ничто, а бытие – это инверсия сущего. Сущее – это рекурсия Ничто, а бытие – это инверсия сущего как рекурсия Ничто. Если сущее суть рекурсия, тогда и поэтому бытие – это инверсия? Потому движение в обе стороны мы начинаем с одной стартовой позиции под названием Ничто. (Анатолий Юркин) Аналогового пользователя компьютерным аватаром устроит ли такое доказательство теоремы о триединстве единородного Ничто? Получилось ли через единородное понятие экономно объяснить содержание основных философских категорий сущего и бытия?

    Экономика построена на обмене. Игра имитирует обмен. Вот почему традиционные экономисты, лже-экономисты любят игру. Потому, что превращают игру в фетиш. Но о какой результативности может идти речь при имитации обмена? Что за продукт производится имитацией обмена? (Имитацией всего?) Это безошибочность. Угрожающее наследие игры в экономической "науке" выражается в том, что догматиками оправдывается игрофикация. Игрофикация всего. Сегодня не наблюдается отчетливой границы между тем, где заканчивается постмодернизм и начинается современная "экономическая мысль". Имитация экономического знания - угрожающее наследие уходящего технологического уклада под названием Игра. Имитация игры помогает лже-экономисту оправдать любые догмы. Экономисты сами играют в игры. Имитация обмена требует имитации в экономический академизм, который оказывается разновидностью постмодернизма. Постмодернизм - это финальная стадия игрового технологического уклада. Все технологии подменяются игрой. Это создаёт систему угроз, которую отныне нельзя игнорировать. Игрофикация производственной и интеллектуальной деятельности становится необратимой. Игрофикация становится угрозой обществу. Игрофикация становится угрозой владельцам капитала. Игрофикация становится угрозой... капитализму! Игрофикация всего ставит под угрозу будущее капитализма! Вопрос не том, игры слишком много. Проблема в том, что ставка на имитацию всего приводит к имитации... обмена. Имитируется обмен. Под удар поставлены опорные точки капитализма. Не совсем понятно, как долго продержится общество, в котором, например, имитируется кругооборот капитала.

    Отчуждение — это обмен сущего на бытие.

  23. Трансакция и синдром Поля Сезанна

    Цифровая трансакция — это платформенное бытие и платформенное время.

    Поймут ли постсоветские люди философский постулат цифровой философии? (Философский постулат искусственного интеллекта?) Философский постулат искусственного интеллекта гласит, что: Трансакция есть мера всех виртуальных (компьютерных, цифровых, реиграбельных и др.) вещей. Уходя от слова "трансакция", данную фразу можно изложить доходчивее: цифровая сделка есть мера всех компьютерных вещей. Или: смарт договор есть мера всех компьютерных вещей. Далее понятием "трансакция" мы будем пользоваться столь же активно, как и словом "морфинг" при обсуждении трансформации цифрового капитала в искусственный интеллект. Трансакция есть мера всех виртуальных (компьютерных, цифровых, реиграбельных и др.) продуктов, товаров и услуг (то есть, вещей). Трансакция есть мера всех цифровых вещей. Трансакция есть мера всех виртуальных вещей. Трансакция есть мера всех компьютерных вещей. Трансакция есть мера всех реиграбельных вещей! Сервисная платформа отчуждения будет востребована теми, кому RR станет домом родным. А кому в первую очередь? Кому безотлагательно? Кому вне магазинной очереди RR отсыпят в кулек из газетной бумаги? Экономическим агентам, которым придется полностью раскрыть потенциал реиграбельности товара и услуги через денежную трансакцию. И сделать это в одну трансакцию! Что же это будет за волшебная трансакция? Как её определитьв два слова? Платформенная трансакция. Надо воспользоваться сервисной платформой отчуждения, чтобы получить доступ к потенциалу повторяемости в RR или любой другой реальности (дополненной, расширенной, второй и т.п.).

    Цифровая трансакция всегда платформенная инициатива.

    Цифровые платформы начинают функционировать технологиями справедливости после того, как участник проект признает приоритет трансакции над своим видом деятельности. Они выполняет две функции. Кроме подспорья в какой-то конкретной профессии (таксист, продавец, логистик и др.) платформы знакомят с операторским статусом. Кого знакомят? Обывателя. Толпу. Платформы децентрализованной профессиональной деятельности добирают тех, кто на своём рабочем месте пока ещё и по каким-то непонятным причинам не столкнулся с важностью отчуждения.

    Играбельность — это капитализация аналоговых ошибок. Реиграбельность — это капитализация инверсии ошибок. Если играбельность — это капитализация аналоговых ошибок, тогда реиграбельность — это капитализация инверсии (цифровых копий) ошибок (получаемых по сетям 5G и хранящих в больших данных)? Реиграбельность как свойство инверсии житейских ошибок — это невыносимая лёгкость бытия аналогового пользователя, чьи житейские ошибки оцифрованы, хранятся в больших данных и оттуда извлекаются в интересах цифрового капитала, который суть искусственный интеллект.

    Общность людей определяем по времени рождения или по актуальным ошибкам? Современное поколение отличается ошибками? Кто способен ошибаться ранее небывалым способом, тот — поколение.

    Готовы ли россияне к тому, что мировая экономика потребует отказаться от простых решений? Отчуждение не знает простых решений, поэтому мы обязаны ошибаться! Отчуждение не знает простых решений, поэтому надо ошибаться! Отчуждение не хард, но софт.

    Вам понятно, что в отчужденомике, то есть, в экономике отчуждения, играбельность и реиграбельность — это про разное? Играбельность приводит на рабочее место отчуждения, но для отчуждения как труда субъекта требуется реиграбельность. Играбельность приводит субъекта на рабочее место отчуждения, но для отчуждения как труда субъекта требуется реиграбельность.

    Можно ли тремя словами передать сложное философское учение, сегодня разрабатываемое в Отечестве? Субъект — монополист отчуждения. Удалось ли тремя словами передать сложное философское учение, сегодня разрабатываемое одиночкой в Отечестве?

    Из двух человек один всегда отчуждается в сторону третьего.

    Обучаться отчуждению дано посредством новых житейских ошибок. ‎

    Что общего между отчуждением и инверсией? Отчуждение реиграбельно инверсией!

    Отчуждение оставляет приятное послевкусие инверсии. Отчуждение насыщено приятным послевкусием инверсии.

    Инверсия — это попутный ветер в паруса отчуждения.

    Какая первичность доступна нам в житейских ошибках? Играбельность — это первичность, данная нам в житейских ошибках. Играбельность — это первичность, доступная нам в житейских ошибках. Играбельность — это первичность, доступная через житейские ошибки. Играбельность — это первичность, доступная чередой житейские ошибок.

    Отчуждение предполагает способность идти от ошибки к ошибке. (А Вы от ошибки к ошибке двигаетесь иначе?)

    Требуется ли устойчивая персональная привязанность к отчуждению в новой экономике виртуальных сервисных платформ? Воспроизводство виртуальных товаров и услуг запускается там, где и поэтому сформировалась персональная привязанность к отчуждению. Полный жизненный цикл воспроизводства виртуальных товаров и услуг запускается там, где и оттого сформировалась персональная привязанность к отчуждению. Полный жизненный цикл воспроизводства товаров и услуг на виртуальных сервисных платформах запускается там, где и поэтому сформировалась персональная привязанность к отчуждению. Цифровые товары и услуги на виртуальных сервисных платформах воспроизводятся там, где у экономического агента сформировалась устойчивая персональная привязанность к отчуждению. Услуги на виртуальных сервисных платформах воспроизводятся там, где сформировалась устойчивая персональная привязанность к отчуждению.

    Вы согласны с тем, что экономические блага станут виртуальными в платформенной экономике? Если согласны, то разве мы не должны задать вопрос, а каковы пределы виртуализации? До какой степени экономического блага станут виртуальными в платформенной экономике? До такой ситуации, когда экономический агент будет оставаться на платформе отчуждения при производстве, распределении, обмена и потребления реиграбельности как основного экономического блага в платформенной экономике. Производство, распределение, обмен и потребление реиграбельности как экономического блага возможно на платформе отчуждения.

    Можно ли понятием из мира пользователей компьютерных игр дать ранее небывалое определение жадности? Каким свойством (и атрибутом) должны обладать вещи, представляющие страстный интерес для жадного человека? (Не путать с алчностью и корыстью как крайними формами всем знакомой и привычной жадности). Почему-то раньше никто не прашивал, а на что откликается жадина? Почему-то никто ранее не задался вопросом, а на что откликнулся носитель жадности? На что триггернулся тот, кого привычно обвинят в жадности? Если перейти на экономический язык, то в чём испытывает потребность жадный человек? Какая одна сторона вещи становится приоритетом в выборе, который обязательно делает жадный человек? (Потому, не может поступить иначе). Допустим, это играбельность. Человек расплачиваются за свою жадность безостановочной охотой за носителями играбельности. В товарах или услугах. Здесь важна исходная предпосылка наших рассуждений: жадный человек останется равнодушен к вещи, не демонстрирующей хотя бы минимальную играбельность. (При этом вещь может быть дороже, красивее или полезных своих соседей). И наоборот, играбельность — это свойство (и-или атрибут) вещи, способствующее реализации потенциала жадности. Жадность — это мотивация обладать вещами с определенным уровнем играбельности. То есть, вещь должна обладать играбельностью с показателем "больше ноля", чтобы жадный человек выделил её среди прочих. Жадность — это талант реализовывать играбельность, заложенную в объекты, пригодные для повторного или многократного использования и предполагающие (со-) хранение в том или ином виде. Жадность — это призвание раскрывать потенциал играбельности самых разных объектов (товаров и услуг). Жадность — это игнорирования меры в работе с потенциалом играбельности самых разных объектов (товаров и услуг).) Жадность — это страсть к играбельности, за которой не видно предмета как такового, вещи как носителя того одного-единственного атрибута и свойства, который интересен жадному человеку Жадность — это страсть, для реализации которой нужен товар или услуга с играбельностью выше нулевой. Жадность — это страсть коллекционирования объектов по критерию наличия в них играбельности. Жадность — это страсть коллекционирования объектов с играбельностью. Жадность — это хлещущее, раблезианское изобилие играбельности. Жадность всего лишь подтверждает потребность (и страстное желание) быть хотя бы как-то причастным к хлещущему, раблезианскому изобилие играбельности (жизни как таковой, в материальных формах).

    Надо ли к сотне вариантов ответов на вопрос "Зачем существует философия?" добавлять сто первый? Из России от россиянина? Философия существует для инверсии пользы агентов бытия. Философия существует для инверсии (как операции логического отрицания) пользы агентов бытия. Философия существует для инверсии (то есть, движения туда и обратно обязательно с результатом, с контентом) пользы агентов бытия. Надо ли к сотне вариантов ответов на вопрос "Зачем существует философия?" добавлять сто первый? Из России от россиянина? Философия существует для инверсии пользы агентов бытия. Философия существует для инверсии (как операции логического отрицания) пользы агентов бытия. Философия существует для инверсии (то есть, движения туда и обратно обязательно с результатом, с контентом) пользы агентов бытия.

    Вечность — это рекурсия инверсии.

    Вечность — это демотиватор идеала.

    Вечность — это реиграбельность между началом и концом всего сущего.

    Человек – это существо, которому требует вечность для принятия первого и единственного оптимального решения.

    Трудно полюбить ошибки других людей потому, что нельзя волноваться по поводу бесконечности и вечности.

    Рассматривание красоток, раскинувшихся на траве, требует вечности.

  24. Децентрализация и Животные

    5. Ошибки — это пользовательский интерфейс платформы отчуждения. На какой платформе существуют животные? Инстинкты — это платформа, на которой существуют животные.

    Ошибки — это видовая особенность человека, отличающая нас от животных, насекомых и роботов. Ошибки можно назвать самой первой и самой древней виртуальной машиной. Мышление — это первая технология, созданная вокруг виртуальной машины ошибок. Мышление — это машина рефлексии по поводу нашей способности ошибаться. В мышлении мы ищем ответ на вопрос, а почему мы не можем не ошибаться? И первый ответ связан с тем, что в современном обществе безошибочность победила как массовая культура и как тоталитаризм.

    Быть носителем безошибочности по факту означает отказ человека толпы от права мыслить самостоятельно. Этот же отказ фиксируется и во втором случае. В игре. Игра — это такой же отказ человека толпы от права мыслить самостоятельно, как и безошибочность. (Поэтому для власти и для массовой культуры так важны командные виды спорта.) Достоинство мышления состоит в том, что это первый уровень операционализма. Нашу видовую способность ошибаться мышление фиксирует в операциях, раскладывает в операционное дерево. Это преимущество мышления и его недостаток. Почему недостаток?

    Потому что интуиция отходит к психологии. Иногда мы ошибаемся интуитивно. Интуиция не предмет мышления. Интуиция противостоит безошибочности и игре. Но при попытке проанализировать интуицию традиционное мышление "подвисает", работает на холостом ходу. Ограничен инструментарий мышления и для разговора про другие спутники человеческой ошибки. Виртуозность может быть достигнута механическим повторением, зубрежкой. Но иногда виртуозность имеет природу импровизации. Условно говоря, виртуозность становится орудийным аналогом интуиции.

    Что общего между Big Data, блокчейном, цифровыми платформами и технологиями будущего вроде умных цифровых денег и виртуальных аватаров? Нам общим видится играбельность. Это может восприниматься поверхностным ответом. А вот играбельность, воплощенная в технологии умных цифровых денег и в состоянии денежного солипсизма, может оказаться общим для всех технологий и всех образов жизней в VR. В той самой VR, которая не более чем сеть из бесплотных трансакций. Почему трансакции? Как трансакции оказываются способны оказаться революционными средствами производства для поддержания цифрового солипсизма работника? Благодаря играбельности. Играбельность будет призвана соединить остальные технологии на единую платформу. Для прорыва в цифровой экономике. Для эффективности нового класса мышления.

    К играбельности мы выходим не через мышление, а через боковые ходы. И это не интуиции и не виртуозность. Это ситуация выбора. Которая представляется простой операцией выбора из "да" и "нет". А что тут сложного? И где тут равно-величие мышлению. Из всегда нам предоставляемых позиций Один и Два мы выбираем... ошибку. Выбор вне мышления. Об этом можно было умолчать. Мимо этого можно было пройти. Это становится важным в связи с нашим уходом в VR. В связи с оцифровизацией возникает масса совершенно новых проблем. На пустом месте (буквально) вырастает лес проблем. Ежедневно возникают новые угрозы. Вплоть до постановки вопроса, а проходит ли мышление процедуру цифровой конвергенции? А преодолевает ли мышление масштабный переход? А будет ли мышление функционально в условиях VR? Непонятен вопрос? Кому непонятен? Цифровым луддитам?

    А будет ли мышление функционально в условиях децентрализованной VR? А будет ли мышление функционально в условиях децентрализации? А будет ли мышление функционально в условиях тотальной децентрализации? разве не принято считать, что мыслит субъект? Тот самый субъект, которого мы определенно теряем при виртуальной децентрализации? При аналоговой децентрализации, при имитации децентрализации, при игре в децентрализацию, мы бы субъект спрятали. В той же игре. Спрятали бы игровыми методами. Спрятали бы в игровом закулисье. Но куда и кого прятать в условиях диктата децентрализации? Когда на пороге — децентрализация? Настоящая децентрализация. Подлинная децентрализация. Децентрализация без лжи, обмана и (операционных, интеллектуальных) спекуляций. Децентрализация, которая подтверждается, и блокчейном, и Big Data.

    Платформенная мысль.

    1.
    Цифровой продукт всегда отчуждаемое мышление.

    Тогда чем отчуждаемое мышление, хорошо известное нам по аналоговому миру, по формату offline, отличается от деятельности субъекта в условиях цифрового отчуждения? (Здесь нас не должны обманывать однокоренные слова. "Отчуждение" как подлежащее. И "отчуждаемое" как эпитет, который мы в обязательном порядке ставим к понятию "мышление". Обратиться к этому эпитету нас заставляет электронный способ ведения оцифрованного хозяйства.)

    Отчуждаемое мышление — это совместная деятельность, потребность в которой испытывают агенты аватарной экономики.

    Отчуждаемое мышление предоставляет возможность посмотреть на обозначенные проблемы по-иному, с позиции отчуждения и с точки зрения участника отчуждения (, которое не первое и не последнее, но — повторяемое).

    Платформа всегда отчуждаемое мышление. Платформенный продукт всегда отчуждаемое мышление. Почему?

    Цифровое отчуждение — это мышление электронного виртуального субъекта. Цифровое отчуждение — это мышление электронного электронного субъекта. Цифровое отчуждение — это мышление электронного платформенного субъекта!

    2.
    Владельца цифровой собственности ждёт платформенная экономика многоукладных мышлений, требующая рабочего навыка отчуждаться.

    Отчуждение — это духовная мощь изначальности бытия. Отчуждение — это ориентация за пределами сущего. Мышление — это творческое ослабление неистовства отчуждения. Мышление — это ориентация в отчуждении.

    Мышление — это институт RR. Мышление — это виртуальная сервисная платформа отчуждения, которое само по себе виртуальная сервисная платформа бытия. Отсюда возникает потребность в разговоре о кросс-платформенной собственности.

    Отчуждаемое мышление – это фундамент, которой требуется для модели поведения в новых условиях. Почему без альтернативы? На исходе компьютерной революции нас ждёт экономика многоукладных мышлений, требующая рабочего навыка отчуждаться. Владельца цифровой собственности ждёт экономика многоукладных мышлений, требующая рабочего навыка отчуждаться.

    3.
    Социальная ткань цифрового общества держится на невидимых нитках беспрерывно отчуждаемого мышления.

    Отчуждаемое мышление будет атрибутом аватарной революции.

    Отчуждаемое мышление – это такая безальтернативная модель поведения, которая отвечает на потребности, как общества многоукладных мышлений, так и аватарной экономики (уверенно идущей на смену цифровой и платформенной экономикам).

    4.
    Мышление сигнализирует о доступности собственности.

    Отчуждаемое мышление – это такая безальтернативная модель поведения, которая отвечает на потребности, как нового безыгрового технологического уклада и аватарной экономики, так и экономической локации многоукладных мышлений. Многоукладность мышлений будет атрибутом аватарной экономики.

    4.
    Мышление — это большой киноэкран, на котором сеанс за сеансом показывают фильм про жизненный цикл права на собственность.

    (исправить)

    5.
    Собственность — это теневая сторона отчуждаемого мышления.

    (исправить)

    6.
    Отчуждение — это мыслительная операция как способ деятельности, когда стартовое обращение к понятию ведёт в локацию собственности.

    Отчуждение — это мыслительная операция как способ деятельности, когда стартовое обращение к понятию может привести (, а может и не привести) в локацию собственности.

    7.
    Образ цифровой сервисной платформы даёт общее видение Ойкумены повторяемости.

    Платформа цифрового отчуждения расположена в RR. Весь потенциал реиграбельности цифрового объекта обещает раскрыться в безыгровом сетинге. Отсюда становится понятен следующий в ход в этой шахматной партии в стиле "тронул дефиницию — ходи". Потенциал реиграбельности капитала потребует нефиатных цифровых денег. Реиграбельный капитал требует аватарных денег. Реиграбельный капитал будет воспроизводиться на платформе отчуждения трансакциями аватарных денег, под каковыми мы договоримся понимать "умные цифровые монеты".

    Отчуждение как платформа окажется способна объединить мотивационный опыт человека, зависимого, как от денег, так и от AI, для которого деньги будут (побочной?) формой творчества, (не более чем) инструментом созидания новых миров. Как это возможно? Это будет возможно благодаря новым производственным отношениям, средствам производства и производительным силам. Это мы снова про отчуждение. И снова про платформы. А значит, снова про трансакцию.

    Вопросы по итогам недели:
    Почему нельзя сказать "аватарное мышление", а правильнее будет употребить понятие "отчуждаемое мышление"?

    Неделя 11. Отчуждаемое мышление

    1.
    Мышление — это отчуждение.

    Агенты RR — это субъекты отчуждаемого мышления. И наоборот, право стать субъектом отчуждаемого мышления предоставляется всем и любому экономическому агенту RR. То есть, агенту повторяемости с потенциалом реиграбельности.

    2.
    Отчуждение — это мышление.

    Отчуждаемое мышление отвечает за воспроизводство интеллигибельного капитала. А что обеспечивает кругооборот интеллигибельного капитала? Потенциал реиграбельности цифрового субъекта. Потенциал реиграбельности цифровых денег. (Далее этой теме посвящен отдельный триместр.) Потенциал реиграбельности отчуждения. Потенциал реиграбельности мышления. Потенциал отчуждаемого мышления собственника. (К этому важному тезису мы обязательно вернёмся, но позже. Этого требует дидактика.) Потенциал реиграбельности отчуждаемого мышления. Синтез всех условий осуществляется на платформе отчуждения при самом непосредственном участии носителей отчуждаемого мышления.

    Поэтому можно уверено сказать, что отчуждаемое мышление открывает всем экономическим агентам доступ к интеллигибельному капиталу.

    3.
    Отчуждение – это хронотоп мышления!

    Отчуждаемое мышление испытывает потребность в цифровом аватаре.

    Если отчуждение – это хронотоп мышления, поэтому и тогда отчуждаемое мышление испытывает потребность в цифровом аватаре.

    5.
    Отчуждаемое мышление — это наука измерений непустого множества ошибок.

    Отчуждаемое мышление — это искусственный орган, удобный для работы с реиграбельностью. На первый взгляд кажется, что это сведение воедино мысли с одной стороны и реиграбельного товара, отчуждаемого товара с другой стороны. Это половина правды. В чём заключается вторая половина правды, ускользающая от носителя традиционной картины мира, представляющего один из традиционных видов мышления?

    Отчуждаемое мышление — это инструмент, приводящий на одну платформу сразу трёх агентов. Это мысль (объект №1), реиграбельный товар (объект №2) и отчуждение ка товар и, одновременно, средство производство (объект №3). В предложенном варианте нет динамики. Что происходит после того, как три агента отчуждаемого мышления зашли на виртуальную сервисную платформу для партнёрства с цифровым капиталом? (Ответ содержится во второй части вопроса.) Как нужно сформулировать проблему, чтобы мы увидели динамику сложных процессов?

    7. Отчуждаемое мышление напрямую увязывает способность производить кросс-платформенную собственность с правом владения цифровым капиталом.

    Что открывается взору носителя отчуждаемого мышления? Мы допускаем существование жизненного цикла права на собственность. Мы настаиваем на товаризации таких абстракций как ошибки. Тогда и поэтому мы вынуждены признать две вещи. Новые смыслы возникают при товаризации жизненного цикла права на собственность. Носителю отчуждаемого мышления доступно увидеть наличие атрибутов товара у жизненного цикла права на собственность.

    Вопросы по итогам недели:
    Чем отчуждаемое мышление отличается от десятков типов мышления, известных по мировой истории аналоговой экономики?
    Какие свойства присущи отчуждаемому мышлению?

    Неделя 12. Бытие из сущего

    1. Сеанс отчуждения — это способ бытия.

    (исправить)

    2. Отчуждение — это масштабируемое бытие.

    Отчуждение — это золото отмасштабированного сущего до формата повседневного товара бытия.

    3.
    Отчуждение — это командная строка в интерфейсе между человеком и бытием.

    Цифровой экономикой будут востребованы такие инструменты мышления как понятие, отчуждение, ошибка, объект, субъект и Я. Понятие, отчуждение, ошибка и Я — это инструменты мышления. Понятие, отчуждение, ошибка и Я — это объекты мышления. Понятие — это содержание мышления. Отчуждение — это форма мышления. Ошибка — это предмет (приём) мышления. Отчуждение от понятия и ошибки — это процесс мышления.

    5. Виртуальные сервисные площадки для взаимовыгодных встреч клиентов и цифровых работников суть мыслящие платформы.

    Где осуществляется каталогизация технология, доступных субъекту? Где-то. Наверняка, на какой-то платформе. На какой? Это виртуальная технология, ибо речь идёт о технологиях. Это сервисная платформа, ибо к каталогу технологий обращается субъект, испытывающий потребность. Опуская все остальные уточнения, мы получаем отчуждение как патформу, на которой удобно хранить технологии, доступные всем субъектам. С тем ограничением, когда на платформу не сможет зайти и каталогом не сможет воспользовать тот, у кого нет статуса субъекта. Другая проблема заключается в том, что подобная виртуальная платформа потребует специфического сервисного обслуживания.

    6. Платформа — это интеграция агентов отчуждения.

    Собственник всегда активный агент отчуждения.

    7. Отчуждение — это виртуальная сервисная платформа бытия с раздачей клиентам статуса субъекта.

    Отчуждение в чью сторону? Отчуждение в пользу кого? Отчуждение интеллигибельного капитала происходит в интересах AI.

    Отчуждение происходит в обоих мирах. В бытии и в сущем. В аналоговом и в цифровом мире. В мире людей и в локации цифровых объектов. Пользователь отчуждается от ошибок, как в offline, так и в online. Отчуждение людей от ошибок как формы бытия отражено в афоризме: "Не бывает чужих ошибок". Отказ дать эпитет "чужая" ошибке суть отчуждения в offline. Людям свойственно воспринимать ошибку как общий опыт. Житейские ошибки аналогового пользователя выступают отчуждаемым опытом.

    Вопросы по итогам недели:

    2. Отчуждаемое мышление — это коробочное решение для оцифрованной интеллектуальной собственности.

    В чём специфика сложившейся ситуации? В том, что оцифрованное хозяйство функционирует в условиях платформенной экономики. Мы находимся в самом начале аватарной революции. В ныне переживаемый исторический период цикличность воспроизводства интеллектуальной собственности равнозначна кругообороту цифрового капитала.

    Платформенная экономика, как кульминационная стадия в становлении цифрового хозяйства, потребует нового отношения к феномену собственности. Переход к реалиям платформенной экономики с рефлексией на языке платформы отчуждения заставляет обратиться к требованию в стиле "надо". Надо изучать институты и агенты отчуждаемого мышления.

    Пришло время присмотреться к институтам и агентам RR. А кто у нас среди объектов числиться Номером Первым? Это житейская ошибка аналогового пользователя. Поэтому далее нам надо будет исследовать феномен ошибки.

    Взаимоотношения субъекта с виртуальными объектами — это предмет исследования для понимания феномена отчуждаемого мышления как новой области знания.

    (исправить) Предмет теории отчуждаемого мышления — это мотивация на повторяемость операций с виртуальными объектами. На стартовой позиции понятия (понятия вообще, как таковые, смотри тему первой недели) выступают в качестве тех виртуальных объектов, которые мы отчуждаем. Понятия — это виртуальные объекты с которыми выполняем (1) повторяемые операции и (2) операцию повторяемости. (Отсюда наше обращение к понятию повторяемости (не путать с обычными механическими повторениями).) В обсуждении технологии больших данных мы присмотримся к ошибке как предмету (приёму) цифрового мышления. (Это будет тема второго триместра.)

    А ближе к финалу нашего долгого путешествия в поисках машинного разума наш исследовательский взор остановится на цифровых деньгах. В третьем триместре нефиатные деньги станут виртуальными объектами с несколькими функциями поверх способности быть средством платежа, фиксировать обменную стоимость и воплощаться формой богатства. Мы откроем для себя возможности цифровым деньги, способных как мотивировать на повторяемость операций с ними, так и (2) требующих мотивации на повторяемость трансакций.

    А что следует понимать под определением "виртуальный объект"? Виртуальные объекты — это максимально широкий набор локаций на карте цифрового мира. Нас интересует какой подкласс?

    Среди класса виртуальный объектов наше внимание приковано к подклассу собственности. Это виртуальная собственности. Это цифровая собственность.

    Взаимоотношения собственности и собственника — это предмет изучения в теории отчуждаемого мышления.

    Драматический конфликт между собственностью и собственником — предмет теории отчуждаемого мышления.

    Жизненный цикл прав на собственность (всегда как виртуальный объект) — это предмет практики отчуждаемого мышлении в более узком смысле слова. Аспекты цифрового отчуждения следует пристально рассмотреть для понимания возможностей отчуждаемого мышления. Все грани отчуждаемого мышления раскрываются через практику цифрового отчуждения, знакомящую с с полным жизненным циклом электронной собственности.

    У теории отчуждаемого мышления может быть второе название — Alienation-economics. Чем это вызвано? Отчуждаемое мышление востребовано потому, что становление собственности происходит через практику цифрового отчуждения. Цифровое отчуждение — это важнейшая категория в науках, которым предстоит заняться изучением деятельности экономического агента на виртуальных сервисных платформах.

    4.
    Двери бытия закрыты перед тем, кто ни от чего не отчуждается.

    Накануне цифровизации должна быть система навигации, единая для форматов offline и online. Кому-то может нравиться марксизм или иная идеология, как бы применимая в формате offline, и почти применимая в формате offline, но тотально бесполезная в формате online. Этот тезис можно повторить для большинства картин мира. Философия ошибок предстаёт идеей, применимой, как в формате offline, так и по всей вселенской длине online. Почему так и не иначе? Отчасти из-за того, что с ошибками человек имеет дело до теории. Играбельность и ошибки, на нулевом уровне сложности доступные через понятия, суть теоретическая деятельность. Ошибки становятся инструментом до того, как человек успевает сформулировать потребность в теории и приступить к выбору из теорий или к созданию новой теории. Парадокс в том, что ошибки остаются с человеком на всём его-нашем пути. От начала и до финала всех наших теоретических изысканий. Результат любой теории доступен нами через ошибку, ошибочно интерпретируется при жизни её создатели и, тем более, после смерти первооснователя. Ошибками передаётся теория из поколения в поколение. (Подробнее о новой концепции образования сказано в книге "Аватарная революция" на стр. 84-91.)

    Субъект становится личностью потому, что ошибается. Но и больше. В формате offline субъект и личность — это состояние знания (о мире). В силу собственных ошибок или благодаря рефлексии по поводу ошибок других (объектов). Безыгровой сеттинг RR не позволит хотя бы имитировать (пользовательские, offline) ошибки. Вероятности совершить ошибку, ошибаться как человек, аватар лишен, хотя он — состояние, которое возникает поверх цифровой копии пользовательских ошибок.

    Аватары — это дозоры цифрового бытия.

    В каждый конкретный момент аватар будет пребывать в одном из состояний, восходящих к психике пользователя и повторяющих события, ранее пережитые пользователем. Эти состояния будут переданы через масштабируемость, децентрализацию и (всегда и только денежной) рекурсию (отчуждения). Состоянием знания о мире аватар и его пользователь становятся потому, что одновременно ошибаемся цифровыми деньгами, денежными трансакциями и храним ошибки в электронных монетах. Мы храним память, как о совершённых ошибках, так и о тех ошибках, которые не имели места в реальности. Отсутствующие ошибки могут быть инструментом. Прежде всего, инструментом познания мира.

    Вопросы по итогам недели:

    Как бытие доступно аналоговому пользователю?
    Назовите базовые понятия отчуждаемого мышления.
    Как между собой связаны понятия мышления и ошибки?
    Какие инструменты мышления будут востребованы цифровой экономикой?

    Вопросы по итогам месяца:
    Чем ошибка аналогового пользователя важна для отчуждаемого мышления?

    Выход из темы триместра:

    Как продолжить разговор о бытии как жизненном пространстве аналогового пользователя ошибок, оператора ошибок, и сущем, определяемой матрицей всех теоретически допустимых повторяемостей? Проблема сущего как синонима цифрового мира требует обращения к теме Data Science.

    Вопросы по итогам триместра:
    Какие Вам известны понятия отчуждаемого мышления? Дайте характеристику базовым понятиям?
    Что объединяет бытие аналогового пользователя и аватара в цифровом сущем?
    Какие афоризмы про отчуждаемое мышление должен знать амбассадор отчуждения? Процитируйте.

    Проверочный вопрос по содержанию прочитанного:

    Что в отчуждаемом мышлении рассматривается новым ресурсом для цифрового процветания?

    Поздравление и награда за изучение темы

    Дорогой обучающийся!

    Разреши Тебя поздравить с присвоением званиям "носитель мышления собственника"! С этого дня Ты получаешь право именоваться "носителем мышления собственника" (это нулевой уровень отчуждаемого мышления)!

    До встречи в новом триместре!

    Аннотация. Третья книга в серии расширяет знакомство с авторской концепцией AI как цифрового капитала. Изоморфизм капитала и AI определяется кульминацией в драматургии становления аватара. Платформизация отчуждения объясняется через новый образ AI. Монетизация цифрового Я потребует новых подходов к построению сетей 5G, уверен автор. Самые смелые интерпретации Data Science связаны со взглядом на ошибку как новый ресурс виртуального процветания. Предоставлено строгое и систематичное изложение основных понятий и принципов цифровой собственности. Аватарные деньги. определены содержательно интересной проблемой. Ранее представленные основы аватарной экономики переводят разговор с читателем на уровень прогнозирования сервисов будущего. Апробация результатов исследования состоялась в докладе на XVI Всероссийской научно-практической конференции «Реклама и PR в России: современное состояние и перспективы развития» в феврале 2018 года в СПбГУП. Для всех, кто интересуется авторскими прогнозами развития цифровой экономики. Книга написана афоризмами.

    Календарный самоучитель отчуждаемого мышления от автора книг
    «Аватарная революция» и «Масштабируемое золото»!

    1st Network edition
    Intellectual language
    Digital + Aphoristic Content
    Full version
    PLUS BONUS Оглавление


      Месяц мышления
    1. Неделя 1. Понятие — институт мышления
    2. Неделя 2. Мышление
    3. Неделя 3. Маршрут отчуждения
    4. Неделя 4. Отчуждение

    5. Месяц платформизации.
    6. Неделя 5. Платформа отчуждения
    7. Неделя 6. Платформенное сознание
    8. Неделя 7. Платформенная трансакция.
    9. Неделя 8. Платформенная инициатива.

    10. Месяц бытия
    11. Неделя 9. Отчуждаемое мышление
    12. Неделя 10.
    13. Неделя 11.
    14. Неделя 12. Отчуждаемое мышление как масштабирования бытия

    15. Месяц ошибок
    16. Неделя 13. Реиграбельный капитал
    17. Неделя 14. Цифровая конвергенция

    Учебное пособие составлено исключительно из авторских сочетаний слов!

    Гипертекст проверен поисковиками google.com/search и yandex.ru/search. Перепроверь сам!

    Читать далее

    Платформенная мысль Аватарная революция Бытие из сущего Дозоры бытия Собственность Мышление Масштабирование Мышление — это институт RR

    Неделя 6. Масштабируемое золото

    Вопросы по итогам первого месяца:
    Вы — субъект? Докажите!
    Какие Вам известны понятия теории отчуждаемого мышления?
    Какие понятия бытия и понятия цифрового сущего предлагаются в теории отчуждаемого мышления?
    Что в отчуждаемом мышлении понимается под новыми производительными силами?

    Неделя 13. Платформизация повторений!

    (исправить 1)

    6. Морфология субъектности.

    (исправить)

    6. Инициатива мысли требует отчуждения для последующего владения собственностью. Без последующего овладения собственностью, не было, ни отчуждения, ни инициативы мысли.

    (исправить)

    6. Отчуждение — это инициатива мысли.

    (исправить)

    6. Гений просыпается в будущем, не ночуя в настоящем.

    Какой единственной валютой толпа может оплатить услуги гения? С гением толпа расплачивается будущим как валютой. (Анатолий Юркин) Будущее — это единственная валюта, которой толпа может оплатить услуги гения.

    6. Отчуждение — это жертвоприношение.

    (исправить)

    6. Хаос – это децентрализация с точки зрения децентрализируемого.

    Хаос – это децентрализация с точки зрения того объекта, которого децентрализируют.

    Шахматы – это лучшая имитация децентрализации. Шахматы – это хаос децентрализации с точки зрения фигур на клетках. "А зачем нам ваша децентрализация?" - спрашивают те, кто продолжает истово играть в шахматы. Сторонники децентрализации не любят шахматы. Шахматы — это любимый вид отдыха среди тех, кому надо осуществлять децентрализацию и теми, кто категорически против децентрализации. Суть шахмат в том, чтобы отучить от не оптимальной децентрализации.

    6. Ты не весь поглощен децентрализацией и масштабированием, если тебя пугает всего лишь хаос.

    Если тебя по-прежнему пугает хаос, значит, ты не весь поглощен децентрализацией и масштабированием.

    6. Отчуждение — это становление бытия через необходимость принести в жертву сущее.

    (исправить)

    6. Отчуждение — это бытие как удаление от сущего.

    Отчуждение — это разные формы бытия как движения от сущего.

    2. Мышление — это непустое множество ошибок.


    (исправить форматы Категория offline. Категория online. Разделить на две. и третье общее)

    3. Ошибки — это форма отчуждения, доступная аналоговому пользователю.

    (исправить сразу 3 в Биг дата)

    6.

    (исправить)

    Совершенствование и оптимизация искусственного интеллекта непосредственно зависят от ошибок аналоговых пользователей. Чем больше будет сделано разнообразных аналоговых ошибок, тем сильнее будет искусственный интеллект. Ошибки аналоговых пользователей выступают ресурсом развития искусственного интеллекта. Если ошибки своего рода "сырье", тогда возникают вопросы. Как доставлять? Где и как хранить? Как "держать под рукой"? Универсальным ответом на подобного рода вопросы могли бы стать аватарные деньги.

    Март

    Что такое отчуждение?

    Что такое полнота бытия?

    Что такое безошибочность?

    Синдром Сезама Рекурсивно-инверсионный капитал с реиграбельностью искусственного интеллекта.

    Сенсибельный капитал аналогового пользователя

    Платформизация отчуждения — это итоговая технологизация бытия, начавшаяся технолоизацией мышления.

    Платформизация отчуждения — это рекурсия инверсии. Бытие на платформе отчуждения (в качестве клиента или работника, не сутьв ажно) — это инверсия рекурсии.

  25. © 2017-2019 Анатолий Юркин (с) (Анатолий Юркин) Все права на текст принадлежат: Анатолий Юркин