№772 (8) от 2 марта 2006 года

Жертвенные сироты

Протест против беззакония спецслужб - гражданская позиция нашего современника. Снимать честные фильмы о беззакониях спецслужб умеют в парадигме западноевропейской культуры и никакой иной (не советской, не китайской и, тем более, не российской). Все контексты и подтексты современности располагаются между премьерными датами двух шедевров – "Трех дней Кондора" (1975) мастера на все жанры Сидни Поллака и "Загадки Галиндеза" (The Galindez mystery или The Galindez File, 2003) режиссёра Жерардо Херреро. Тенденция настолько велика и всеобъемлюща, что создается устойчивое ощущение о современном искусстве как организованном протесте против беззакония, против кровавой позиции ненаблюдаемых недоброжелателей гражданского общества. В российском социальном триллере Александра Атанесяна "24 часа" (2000) не было ни сознательных граждан, ни общества, а криминальные марионетки управлялись из Диспетчерской. Образ Диспетчерской в фильме "24 часа" был серьезной заявкой на приближение к стандарту современного гражданского фильма.

Несоответствие слов в понятии "гражданское общество" скрывает конфликтные контексты и подтексты. Да, по идее, общество и должно состоять из граждан. Но современность извратила самые простые слова. Толпа, называемая "обществом", должна исходить из неких некоммерческих стимулов, чтобы породить истинных граждан, способных остановить процессы социальной деградации.

Гражданское общество – это группа людей, отличающихся стойкой идиосинкразией к деяниям и нравам спецслужб; любых закрытых обществ, культивирующих насилие.

Строить гражданское общество, носить его идеалы в сердце необходимо не по букве Конституции, но в заботе о детях.

Дети – последняя разменная монета, которую спецслужбам пока еще разрешают пустить в оборот в "приличном" (глобализованном) обществе. Сегодня по всему миру и, прежде всего, в развитых странах функционируют детские публичные дома. В школах юных осведомителей выращивают полиглотов. Наркотики продаются школьниками для одноклассников. С автоматическим оружием дети ходят по планете. Густая тень спецслужб лежит на всех детских преступлениях.

Кто-то наивно полагает, что на пляжах Артека Саманту Смит навязчиво не охраняли дети-телохранители из якобы беспечного окружения? С точки зрения остросюжетности история безымянных детей-телохранителей Саманты Смит и "теней" для прочих визитеров несовершеннолетнего возраста еще более трагична, чем штрафбатовская эстетика фильма "Сволочи".

Страшно другое – в целом СМИ и официальные коммуникации используются для развращения народа и нации, когда все дееспособное население – "стукачи" и сутенеры большого публичные дома, всегда готовые переквалифицироваться в киллеров. Дети – солдаты самой последней мировой войны. Душа ребенка – арена боевых действий для информационных войн на выживание. "Сволочные" выпускники казахстанской детской диверсионной школы – героические дети из бестиария Великой Отечественно войны. Поэтому фильм "Сволочи" – стратегический успех российского кинематографа.

Жертвенная гора

Хулители фильма "Сволочи", вы в Победу веруете или обманываетесь на легенды Второй мировой войны, "белыми нитками" наспех сшитые пропагандистской иглой? Так "белые нитки" сноровисто меняются на окровавленное альпинистское снаряжение, что и было сделано в "Сволочах". "Документальная правда" мировых войн есть не более чем схематичное соответствие пропагандистским клише одной из воюющих сторон. Показательна лексика тех, кто хочет, чтобы матрица сегодняшнего дня уподобилась тому, как было раньше в СССР. Мы веруем в Победу и всё. А вдруг вы лишь разделяете ошибки пропагандистской машины? А мы, маргиналы, помним схватки, бои и сражения. И не все они завершались победой, но каждый из боев имеет сакральную цену. Афганистан не Победа, но по смыслу очень близок к главным событиям ХХ века. Нет, чтима не Победа, а право на поединок. Героизм в затяжной дуэли цивилизаций. Действо, в котором невозможна конечная Победа, а просто выживший назначается носителем трактовки пережитых событий. Победитель живет далее. Красный угол русской избы - идея Боя. Для человека-оператора борьба с титаническим противником важнее Победы, неуместно, но закономерно провоцирующей карнавал. Так вот, в 1945 году наши деды одержали Победу, но их внуки мало похожи на живых людей. Военная драма "Сволочи" - антипод российского официоза. Поэтому не следует воспринимать фильм "Сволочи" в качестве кандидата на рекорды по кассовым сборам. Тактическое значение фильма "Сволочи" состоит в том, что раз и навсегда закрывается "тема Лукьяненко" с его постмодернисткими сценариями для "дозоров" всех времен суток.

Очень важно, что со 2 февраля 2006 года фильм "Сволочи" режиссера Александра Атанесяна пришел к российскому зрителю одновременно с "Мюнхеном" Стивена Спилберга. При всем внешнем различии Атанесян и Спилберг ведут речь об одном – о границах насилия, которого вроде бы не существует по официальной версии. Различие между судьбой персонажей Атанесяна и Спилберга не в объемах финансирования спецопераций. Помнится, под синим шестигранником душегубы в "Мюнхене" ворочают сотнями тысяч долларов, а десталинизированные "сволочи" получают деревенское удовольствие от ворованной халвы и не спешат надкусить краденное яблоко. Различие в том, что на офицерские плечи персонажей Спилберга давят историческая традиция и религиозные догматы. У Атанесяна несовершеннолетние "сволочи" представлены вселенскими маргиналами, способными подорвать Царь-гору по врожденной привычке играть без правил.

Живущие в пределах Садового кольца, московские критики поспешили пристегнуть "Сволочей" к телесериалу "Штрафбат" Николая Досталя. Это не совсем правильно. Жестокой правдой "Сволочей" Александра Атанесяна сполна заплачено по давним счетам классического фильма "Белорусский вокзал" (1971) Андрея Смирнова. "Сволочи" не антипод "Белорусскому вокзалу", а его конспирологический сиквел (продолжение). "Белорусский вокзал" содержал простую мысль о том, что все и любые жертвы военного времени не были напрасны и каждому ветерану достанется толика внимания социального государства. На контрасте видно, что "Белорусский вокзал" – многолюдный фильм. Деградировавшее российское государство не знало бы, что ему делать с "лишними" стариками, выживи в горных поединках больше двух "сволочей". Милицейская дубинка и коррупционные поборы – вот, что на перроне Белорусского вокзала XXI века ожидает хулиганствующих героев горной войны.

"Где качественный саунд-трек?" – недовольно спрашивают критиканы (Ирина Жаркова и др.) после просмотра "Сволочей" в американизированных кинотеатрах. Это, конечно, синдром "Белорусского вокзала". Если бы не единственный музыкальный номер, "Белорусский вокзал" воспринимался бы конформистским китчем. Если бы не финальная сцена, "Сволочи" подпадали бы под определение "китчевое чтиво" про диверсантов. Жертвенные сироты Александра Атанесяна развенчивают российский официоз, жирующий за счет паразитарного существования на разрубленных останках советской государственности. Кем были бы сегодняшние офицеры спецслужб без тайных подвигов "штрафников" или "сволочей", от которых по всем правилам информационной войны поспешили откреститься службы общественных связей официальных структур? Будто и не знают носители заразной болезни "официоз", что историческое возмездие реализуется не по приговору суда, а народный гнев не требует доказательной базы.

Канун великого разоблачения

В антитеррористической драме "Мюнхен" Стивена Спилберга не слышен музыкальный пафос "Белорусского вокзала" и не наблюдается финал, сравнимый с последними диалогами и кадрами "Сволочей". "Мюнхен" Стивена Спилберга снят про то, что в любой исторический период нация должна быть сама себе аппаратом насилия (возмездием для врагов) и социальным государством (с Пенсионными фондами на безымянных счетах в швейцарских банках). Заочно возражая Спилбергу, Александр Атанесян в новом фильм напомнил простую истину, что самой возможностью пользоваться плодами гражданского общества человечество обязано подвигу всякой русской "сволочи", имевшей смертоносный инстинкт с оружием в руках выступать против Зла. Не без уместного мелодраматизма "Сволочи" дают исчерпывающий ответ на вопрос о том, почему невозможен советский или русский "Мюнхен".

"Сволочи" – это единственный "Белорусский вокзал", которого заслужило население на глазах уменьшающейся страны под флагом с двухголовым орлом и с офицером спецслужб в качестве правителя. Мелодраматический рассказ о буднях детской диверсионной школы - это семиотические "ягодки", обещающие семантические плоды с горькой мякотью и неудобоваримой косточкой.

Драма "Сволочи" – первая буква из алфавита разоблачений спецслужб ХХ века.

Сайт: polygamist.narod.ru.
Источник: газета "Новый Петербургъ"
Автор: Анатолий Юркин
Рубрика: кинорецензия
Дата: 2 марта 2006

Все кинофильмы в Сетилопедии:

  • "Заседание кинолектория" (Havana, 1990)
  • "Ангел ностальгии" (Сакральный ландшафт в драме "Ностальгия" Андрея Тарковского)
  • "Цена "золотых львов"("Возвращение", 2003)
  • "Царь всегда боится царедворцев" ("Бедный, бедный Павел...", 2003)
  • "Выживание среди предметов" ("Бумер", 2003)
  • "Белый мститель" (The Interpreter, 2005)
  • Stand on Matobo (The Interpreter, 2005)
  • "Полное прохождение" (Фильм Nirvana как геймерская головоломка)
  • "Слышат ли электронные ангелы жалобы механических медвежат? (Artificial Intelligence, 2001)
  • "Философия оператора в фильме "Эквилибриум" (Equilibrium, 2002)
  • "Государство насилия и человек-оператор" (The Galindez mystery или The Galindez File, 2003)
  • "Белый импульс" (White Noise, 2005)
  • "Отелло для Джульетты" (Man On Fire, 2004)
  • "Отсутствующая угроза" (The Village, 2004)
  • "Господин Двойников" (Primer, 2005)
  • "Амели" - наркотик для семиотиков" (Le Fabuleux Destin d`Amelie Poulain, 2001)
  • "Весомый DоVоD в пользу DVD" (Spy Game, 2001)
  • "Терроризм - карнавальные похороны Запада" (Spy Game, 2001)
  • "Шпионская драма Spy Game как сказка" (Spy Game, 2001)
  • "Разоблачение как ошибка" (Shattered Glass, 2003)
  • "Симулятор одиночества" (Natural City, 2003, Южная Корея)
  • "Гитлер как торжество демократии" (Hitler: The Rise of Evil, 2003).
  • "The Three Days of the Condor как волшебная сказка" (The Three Days of the Condor, 1975)
  • "Эстетика ошибки в драме All The President's Men" (All the President's Men, 1976)
  • "Под ножом иноязычия" (Hotel Rwanda, 2005)
  • "Опасны ли чугунные скороходы?" (Terminator-3: Rise of the Machines, 2003)
  • "Зачем воля реализует оперативный образ?" (The Order, 2003)
  • "Матрица, ты чей двойник?" (The Matrix, 1999)
  • "Случайная сеть" (Random Hearts, 1999)
  • "Шоферская доля Сандры Баллок" (2001)
  • "Трудно быть богом" - опасный фильм?" (2003)
  • "Андрей И: У нас Ромео и Джульетта стали бы налетчиками" (2003)
  • "Люди, которых лучше не знать" (People I Know, 2002)
  • Анонс

    Приговоренные смертью

    (Военная драма "Сволочи" как антипод российского официоза)

    "Русские - жертвенные сироты социального государства". Из кинорецензии "Жертвенные сироты-2"

    Проклятые жертвы

    "А вдруг гражданское общество - это нация диверсантов?" Из кинорецензии "Жертвенные сироты-2"

    "Военная драма "Сволочи" - это российский аналог антицерковной комедии "Красная таверна" (Франция, 1951) режиссера Клода Отан-Лара с Фернанделем". Из кинорецензии "Жертвенные сироты-2"

    Споры вокруг отечественного фильма

    Редакция "Пророчеств и Сенсаций" намеревалась было промолчать по поводу дискуссии на форуме на ресурсе kinokritika.ru, но…

    8 декабря 1991 в Вискули (Беловежская Пуща) подписаны Беловежские соглашения. Этот исторически важный документ прекратил существование Союза Советских Социалистических Республик (СССР) как субъекта международного права и декларировал образование Содружества независимых государств (СНГ). На мой взгляд, 9 мая 1992 года впервые возникла этическая проблема - как праздновать победу СССР над врагом, если СССР распался?

    Философский вопрос - а не означает ли распад СССР факт поражения? Эстетический вопрос - как снимать фильмы о войне без совесткого патриотизма и криков "За Сталина"? Сгусток этих злободневных проблем находился в подвешенном состоянии, пока создатели "Сволочей" не подсказали, как можно решить проблему.

    В отсутствии социального государства социально не защищенные группы населения потеряют право на представительство интересов в широкоформатном кинематографе.

    Проблема не в том, что в России отсутствует социальное государство. Проблема не в том, что часть населения России, либо не знает о крахе социального государства, произошедшем 8 декабря 1991 года, либо живет, не задумываясь о позитивном значении государства, обеспечивающего социальную защиту граждан. Проблема не в том, что образ "социального государства", доминирующий в советском кино, вымыватся из массового сознания, и оскверняется в современных фильмах. Проблема не в том, что наш современник живет вне социального государства, не испытывая потребности в произведениях искусства на тему "противостояние личности с одной стороны и с другой - десоциализированного государства". Можно прожить без просмотра американского фильма "Враг государства". А без медицинской помощи? Без пенсионных капиталов? Без диспансеризации? Без санитарных норм в мегаполисах?

    В этом контексте демонстрация "правильных" советских кинофильмов входит в чудовищный контраст с российской действительностью, провоцирует на социальное недовольство. Например, перед майскими праздниками 2007 года снова показывали телесериал "Государственная граница". В одной из серий, посвященной довоенному периоду отечественной истории, рассказывается о деятельности (кознях) белогвардейцев на территории Китая. О мерзких врагах Советской власти в одном из донесений с пафосом говорилось: "Ведут переговоры о территориальных уступках". Ах, плохие персонажи.

    Проблема не в том, что наш современник пребывает в таком масс-медийном пространстве, когда полностью атрофировались воспоминания о социальном государстве и потребности в таковом. Так в чем же проблема? Проблема в том, что наш современник становится разменной фигурой в борьбе между кастами, цехами и корпорациями, претендующими на причастность к идеалу "социального государства" без затрат на исполнение хотя бы части его функций.

    И здесь зрители фильма "Сволочи" стали полигоном для тестирования ситуации, когда спецслужбы - в данном случае не более чем каста, цех и корпорация с цензорскими полномочиями - продиктовали толпе отношение к произведению искусства.

    Ибо фильм "Сволочи" интересен тем, что его создатели показали широкой аудитории модель конфликта между пока еще "социальным государством", на военное время сбросившим с себя социальные функции, и маргиналами, которые ничего не ждут от государства, но принимают участие в противостоянии государств, выигрывают, если не войну, то бой.

    Вот такого удачного с художественной точки зрения моделирования актуальной проблематики и не имеют право допускать любые государственные (фискальные, репрессивные и др.) органы в отсутствии навсегда утраченного социального государства.

    Слишком много вокруг гариков, которые не йорики, но жонглирующих памятью жертв войны и требующих святой воды для спецслужб. Это нас, поклонников фильма "Сволочи", кто-то на ресурсе kinokritika.ru обвинил в том, что мы якобы «сидим в этой яме (отрицания роли тайной полиции в победе с СС? — А.Ю.) — и с большим удовольствием (готовы — А.Ю.) снимать такие фильмы»?!

    Пришло время прочистить мозги гарикам, которые не йорики.

    Когда умер Андрей Краско? Ответьте на этот простой вопрос. С цитатами из двух интервью убиенного Актера. Якобы от сердца Краско умер тогда, когда решил снимать фильм о девочках-проституках из 1940-х годов. Сначала Краско вместе с одним известным режиссером собирали факты. Нашли море фактов! Потом режиссер отказался от проекта. Но Краско проявил упорство… И умер.

    Если бы Краско не умер так своевременно, то вслед за "Сволочами" сняли бы фильм о том, как партия и энкавэдэшники попросили школьниц заняться сексом с иностранными моряками в интересах Победы. А ближе к Победе этих проституток-комсомолок, несоврешеннолетних девочек собрали, расстреляли и затопили на барже. Всех. Ни одна не выжила. Некому сказать, что это правда. Вышел бы фильм на экраны, и куча народу засуетилась бы , дескать, где свидетели, где доказательства? И все эдак с пафосом. Хватит врать, достали лизоблюды тех, кто старушек разгоняет дубинками. Дети - разменная монета там, где воюют взрослые.

    "Сволочи" — про мальчиков, а Краско не дали снять фильм про ДЕВОЧЕК.

    Hosted by uCoz