Анатолий Юркин

    Амбассадоры отчуждения

    Часть 3. Аватарные деньги
    Part 3. Avatar Money or 92 Postulate Recursion of Alienation

    Основы денежной теории отчуждаемого мышления в 92 постулатах в ежедневных, каждонедельных и помесячных занятиях

    Летний триместр в ежедневных, каждонедельных и помесячных занятий на протяжении 14 недель.
    92 постулата за 14 недель

    Месяцы: июнь, июль и август.

    Настроение сезона: денежное.

    Тема летнего триместра:
    Деньги — это институт отчуждаемого мышления

    Вход в тему летнего триместра

    Задача летнего триместра состоит в том, что узнать, как нефиатные цифровые деньги отвечают потребностям реиграбельного капитала?

    Способны ли деньги, как институт отчуждаемого мышления, выступить основой для развития агентов реиграбельной реальности?

    Июнь.
    Первая неделя летнего триместра.
    Тема недели:
    Собственность — это институт отчуждаемого мышления

    Первый постулат летнего триместра.
    Идея собственности вырабатывается врожденным восприятием глубины пространства, доступном всем млекопитающим, но именно у человека усиливается мышлением до туннельного эффекта отчуждения.

    В отчуждаемом мышлении человека образ собственности возникает благодаря туннельному эффекту отчуждения, которое следует рассматривать усилением врожденного восприятия глубины пространства, доступного всем млекопитающим.

    2.
    Отчуждение — это врожденное восприятие глубины пространства, усложнённое до образа собственности.

    Отчуждение — это врожденное восприятие глубины пространства, усложнённое до образа собственности.

    Отчуждение — это врожденное восприятие глубины пространства, приложенное к собственности.

    3.
    Мышление — это масштабирование отчуждения.

    Мышление — это оператор масштабирования отчуждения.

    Зачем надо было в ранее представленном тезисе изменить последнее слово? Зачем слово "ошибка" мы поменяли на отчуждение" в умозаключении про мышление как оператора масштабирования? (Тема масштабирования была нами рассмотрена по другому поводу.) Ответ будет представлен продолжением логической цепочки выводов.

    Мышление аналогового пользователя и собственника — это приобретаемая функция масштабирования отчуждения.

    Мышление цифрового субъекта — это оператор масштабирования электронной (интеллектуальной, ранее нами рассмотренной) собственности.

    А кто у нас главный цифровой субъект? Собственник! Носитель мышления собственника.

    (исправить 4)

    5.
    Отчуждение — это мышление собственника.

    Мы предположили, что собственник — это субъект отчуждаемого мышления. Тогда вокруг чего выстраивается мышление собственника как частный вариант отчуждаемого мышления? (В каком-то смысле можно сказать, что благодаря мышлению собственника носители отчуждаемого мышления удерживали минимальные позиции в уходящей аналоговой экономике, находившейся под железной пятой игры и в паутине ростовщичества. В уходящей аналоговой экономике, находившейся под железной пятой игры и в паутине ростовщичества, мышление собственника как частный вариант отчуждаемого мышления выстраивалось вокруг денежного товара.

    6.
    Миражом самого никчемного ресурса помани носителя мышления собственника, а на выходе случится прибыль.

    Деньги — это критический ресурс, за формальный доступ к которому 90 процентов наивных налогоплательщиков расплачивается фактической невозможностью запустить денежный продукт в оборот.

    7.
    Объект, для которого нет зазывалы на базарной площади, магическое мышление собственника превращает в денежный товар.

    Из-за денежного фетишизма возникают проблемы с причинно-следственной связью. Путаница в определение того, что за чем следует. Сбой в классификации. Нарушение последовательности. Сперва запускаются процессы отчуждаемого мышления. Для удовлетворения потребности отчуждаемого мышления ведётся поиск института. Происходит выбор денежного товара. Затем в обществе получают хождения деньги. Набирает силу денежный фетишизм. И вот к этому моменту экономические агенты забывают, что отчуждаемое мышление испытывало потребности в объективизации отчуждения. Отчуждаемое мышление испытывало потребности в предмете. С момента выбора денежного товара (в классических примерах — это золото) экономические агент отчуждается от... отчуждаемого мышления. так было в аналоговой экономике. Но всё обещает измениться в цифровой экономике. С головы на ноги всё следует перевернуть в связи с требованиями платформенной экономике. Потребность отчуждаемого мышления в деньгах как предмете, на котором можно демонстрировать туннельный эффект отчуждения, становится насущной в связи отказом от фидуциарных денег. А что это такое? От чего отказываемся? Рассмотрим всем хорошо знакомый институт аналоговой экономики, от которого нас заставляет отказаться аватарная революция. И сделаем мы в теме следующей недели.

    Вопросы по итогам недели:

    Как образ собственности возникает в отчуждаемом мышлении?

    Неделя 2. Критика фидуциарных денег как устаревшего института аналоговой экономики

    1.
    В эпоху больших данных фидуциарные деньги суть аплодисмент одной рукой.

    Могут ли деньги как таковые, деньги вообще быть институтом отчуждаемого мышления? Да. Ничто так не помогает адаптироваться к реальности, как деньги. Как при их наличии, так и при их отсутствии. Наличие денег — это сигнал отчуждаемого мышления. Отсутствие денег — это сигнал отчуждаемого мышления.

    Общий ход прогресса и технологии аватарной революции отвергают фидуциарные деньги. Цифровая экономика требует чего-то нового и ранее небывалого.

    2.
    Фидуциарные деньги — это самое безнаказанное преступление любого государства.

    В аналоговой экономике двумя руками ростовщики аплодировали фидуциарным деньгам, контролируемым государством и частными компаниями с централизованным управлением.

    Почти исчерпавшая себя, близкая к нулевой реиграбельность фидуциарных денег не способна содействовать созидательному потенциалу ошибки.

    3.
    Фидуциарные деньги — это финансовая пирамида, в тени которой налогоплательщик блуждает по лабиринту государственного произвола.

    Поэтому можно понять ужас конкретного Иванова, потратившего все свои сбережения в фидуциарных деньгах на приобретение модной криптовалюты, когда ему объяснят, что место в цифровой раю покупается за простые человеческие ошибки.

    4.
    Прикованный к фидуциарным деньгам, россиянин простодушно поражается тому, что в 2017 году в Отечестве функционировали 140 финансовых пирамид.

    Финансовые пирамиды обещают стать мостиками от блокчейна и до Big data, по которым беззаботный обыватель будет разгуливать туда-сюда до полного истощения кошелька с фидуциарными деньгами.

    5.
    Издержки по хранению фидуциарных денег стремятся сравняться с возросшей стоимостью позавчера не приобретённой криптовалюты.

    Для реиграбельного капитала, для децентрализованной цифровой валюты, для нефиатных цифровых денег потребуется пользователь, забывший запах фидуциарных денег.

    6.
    Мнимые достоинства фидуциарных денег рассеиваются туманом финансовой пирамиды при втором взгляде на реиграбельность цифрового капитала.

    В 1991 году в продажу на пяти дискетах поступила экономической стратегии Сида Мейера. С наступлением аватарной революции (1991) фидуциарные деньги могут быть оцифрованы. При сегодняшнем раскладе сил фидуциарные деньги обязаны обзавестись электронным аналогом. (Самое интересное, что в противном случае фидуциарные деньги останутся формой сокровища и платёжным средством только для цифровых луддитов, о которым скажем чуть позже.)

    После запуска криптовалюты Libra становится очевидно, что фидуциарные деньги не проходят цифровой конвергенции. (Не выполняется условие №1, выдвигаемое аватарной революцией.) Постулируется, что фидуциарные деньги не могут преодолеть рубежа масштабирования. (Условие №2.) Фидуциарные деньги не доступны для полноценной децентрализации. (Условие №3. И не последнее.)

    Всё сказанное не повод отказываться от денег как института повторяемости. Отчуждаемое мышление по-прежнему будет испытывать потребность в денежном товаре. Поэтому деньги будут институтом RR. Какие деньги? На каких условиях? С выполнением каких требований?

    7.
    Время — палач фидуциарных денег. И акушерка для домашних родов цифровой валюты.

    Отныне «сказать себе» означает начало диалога с цифровым двойником. Который настолько «цифровой», что с какого-то момента вовсе и не двойник. Не двойник, а кто? А тот самый Другой. Нас интересовала техническая сторона дела (VR, блокчейн, Big Data, RR и т.п.). Но может оказаться так, что «сказать себе» равнозначно диалогу с Другим. С таким абсолютно Другим, инаковость запредельная которого определяется его собиранием из цифровых копий твоих ошибок! Другой как иначе собранный из твоего бытийного. Из своего бытия ты хочешь «сказать себе», но услышать тебя способен Другой из виртуального сущего. Из сущего, подкрепленного технологиями виртуализации всего. Прежде всего, технологиями виртуализации твоих ошибок. И это всё обещает произойти по одной простой причине. Это реализация бритвенного принципа Оккама. Это наиболее простой путь для движения из бытия в сторону сущего. Двигаясь в сторону сущего, мы оказываемся в бездонных глубинах RR. И случиться бы метафизической беде, если бы нас не сопровождал верный спутник по имени Деньги. Цифровые деньги. Аватарные деньги.

    Вопросы по итогам недели:

    Какой институт аналоговой экономики признается устаревшим в теории отчуждаемого мышления?
    На чём можно построить критику фидуциарных денег?
    Как Вы понимаете метафору про аплодисмент одной рукой? Кто и чему аплодировал двумя руками в аналоговой экономике?

    Неделя 3. Цифровые деньги в экономической теории отчуждения

    1.
    Аналоговая экономика — это наковальня, ждущая удара молота Libra.

    Реиграбельность — это категория экономической теории отчуждения. Реиграбельность цифрового продукта (товара и услуги) — это обязательно условие функционирование RR. На реиграбельность можно посмотреть как на отчуждаемую повторяемость, из которой сшит театральный занавес безыгрового сеттинга.

    Фидуциарные деньги не отвечают запросом на играбельные деньги. Сегодня кризис пытаются решить с помощью криптовалют. Выход из кризиса связан с установкой на цифровую валюту для нужд реиграбельного капитала. Из чего становится понятно, что это должны быть какие-то совершенно новые реиграбельные деньги.

    2.
    Facebook оказался подготовительным этапом проекта криптовалюты Libra.

    Цифровая цивилизация свидетельствует о такой стадии развития общества, когда кругооборот капитала определяется людьми, способными нарастить контент. Когда ничего нельзя сделать без контента. Отныне ничего нельзя сделать без контента. Хочешь нарастить капитал, разбогатеть? Работай с контентом! Разница между вчера и сегодня заключается в том, что отныне ты вынужден работать с контентом! Капитал и контент - это технологии, которые в виртуальной реальности будут функционировать без человека. Чего не понять? Тогда кто такой этот самый "ты"? Это твой аватар. А что будет, если рассуждение о свидетельствах цифровой цивилизации построить от обратного? Капитал в (не цифровой) экономике — это не всегда контент. Более того, это почти всегда не контент. Это фидуциарные деньги. Это ростовщический процент. Это активы, замороженные в инфраструктуре (здания цехов, устаревшие станки и др.). Не поленимся построить задом наперёд тезис о зависимости контента (возможности наращивать контент) от кругооборота капитала. Тогда надо сразу принять как данность, надо будет смириться с тем, что отныне и навсегда контент в цифровой экономике — это капитал!

    3.
    Дата запуска криптовалюты Libra от Facebook станет первым отрывным листком в календаре для привлечения цифровых денег.

    Какой бы день не был на отрывном листке календаря цифровой мотивации, мы помним, что день запуска криптовалюты Libra от Facebook обещал изменить механизм привлечения цифровых денег. Почему?

    Мы традиционно смотрим на деньги как на платежное средство, способ хранения ценности или форму богатства. Что мы увидим после изменения точки зрения? Виртуальный ландшафт из денежных гор будет определяться товаризацией мышления аналогового пользователя.

    Деньги — это экзо-скелет мышления. Это становится очевидным при движении по нескольким направлениям. В RR. В формате online. И, что важно для операторов повторяемости, при переходе к цифре.

    4.
    Криптовалюты — это язык, на котором удобно рассказывать про сохранение мотивации у наёмного работника в условиях убывающего доступа к фидуциарным деньгам и отсутствия аналоговых offline ресурсов.

    Постулирование будущего электронной валюты требует освещения проблемы фидуциарных денег. Принято считать, что создатели криптовалют возражают банкирам и ростовщикам. С точки зрения реиграбельного капитала криптовалюты — это полумеры. Такая же полумера, как и закономерная критика фидуциарных денег.

    Не забывая первоисточник от Уинстона Черчилля скажем со всей откровенностью: криптовалюты — это кавалерия современных финансовых войн. Которая движется в сторону "пулемётов" Big Data. Бурный расцвет бирж по торговле криптовалютами напоминает попытку ловить в море рыбу связкой из аквариумов.

    5.
    Ростовщик — это Сальери финансовой системы.

    Банковский процент — это безошибочная игра. Ростовщический процент — это безошибочная игра. Любая реформа банков и фидуциарных денег — это игра в безошибочность.

    Уживутся ли в тени банковского процента человечество и искусственный разум? Труд нашего современника и работа с наибольшими за историю человечества информационными массивами приведут к вхождению машинного интеллекта в быт человека завтрашнего дня. Без преувеличения можно сказать, что, оттягивая изобретение искусственного интеллекта, человечество платит налог беспечности. А до тех пор мировое хозяйство напоминает мозаику. Части головоломки соберутся в единое целое (паззл) лишь при условии создания AI.

    Если деньги – элитарный товар, то капитал – это виртуальные деньги. Операторы отчуждения полагают, что у капиталиста (заводчика) фактически нет денег, нет капитала. Могущественные экономические силы позволяют капиталисту (заводчику) исполнять функции человека-оператора. Ибо капиталист (заводчик) оперирует виртуальными деньгами. Имя этим могущественным силам мировой экономики – ростовщичество. В каком-то смысле можно признать, что, как и его наемный работник, с деньгами капиталист встречается по касательной линии.

    Капитал всегда в работе. Банковский капитал – это золото, серебро, драгоценные металлы, все бумажные деньги, ценные бумаги и сумма всех денежных операций. Поэтому в каждый конкретный момент у капиталиста (заводчика) нет денег. Капиталист получает ссуду в банке, уплачивает земельный налог, финансирует транспортников, поддерживает коррупцию, закупает сырье и станки, выдает зарплату и обеспечивает банковский процент. Последнее – это главное.

    Важнейшим способом наращивания денежного капитала выступает банковский %, который мистифицирует производственные и денежные отношения. Банковский процент мешает выразить стоимость товара. В этом его уникальность. Банковский процент – это механизм воспроизводства ростовщичества. Банковский процент – это валюта глобализированного общества. Это валюта валют. Банковский процент – это приз, ради которого стоит убивать и грабить. Закономерно, что между ведущими игроками начались закулисные мировые войны из-за банковского процента.

    Закон новой политической экономии гласит, что в экономических отношениях банковский процент не отражает, ни стоимости, ни ценности ошибок аналогового пользователя. Тем самым ошибкам, которым суждено стать универсальным и общедоступным ресурсом для клиентов платформы отчуждения.

    Банки - это фабрики по производству денег как элитарного товара. Понятие «элитарный товар» подсказывает, что деньгами владеет элита. Если элита западноевропейской цивилизации не понимает особой роли ошибок в экономике, то ей на смену придет китайская или индийская элита. Банковский кредит (ссудный капитал) определяет стоимость товара, торговый капитал – его цену. Капиталистическое производство – это система по производству банковского процента. Деньги – тень банковского процента.

    Банковский процент отступает там, где ошибка воспринимается товаром. Банковскому проценту нет места на рынке обмена ошибками. Например, самый успешный банк обречен на скорейшее и позорное разорение и банкротство, если служба безопасности взялась торговать ошибками этого финансового учреждения. Поэтому вдвойне интересен игрок, которого государство и общество наделили правом доминировать на рынке обмена ошибками.

    Ранее (в 1848 или 1871 году) банки нанимали государство и тайную полицию для подавлений протестных настроений. Но со временем транснациональные корпорации и спецслужбы отчасти переформатировали мировую экономику в своих интересах. Суть изменений в том, что транснациональные корпорации «жиреют» на банковском проценте, а не на прибыли.

    Прибыль – это зарплата капиталиста. Банкиры позволяют дышать капиталистам лишь потому и до тех пор, пока (и при условии, если) заводчики - этот авангард сектора реальной экономики – гарантируют ростовщикам банковский процент. Эта схема настолько очевидна и проста. Но ситуацию затемняет особая роль спецслужб. Тайная полиция обеспечивает статус-кво. Особенность переживаемого нами момента заключается в том, что транснациональные корпорации и спецслужб все чаще успевают перехватить банковский процент у банков. Это наглядно проявилось в 2008 году, когда мировые СМИ с восторгом рассказывали о том, что через денежные вливания государство пытается поддержать банковский сектор.

    Во второй половине ХХ века роль капиталиста (заводчика) стал выполнять офицер тайной полиции. Офицеры тайной полиции – наиболее активные агенты банковского капитала. Из прибыли банка выплачивается зарплата все участникам производственных и торговых процессов, В том числе, сотрудникам спецслужб, которые формально числятся под сенью государства.

    Городская легенда о небывалом росте криминалитета в 1990-е годы отвлекала внимание от заявки сотрудников спецслужб на управление денежной массой. Под новостью «страшный рэкетир Иванов обложил данью частного предпринимателя Сидорова» скрывался тот факт, когда рэкетир Иванов был марионеткой в планах милиционера Кузькина и офицера тайной полиции Петрова.

    6.
    Криптовалюты — это прообраз масштабируемых децентрализованных денег, привязанных к цифровому аватару пользователя.

    Допустим, что после масштабного перехода общество становится децентрализованным, может далее существовать и развиваться исключительно в децентрализованных формах. А что такое масштабируемые деньги? В чём выгода для общества, прошедшего масштабный переход, от того, что отныне деньги можно мультиплицировать? Поиски ответа на вопрос о том, какие деньги станут основой для масштабируемой валюты приводит нас к понятиям повторяемости, безыгрового сеттинга и RR.

    Острым ребром криптовалюты изранят многих обывателей прежде чем выработается навык доверять финансы своему сетевому
    аватару.

    7.
    В горящем мешке фидуциарных денег виртуальной мишуры больше, чем в одной цифровой монете.

    Какие можно сделать предварительные выводы на фоне размышлений о различии игры и реиграбельности в контексте потребностей цифрового капитала?

    Если игра и gameplay в мире производства (товаров) могут уничтожать ценность, тогда становится очевидным, что безыгровой сеттинг RR выступает спасительной гаванью для добавочной ценности, подобно кораблю в буре, ищущей не просто спокойную бухту без двухметровых холодных волн, но и покупателя для сокровищ в трюме.

    Игровой платформе ростовщичества нет места в нашем общем цифровом будущем. Финансовый сальеризм уходит в небытие вместе с игровой платформой, пропадает из поля зрения вослед игре-как-платформе. Вместе с финансовой рекурсией фактом прошлого становится игра как платформа. Попытки остаться на уходящей платформе будут увеличивать армию цифровых луддитов. Усилия, направленные на боковые и обходные манёвры, окажутся провальными по всем наблюдаемым позициям.

    Конфликт фидуциарных денег с цифровыми нефиатными деньгами — это противостояние между, окончательно потерявшим мотивацию, Сальери финансовой системы и армией моцартов реиграбельности, готовых исполнить денежную симфонию для AI.

    Вопросы по итогам недели:

    Чем цифровые деньги в экономической теории отчуждения отличаются от фидуциарных денег?

    Неделя 4. Монетизация — это институт RR

    1.
    Платформизация всегда монетизация.

    Платформизация отчуждения всегда монетизация. Платформизацию отчуждения следует осуществить ради монетизации. Монетизации чего? И что такое эта самая монетизация в условиях платформенной экономики и электронного хозяйства?

    В каком-то смысле, платформизация всегда отчуждение. Далее мы будем об этом говорить подробнее, но к монетизации не выйти без отчуждения. Не было отчуждения? Не будет и монетизации. А что нас интересует? Прежде всего, платформизация всегда монетизация клиентов. И отчуждение как платформа повторяемости не будет исключением из этого простого правила. Если отчуждение суть платформа повторяемости, то что и куда движется?

    Примечание. Тема настолько необъятна, что одной недели на изучение оказалось недостаточно. Поэтому через какое-то время мы вернемся к теме монетизации отчуждения. В идеале теме монетизации отчуждения следовало бы посвятить триместр, следующий за изучением аватарных денег. Но имеются сомнения относительно способности аудитории разобраться в теме без предварительных материалов.

    В контексте обсуждаемой темы важно будет отметить следующее обстоятельство. В неполноценной картине мира носителя мышления собственника нельзя выстроить логическую конструкцию из понятий "ошибка" и "деньги". Для этого нужно посмотреть на мир через волшебный фонарь отчуждаемого мышления.

    2.
    Теория – это монетизация метода, а практика – это монетизация объекта.

    Понятие: монетизация отчуждения. Понятие и институт: монетизация отчуждения и реиграбельность.

    Монетизации отчуждения — это реиграбельность аватарных денег. (Ранее мы рассмотрели роль Big Data в монетизации ошибок. Нам была интересна роль Big Data в монетизации ошибок, отчуждаемых от аналогового пользователя. Мы не рассматривали вопрос этики. Этично ли в своих корыстных целях монетизировать (эти) ошибки, отчуждаемые от (этого) аналогового пользователя. Например, такого пользователя, который не задумывается, ни над ошибками, ни над феноменом отчуждения, ни над монетизацией того и другого! Но к знакомству с мотивацией на разблокировку Big Data мы приступили до знакомства с понятием "цифровая монета" и "аватарные деньги". Дидактика предполагает не только доступность материала, но и ограничения в его подаче обучающемуся.)

    Реиграбельность — это первый шаг к монетизации отчуждения. Реиграбельность — это условие монетизации отчуждения. Если возможна монетизация отчуждения, то кто выступает бенефициаром этого зачастую скрытого процесса? Кто-то. Кто-то на стороне. Кто-то невидимый. Кто-то в нашем околотке. Это неизбежно в том случае, если человек не понимает феномена отчуждения. На всех уровнях.

    На уровне того, что ты участвуешь в отчуждении, не можешь оказаться в стороне и ни при чём. На уровне того, что отчуждение формирует новые производительные силы и производственные отношения. На уровне того, что отчуждение можно и нужно монетизировать. Но тому не дано монетизировать отчуждение, кто остался в старой картине мира. Тому не дано монетизировать отчуждение, кто не обзавелся, ни мышлением собственника, ни отчуждаемым мышлением. Такой человек, традиционно и привычно не понимающий феномена (цифрового) отчуждения, не видит того, что кто-то другой успешно монетизирует твоё отчуждение.

    В теме аватарных денег уместно будет привести воображаемую сценку как забавный пример монетизации отчуждаемого, осуществляемой вне понимания участников события. Вообразим, что во время лекции про отчуждаемым мышление, или по теме аватарных денег, из задних рядов некий молодой человек задиристо выкрикнул: "Нет никакого отчуждения! Не бывает никакого отчуждаемого мышления!" Слушатели пожилого возраста поддержали хулигана. Всё бы ничего, но в зале присутствовала журналистка из "желтой прессы". На следующий день на первой полосе СМИ с цветной печатью можно было прочитать сенсационный заголовок: "Представитель золотой молодежи почти сорвал лекцию! Подробности только у нас!" А в тексте были процитированы слова неверия в отчуждаемое мышление. К вечернему закрытию уличных киосков бумажный номер газеты был распродан до последнего экземпляра. Кто-то всегда будет способен получить прибыль из слов про невозможность монетизация отчуждения. Это юмор. Но жизнь способна предоставит нам и другие примеры подобного рода. Какой вывод можно сделать из примера с газетной публикацией?

    Скептически настроенный молодой активист продемонстрировал, вероятно унаследованную от родителей, безошибочность в игровом поведении. И тем самым он показал свою персональную отрицательную реиграбельность. Тогда как журналистка и коллектив газеты, обладая нулевой реиграбельностью, осуществили монетизацию отчужденных слов. Что они сделали? Они посмотрели на цитату глазами носителя мышления собственника: "Он сделал ошибку. Если (его) ошибка суть ресурс, то мы на этом можем заработать. Как? В печать!" Такова аналоговая жизнь. (Всегда эти вездесущие "они" вырывают кусок из наших ртов!)

    Ты производишь отчуждение (не можешь не производить: такова основная идея нашего исследования), а они всегда всё сумеют монетизировать. А почему не ты? Почему ты снова в стороне?

    Никто не говорит, что в противостоянии носителя отрицательной и нулевой реиграбельности победу всегда будет одерживать последние. исход может быть не в нашу пользу при сохранении пережитков аналоговой экономики, игры, безошибочности (догм самого разного класса), ростовщичества и интриганства спецслужб. Самым предсказуемым образом носители отрицательной реиграбельности будут сопротивляться. Например, возглавят армию цифровых луддитов. (Не будучи таковыми. А по инерции аналоговой игры. Хотя надо сразу сказать, что действия цифровых луддитов не станут виртуальным аналогом какой-нибудь Большой Игры вроде противостояния Российской и Британской империй на Востоке.) У нас имеются основания утверждать, что монетизация отчуждения требует обязательного условия. Либо мышления собственника. Либо нулевой реиграбельности. Уровень нулевой реиграбельности предполагает знакомство хотя бы с азами отчуждаемого мышления.

    И мы удаляемся от нулевой реиграбельности, если знакомимся с таким инструментом монетизации отчуждения как аватарные деньги.

    3.
    Электронные деньги — это монетизация цифрового следа.

    Отчуждение объективно имеет место там, где передаются и принимаются права на интеллектуальную собственность.

    Поэтому далее будет невозможно игнорировать специфику цифрового способа хозяйствования. После оцифровизации экономический агент вынужден будет работать с интеллектуальной собственностью. Под интеллектуальной собственностью следует понимать весь спектр действий на платформе отчуждения. Права на интеллектуальную собственность передаются и принимаются, то есть, отчуждаются, через трансакцию как цифровое свидетельство произошедшей сделки.

    Высказывается предположение о доминирующем значении трансакции нефиатных цифровых денег. Отчуждение суть любых операций с интеллектуальной собственностью в цифровой экономике, в платформенной экономике. Следующее теоретическое допущение связано с понятием "денежная трансакция". Если аватары составят форму безыгрового сеттинга, а сами окажутся модулями хранения монет, тогда за содержание RR отвечает институт денежной трансакции.

    Всё в RR будет сшито одной нитью под названием "трансакция аватарных денег".

    Количество аватарных монет создаёт виртуальный объем цифрового аватара, измеряемого с помощью трансакций, связывающих этот электронный кошелёк с другими экономическими агентами (, которые суть такие же виртуальные кошельки, хранящие аватарные монетки).

    Безыгровой сеттинг — это та часть платформы отчуждения, на которой могут формироваться, действовать и развиваться экономические институты реиграбельного капитала. Например, такие как аватарные сообщества.

    Безыгровой сеттинг — это целостность экономических институтов реиграбельного капитала, складывающихся в уникальное цифровое общество масштабируемых ценностей.

    Цифровое общество масштабируемых ценностей — это производное экономических институтов реиграбельного капитала, формирующихя, действующи и развивающихся, в том числе, при количественном росте, на платформе отчуждения. Данную последователь представим на схеме:

    Ошибка — платформа отчуждения — реиграбельный капитал — безыгровой сеттинг — общество масштабируемых ценностей

    Между платформа отчуждения — реиграбельный капитал завершается аналоговый формат и начинается цифровая среда обитания виртуальных объектов.

    Как эту ситуацию представить, например, подросткам? Если где-то существует масштабируемое золото и децентрализованное серебро, то должны быть институты. Для (1) хранения, (2) охраны, (3) распределения и (4) другого использования ценностей. Образ общества масштабируемых ценностей создаётся поверх идеи о ценности ошибок и важности отчуждения. И такая установка перестаёт быть благодушной теорией тогда, когда мы переходим к разговору про нефиатные цифровые деньги. Где хранить новые деньги? (Технический ответ: в Big Data. А вот тема уместности упоминания Big Data при разговоре про обеспечение денежной эмиссии не столь очевидна. Эта смысловая ловушка тех, кто стартовал не от понятия отчуждаемого мышления.) Как охранять? Кому технически возможно поручить распределение децентрализованной валюты? Кому по силам иные возможности нефиатных цифровых денег кроме как средства платежа и формы виртуального богатства?

    При постановке этих простых, но неизбежных вопросов выясняется простая вещь. К ответу с использованием понятия AI можно выйти из одной-единственной исходной точки. Если мы отталкивались от понятия отчуждаемого мышления. Если у нас стартовой позицией было понятие отчуждаемого мышления, тогда мы достигаем двух целей. Мы получаем образ общества масштабируемых ценностей, построенное поверх безыгрового сеттинга. Мы, носители отчуждаемого мышления, оказываемся способны увидеть в AI эмитента децентрализованной валюты.

    4.
    Если децентрализация – это монетизация метода, тогда масштабирование – это монетизация объекта.

    Цвета цифровых денег насытят картину мира. Денежные краски детализируют картину мира, в котором деньги останутся строительным материалом для виртуальных замков и виртуальных садов. Образно говоря, нам нужно золотые деньги довести до жидкого состояния, чтобы деньгами "нарисовать" новую картину мира. (На какой-то огромной банкноте, используемой вместо холста на подрамнике изумленного живописца, профессия которого признается "аналоговой" и устаревшей.) Завтра будет денежный мир. В буквальном смысле этого слова. Денежный мир. RR как реализация денежного мира. Давайте разберемся с основными образами на денежной картине, нарисованной деньгами. Хотя бы с теми вызывающими образами, мимо которых мы не имеем право пройти.

    5.
    Трансакция отчуждения — это приём и метод рекурсии нефиатных цифровых денег.

    Мотивация пользователя не будет определяться функционалом аватарных денег. Этот казус объясняется вирутализацией денежного товара. Как цифровая абстракция аватарные деньги не способны будут (сами по себе) мотивировать аналогового пользователя на что-то. Эмиссия аватарных денег выводима из повторяемости цифровой монеты. А функционал аватарных денег определяется рекурсией трансакции отчуждения. Отчуждаемся снова и снова. Для рекурсии отчуждения используем самовызо отчуждения. Обращаемся к отчуждению как приему и элементу денежной рекурсии. Эмиссия аватарных денег — денежная трансакция — монета — трансакции отчуждения — отчуждение как рекурсия (аватарной монеты) денежная трансакция Такова повторяемость, запускаемая разблокировкой копии ошибок из Big Data.

    Цифровых копий пользовательских ошибок будет размещаться (повторяться) в аватарной монете столько, сколько потребуется реиграбельному капиталу. Капиталу, который AI. С одной стороны, между аналоговым пользователем и AI будет много посредников, начиная от аватара и не заканчивая сверхартистом. С другой стороны, безыгровой сеттинг и вся система RR оформится под потребность AI в цифровых копий пользовательских ошибок. В ситуации, когда необходимое и достаточное количество цифровых копий пользовательских ошибок хранится в бабушкином сундуке Big Data.

    Потенциал реграбельности итоговой электронной валюты должен совпадать по контуру с реиграбельным (умным цифровым) капиталом. Масштабируемые децентрализованные нефиатные деньги — это приём и метод для денежной рекурсии. Если цифровое процветание суть результат (как продукт, как следствие) кругооборота реиграбельного капитала, тогда денежная рекурсия выступает обязательных условием для этих двух процессов.

    6.
    Реиграбельность цифровых денег противоположна интересам бенефициарам игры, игрока и группы игроков.

    Нам ещё предстоит стоять с открытыми ртами, наблюдая за тем, как в RR реиграбельность реализуется средствами производства... масштабируемости, децентрализации и денежной рекурсии. Как RR развернётся масштабируемостью, децентрализацией и рекурсией. Можно ли так говорить? Говорить-то можно разное. Проблемы RR нужно обсуждать. Завтрашние проблемы RR нужно обсуждать сегодня? Своевременно ли такие разговоры, у нас спросит оппонент? И нам придется огорчить оппонентов и скептиков. Подобные разговоры следовало вести ещё вчера. Степень злободневности темы повторяемости понимаешь по мере построения картины мира в соответствии с оцифровизацией. От основных процессов RR, в описании которых мы вынуждены обращаться к синтезу научного знания. К футурологии. К исследованиям цифровой трансформации. К цифровой теории отчуждения. К экономической теории отчуждения.

    7.
    Отчуждение – это секретная теория интеллектуальной собственности.

    Как устроена цифровая экономика, обслуживающая реиграбельный капитал? Отчуждение запускается как метод и элемент, а потом на полные обороты выходит денежная рекурсия. Это самый краткий лайфхак для всех, кто намеревается претендовать на статус владельца цифровых денег в виртуальном завтра.

    Цифровая рекурсия предполагает осмысление потенциала реиграбельности. Это работа с образами. Это работа со смыслом. Это работа с контентом. Виртуальный смысл следует искать за аватарными деньгами. (За аватарными деньгами как знаком цифрового капитала. Но следует ли капитал понимать означаемым? Нет. На роль означаемого предлагается AI.) Конечно, поиски смысла не обязательно при любом повторяемом действии. Мы предлагаем искать смысл вместе с носителем потенциала реиграбельности.

    В чём разница между реиграбельностью и прочими видами повторяемостей? Разница между ними состоит в способности агента реиграбельности целенаправленно участвовать в производстве добавочной ценности интеллектуальной собственности. Такой будет позиция AI как агента RR.

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить) Кто и почему будет эмитентом аватарных денег?
    Какой элемент и прием будет использован для денежной рекурсии внутри RR?

    Неделя 5. Аватарная монета — это институт RR

    1.
    Цифровая монета будет непрерывно отчуждаться от прежнего владельца интеллектуальной собственности к новому повелителю контента.

    Умные цифровые монеты впору признать новыми нейронами нового виртуального мега-мозга. Умные монеты — это точки, из которых собирается футурологический горизонт. Сегодня это самая позиция для капитала, максимально удаленная от аналогового пользователя с традиционной картиной мира. Но просматриваемая для мышление собственника как варианта отчуждаемого мышления.

    Безыгровой сеттинг — это инфраструктура RR (как и все прочие: не материальны вещи, а система виртуальных объектов), нуждающаяся в таком ресурсе как ошибка аналогового пользователя. Но как обеспечить транспортировку ошибки аналогового пользователя по всему безыгровой сеттингу? Благодаря аватарной монете, в которую будет загружаться цифровая копия ошибки аналогового пользователя.

    Аватарная монета — это агент RR.

    Далее мы будем обращаться к двум разновидностям цифровых аватаров. Это клиент как обладатель клиентского портфеля.

    Аватарная монета приходит извне. От другого агента RR. От кого? От заказчика услуги, рассматриваемого источником поступления аватарной монеты.

    Кто получатель денежных средств? Это работник, обещающий за оплату аватарной монетой произвести необходимый объем работы. Как зовут нашего работника? Имя ему — электронный двойник аналогового пользователя. Аватар пользователя выступает цифровым аналогом традиционной категории "рабочей силы".

    2.
    Цифровой монетой обозначается место падения аналогового пользователя на виртуальный ландшафт электронного хозяйства.

    Цифровая монета указывает место падения аналогового пользователя на виртуальный ландшафт электронного хозяйства.

    Для позитивных изменений нужен переход работника в новый технологический уклад. Денежная рекурсия, децентрализация и масштабируемость — это атрибуты нового технологического уклада. Без децентрализации и масштабируемости прогресс невозможен. И наоборот. Децентрализация — это затратное и хлопотное доказательство неизбежности масштабируемости. Децентрализация потребует умной монеты. Без сообщества умных монет нельзя будет считать успешной и завершенной децентрализацию в каком-либо направлении, какой-либо сферы и экономики в целом. Совокупность умных монет можно будет считать успешной децентрализацией капитала.

    «Эффект Моцарта» в приложении к экономическому (не к художественному, не к картинке из фантастического романа про далёкое будущее) образу умной цифровой монеты подсказывает пути прямого выхода к трансакции как производственной мощности денежного созидания. Благодаря своему аватару ошибающийся пользователь станет Моцартом цифровых умных денег! Цифровые деньги Моцартов повторяемости станут экзоскелетом для работника денежного созидания. Денежный созидание — это сеттинг реиграбельности умной цифровой монеты. А что следует под этим понимать? Как следует расшифровать тезис о том, что "созидание через трансакцию всегда сеттинг из монет-которые-как-сигналы"? Цифровая копия ошибки будет неделимой частью умной монеты. Умная электронная монета будет частью аватара. Аватар будет часть аватарного сообщества. Аватарное сообщество будет частью института RR. Агенты и институты VR будут частью умного капитала. На каком основании даётся характеристика "будут частью"? Приходится придерживаться той картины мира, в которой умный капитал распространяется и на ошибки offline, хранящиеся в Big Data. Получается, что форматы offline и online будут двумя половинками большой формы для умного капитала. В формате online и внутри VR умный капитал будет формой для AI. Образ AI будет доступен благодаря трансакции, превращающей институты RR в новые средства производства. Тогда как агенты RR выступают новыми производительными силами платформенной экономики.

    AI — это мега-агент и мета-институт RR. Если безыгровой сеттинг аватарной монеты реализуется на платформе отчуждения, тогда следует ожидать рождения Моцартов цифровых денег? Да. Экономическая теория отчуждения опрокинута в цифровое будущее. Образ будущего нами дается через моделирование, прогнозы и постулаты. Мы не только прогнозируем сохранение института денег в цифровой экономике, но полагаем что аватарная монета достойна своего Моцарта. Будет ли своего Моцарт у денежной трансакции? Это не праздный вопрос. Безыгровой сеттинг — это абстрактный образ. Но в сценарии будущего мы добавляем наш аналоговый опыт, свидетельствующий о том, что виртуозом можно быть в любом виде деятельности. Положительные ответы на вопросы о цифровом моцартизме требуют обоснований с использованием понятия "реиграбельность".

    3.
    Масштабируемые децентрализованные деньги — это волшебство, когда цифровой след оборачивается контентом благодаря реиграбельности денежной трансакции. И никакой магии!

    Проблема классификации цифровых объектов остаётся актуальной на всех этапах аватарной революции. На ныне переживаемом этапе требуется классификация цифровых объектов. При предсказуемом переходе от сегодняшних криптовалют к единой аватарной валюте (средства платежей между аватарами) безотлагательно потребуется осуществить классификацию цифровых субъектов. Сегодня это перспектива ближайшего будущего. То ли футурология, то ли философия.

    Вместе с тем надо признать, что классификация цифровых субъектов будет повторять наши действия сегодняшнего теоретика в отношении электронных объектов. Не следует забывать про то, что мы стоим перед проблемой фиксации прав на интеллектуальную собственность, которая может быть вводима из классификацию цифровых объектов. Проблема представляет интерес не только для для руководителей IT-фирм или владельцев цифровой собственности. Мы обратим внимание на исходный пункт в любых попытках приступить к классификации цифровых объектов в ситуации сегодняшнего отсутствия виртуального субъекта.

    Цифровая копия ошибки — трансакция — цент — монета - аватар — сообщество аватаров — безыгровой сеттинг

    Аватарная монета — это форма, прием и метод повторяемости отчуждения.

    Аватарная монета — это объект ссылки на сам объект.

    Часть электронной монеты, электронный цент — это цифровой след трансакции. Это два разных виртуальных объекта. Это два способа виртуализировать след чего-то. Но это единый многоаспектный процесс.

    4.
    Отчуждение — это расстояние бытия, содержащее собственность.

    Деньги находят своё итоговое воплощение исключительно в единственной валюте цифровых виртуальных аватаров. Аватарная валюта — это денежный ресурс RR, который потребует для себя ранее небывалой рукотворной среды. Оборотные средства RR будут формироваться денежными расчетами как пакетами трансакций отчуждения.

    Отдать или получить права на интеллектуальную собственность, или вообще сделать что-то в RR, можно будет исключительно денежной трансакцией. То есть, движением нефиатных цифровых денег между аватарами и аватарными сообществами.

    Масштабируемые деньги — это технология, благодаря которой цифровой след становится контентом через базовый метод денежной рекурсии.

    5.
    Нефиатные деньги сами в карман залезут, если твой карман — цифровой, децентрализованный и масштабируемый.

    Аватары предполагают наличие друг друга с той же строгой обязательностью, как и монеты. Не бывает одной монеты. Такой монеты. которую не с чем сравнить. Номинальная стоимость монеты предполагает наличие большего количества денег или меньшего. Аватары притягиваются друг к другу, чтобы создавать сообщества. Аватары отталкиваются друг от друга, выполняя функции цифровых денег. И это наша удача. В каком смысле нам повезло?

    6.
    Если нет понимания той простой вещи, что к конкуренту деньги пришли вслед за чередой ошибок, тогда твоему врагу гарантировано благополучие в делах.

    Как нам, операторам реиграбельности, дано понять повторяемость и отчуждение, повторяемости отчуждения? Через образ аватарной монеты как мерило для всей RR.

    С университетской поры нам объяснили, чтобы получить повторяемость нужно измерить одну и ту же величину. Что подлежит постоянному и непрекращающемуся измерения в RR? Конечно, аватарная монета. Чтобы не делал цифровой аватар (и как бы не думал денежный солипсист, но мы забегаем вперёд на несколько позиций), близость получаемых результатов друг к другу будет объясняться тем, что объект производит денежные расчеты.

    Каким одними и теми же средством повторно выполняется измерение в стиле "до трансакции у этого аватара было столько чего-то, а после у другого аватара стало на единицу больше". Каким одним и тем же методом осуществляется измерение "до" и "после"? (Надо ли давать объяснение по поводу того, до чего и после чего? После отчуждения!) Трансакция — это тот самый единое средство и тот самый единственно доступный метод измерения, на основе которого осуществляется разговор по существу повторяемости отчуждения.

    От понятия аватарной монеты мы выходим на расширенное определению безыгрвого сеттинга.

    Безыгровой сеттинг — это непустое множество денежных трансакций. (Это суждение мы делаем, имея в качестве посылки ранее озвученный тезис про безыгровой сеттинг как непустое множество трансакции отчуждения. Мы не повторяемся, а последовательно расширяем сферу наших знаний об изучаемом предмете.)

    Безыгровой сеттинг — это пространство всех возможных комбинаций, множество всех допустимых операций между трансакциями, составляющими монеты; монетами, собираемыми в аватары и аватарами, способными объединяться в сообщества. Чтобы построить безыгровой сеттинг, обеспечить его функционирование и развитие, экономическим агентами следует постоянно осуществлять обмен частями аватарной монеты. И здесь содержится ответ на базовые вопросы платформенной экономики, связанные с функционированием института цифровых денег.

    7.
    Аналоговый человек получает шанс выжить в мире цифровых денег благодаря разменной монете мышления, называемой "ошибкой".

    Мыслим ошибками. Мысль нам доступна через ошибку. Нам дано мыслить ошибками.

    Поэтому мы хотим ошибаться. Мы умеем ошибаться. Это едва ли не единственное, что у нас получается хорошо без профессиональной подготовки. Мы все профессионалы в ремесле под названием "ошибки".

    Разумное выступает методом и приемом рекурсии абсолютного. При новом технологическом укладе рекурсия разума может быть воплощена в AI. Новый образ AI формируется на основе абсолютного в RR. Абсолютное в RR состоится рекурсией цифровой копии разумного мышления.

    Как можно получить цифровую копию разумного мышления? Благодаря операциям с фрагментами цифровых копий ошибок, хранимых в Big Data, которые предлагается рассматривать локацией RR. Фактическим содержанием виртуальных трансакций, трансакций online выступают фрагменты цифровых копий ошибок.

    До создания сильного персонифицирвоанного AI мы вынуждены выдвинуть гипотезу о созидательной функции фрагментов цифровых копий ошибок. Инкапсуляцию цифровой копии ошибки в аватарную монету следует рассматривать интересным примером смены статуса и вида деятельности внутри RR. В новой картине мира смысловым ядром для образа умной трансакции выступает аватарная монета, обеспеченная цифровой копией ошибок (аналогового пользователя). Это уверенный шаг в тот мир, в котором повторяемость как — это товарное свойство умных цифровых денег.

    Виртуальные товары и услуги могут быть устроены как угодно сложно. Они будут устроены как угодно сложно. Их может быть количественно очень много. Но мы переходим на такую стадию производственных отношений, когда за их жизненный цикл цифровых товаров и услуг отвечают электронные деньги. Аватарная валюта будет обеспечена фрагментами цифровых копий ошибок, хранимыми в Big Data.

    Вопросы по итогам недели:

    Проходит ли аватарная монета масштабный переход?

    Вопросы по итогам месяца:
    Почему нефиатные цифровые деньга неизбежно придут на смену фидуциарным (аналоговым) деньгам?

    Июль

    Неделя 6. Аватарные деньги как институт RR

    1.
    Цифровые деньги — это стигматы пользовательских ошибок.

    Капитал — это безыгровой сеттинг не просто хозяйствования, но всякого действия. Желательно бы объединить мышление и действие. Деньги и капитал, взятые как единое целое, — это идеал иномирия. Это идеальное воплощение иномирия. Это предел вообразимости иномирия в парадигме человека. В пределах традиционного и вообще традиции.

    Деньги становятся полноправным иномирием, — мы вынуждены повториться, — в RR. Капитал разворачивается иномирным хозяйством в формате online. Оба процесса совпадают при переходе к цифре, после оцифровизации. Отныне для цифровых субъектов и объектов будут важны аватарные деньги.

    Аватарные деньги — это идеал экономики цифрового отчуждения. Идеалом платформенной экономики и хозяйства цифрового отчуждения аватарные деньги называются за способность децантрализоваться и масштабироваться.

    2.
    Цифровое отчуждение снимает предметность и вещность повторяемости до трансакций нефиатных электронных денег.

    Деньги можно мультиплицировать? Да. Но фидуциарные деньги, оставаясь институтом аналоговой экономики, не проходят цифровую конвергенцию. Деньги нужно мультиплицировать! Какие? Нефиатные. Цифровые. Те, что прошли цифровую конвергенцию и справились с децентрализацией. А это такие деньги, которые одновременно будут самодостаточной интеллектуальной собственностью. Выполнить это условие сможет тот цифровой объект, существование которого предопределено двумя условиями. Первое условие. Близость к цифровому аватару аналогового пользователя. Второе условие. Способность цифрового объекта быть транспортным модулем для копии ошибки аналогового пользователя. Список кандидатов снижается до единственного института RR. Это аватарные деньги.

    Мы выяснили, если аватарные деньги можно масштабировать через осуществление отчуждения. И наоборот. Отчуждение исполняется тогда, когда (и если) аватарные деньги можно мультиплицировать. Мы снимаем часть издержек благодаря свойству масштабиуруемых денег. Снимаем часть издержек с помощью чего? С помощью реиграбельности.

    Как мультиплицировать деньги? Как в условиях безыгрового сеттинга сделать мультиплицирование денег, функционирующих в формате последней и единственной валюты? Как сделать деньги масштабируемой валютой в экономическом пространстве виртуального мира? Как в виртуальной пространстве нефиатные цифровые деньги сделать единственной масштабируемой валютой? С помощью денежной рекурсии. Кому доверим мультиплицировать деньги? Аватару. В чём будем хранить масштабируемые деньги? В контенте. Который суть цифровой капитал.

    3.
    Богатство децентрализованного общества — это масштабируемые деньги?

    В 2018 году была издана книга «Аватарная революция». В 2018 году была издана книга «Масштабируемое золото». В этих двух бумажных книгах в 2018 году была выдвинута гипотеза аватарных денег.

    К 2018 году автор книг «Аватарная революция» и «Масштабируемое золото» предложил версию, согласно которой в RR все трансакции и каждая трансакция будут совершаться с привлечением такого инструмента создания безыгрового сеттинга как нефиатные цифровые деньги, привязанные к аватару аналогового пользователя. Если кто-то где-то говорит про трансакции в цифровой экономике, значит, разговор ведется про нефиатные электронные деньги.

    Если кто-то где-то говорит про трансакции цифрового капитала, значит, предлагается разговор про аватарные деньги.

    4.
    Из-за ограничений, налагаемых фидуциарными деньгами, в эпоху больших данных мы лишены возможности цифровому капиталу аплодировать обеими руками.

    Какой должна быть стартовая позиция при изучении проблем денежного обращения в аватарную революцию? Не будет даровых аватаров. За аватара надо платить ресурсом. И к значению роли аватара и аватарных денег придётся двигаться затратными боковыми манёврами.

    5.
    Отчуждение — это страсть к интеллектуальной собственности.

    Цифровая экономика — это ситуация, когда в режиме online банковский счёт открывается на аватара, а не на пользователя из offline. Цифровая экономика потребует переоформить банковские счета с offline пользователя на его цифрового двойника, на аватара в online. Образно говоря, твой цифровой аватар — это деньги с глазами. Задача аватарны денег будет состоять в том, чтобы "высматривать" любую возможность получить добавочную ценность (к имеющейся интеллектуальной собственности минимум которой гарантировать обеспечение из цифровой копии ошибки). Как и от кого "получить"? Извлекая добавочную ценность, экономический агент должен получить права собственности на.... На контент, на капитал. Выражаясь сегодняшним языком, право на интеллектуальную собственность. На рынке аватарных денег право на интеллектуальную собственность сможет заработать... интеллектуальная трансакция, смарт-трансакция.

    6.
    Нефиатные цифровые деньги и Big Data помогают упаковать ошибки аналогового пользователя в трансакции.

    В RR, и в любой иной реальности, счастье созидания доступно через реиграбельность денежной трансакции и реиграбельность цифровой монеты. Реиграбельность понадобится для перехода от формы к форме, для смены процессов. Нечто должно обладать высокой реиграбельностью, чтобы с ним работали сперва как ресурсом, а потом как со средством производства, продуктом и товаром. При обозревании имеющихся инструментов требуемых параметрам соответствует феномен ошибки.

    Аватар — это пакет цифровых следов. И цифровых следов трансакций, и цифровых следов ошибки. Отсюда мы выходим на важнейшую категорию экономической теории отчуждения. Аватарные деньги — это цифровые следы трансакции, которые сами суть цифровой след ошибки.

    Ошибку мы видим на входе в единый процесс масштабирования и децентрализации. (Всю сложность которого нам сегодня не дано понять.) В любом случае, на выходе институты и агенты RR получат масштабируемые деньги. Но сами процессы масштабируемости и децентрализации раскроют потенциал реиграбельного капитала.

    7.
    Цифровые деньги — это фордизм для виртуальной реальности.

    Каков горизонт прогноза у экономической теории отчуждения? До моделирования функций аватарных денег.

    Аватарные деньги выступят связующим звеном для институтов и агентов RR. Образ аватара как кошелька заставляет обратиться к функциональности трансакции отчуждения. Сеть из денежных трансакций будет доступна на платформе отчуждения. Трансакции аватарных денег — это сеть из сетей институтов (1) и агентов (2) RR (3). Но даёт ли столь очевидная механическая зависимость одного от другого новый смысл? Да. Сетевые трансакции, трансакции в сети сетей можно будет интерпретировать "убеганием" аватарных денег от AI как эмитента цифровых денег.

    Вопросы по итогам недели:

    За какие достоинства аватарные деньги называются идеалом экономики цифрового отчуждения?

    Неделя 7. Цифровой аватар — это агент RR

    1.
    Цифровая харизма — это качество, выделяющее виртуального аватара человека на фоне электронных объектов.

    Мы входим в ситуацию, когда «сказать себе» будет формой диалога с твоим цифровым аватаром. Это философия А к какому из определений аватара следует обратиться в связи с исследованием феномена автаарных денег?

    Аватар — это непустое множество цифровых монет (денег), имеющее связь с аналоговым пользователем. Аватар представляет пользователя в безыгровом сеттинге. Аватар наделён функциями приёма, хранения и передачи цифровых монет (денег) при реализации производственных отношений с другими агентами. Аватар суть сеть, способная принять и дальше передать денежную трансакцию. Денежная трансакция — это стимул, поступающий к аватару из внешней среды. На денежную трансакцию как стимул, аватар обязан реагировать, следуя интересам аналоговом пользователя. Аватар и его деньги возвращают нас к дилемме из пьесы Уильяма Шекспира "Венецианский купец". Какую часть самого себя, цифрового, ты будешь готов заплатить за разблокировку того, что станет ресурсом развития?

    2.
    Нефиатные электронные деньги — это кульминация децентрализации цифровой экономики.

    Электронный аватар аналогового пользователя — это агент RR.

    Аватарное сообщество — это институт RR.

    Аватарные деньги — это институт RR

    Аватарные деньги — это кульминация цифровой децентрализации. Реиграбельность умных цифровых денег можно будет сравнить с сияющей заснеженной вершиной, осовенной тем, кто вовремя провёл масштабирование бизнеса и осуществил децентрализации всех процессов своей деятельности. (Как и большинство лыжных курортов, вершина горы из цифровых денег будет манить путников, но и предоставит новые угрозы для те, кто разминется с дисциплиной повторяемости.

    3.
    Цифровые деньги обещают удовлетворить человеческую потребность изобрести такую новую необходимость, о вероятном существования которой мы не подозревали минуту назад.

    В цифровой экономике аналоговый пользователь сохранит свою потребность изобретать новые необходимости.

    В виртуальные глубины цифровой экономики аналогового пользователя заводит потребность изобретать новые необходимости.

    Почему достижимы философские и экономические цели отчуждаемого мышления? Потому, что отчуждение электронного объекта от ошибки аналогового пользователя становится ресурсом для цифрового субъекта. Это реализуемо через взгляд на пользовательскую ошибку, хранимую в Big Data, как ресурс развития всего цифрового хозяйства.

    Ресурс развития RR представлен одной-единственной трансакцией отчуждения, благодаря которой осуществляются операции с нефиатными цифровыми деньгами. Но дидактика не разрешает нам ставить знак равенства между трансакцией отчуждения и денежной трансакцией.) Цифровому работнику нужна новая онтологии? Если да, будьте добры, разберитесь с феноменом повторяемости. Без повторений не бывает онтологии. Чтобы бытийствовать, нужно совершать повторяемые действия.

    К чему нас приводит интерес к повторяемости трансакций? К проблеме единства формы и содержания трансакций. Или (одной) рекурсивной трансакции. Возможно, нам приходится говорить о повторениях одной и той же трансакции. Пределы анализируемого мира повторяемостей могут быть ограничены операционным богатством из одной трансакции.

    Это будет трансакция нефиатных цифровых денег. Особое значение приобретает реиграбльность новой электронной валюты. Движение денежной трансакции от агента к агенту составит экономический контур RR.

    Цифровой след от аналоговой ошибки, хранящийся в Big Data, после разблокировки будет востребован для работы с нефиатными цифровыми деньгами. Наличие нефиатных цифровых денег остается обязательным условием достижения цифровому преуспевания при подъеме по лестнице цифровых объектов, на которой все и каждая ступеньки масштабируются и децентрализуются.

    4.
    Цифровые деньги — это когтеточка для демократии.

    Будут ли полезны Цифровые деньги для укрепления институтов демократии? Да. Здесь сказано не про демократию, мы далеки от политологии, а про смелость в построении футурологических моделей.

    Футурологический горизонт — это место сборки прогнозов для капитала. При попытках написать сценарий будущего для капитала обозначается особая роль аватарных денег. Удивляет не обязательность образа аватарных денег при составлении прогнозов развития для капитала, а неизбежность с которой функциональность умных цифровых денег сводится к феномену безыгрового сеттинга, то есть, окружающей среды из одних денежных трансакций.

    На платформе отчуждения придется работать с новой онтологией, с цифровой онтологией, с онтологией цифрового субъекта в интересах аватарных денег и реиграбельного капитала. Что потребует не финансовой, а денежной рекурсии. Для чего придется раскрыть потенциал реиграбельности умных цифровых денег. Игровая платформа ростовщичества будет сдана в утиль. Поэтому агентам RR придется иметь дело не с ростовщическим процентом, не с финансовой рекурсией, а с повторением фрагментов денежного "тела" аватара. Почему это будет вызывать трудности при сохранении традиционной картины мира? Ранее было ограничено количество субъектов: "В этом объеме кислорода хватит только на энное количество организмов". Отныне всё по-другому. Можно создать миллиарды виртуальных объектов. Без оглядки на нехватку ресурсов.

    В платформенной экономике нет дефицита на ошибку как главный ресурс в цифровом хозяйстве. В аватарную революцию нельзя бытийствовать без сброса копий ошибок в цифру новым ресурсом. Нельзя жить без рефлексии по поводу повседневности сброса копий ошибок в цифру новым ресурсом. Ошибки — это «карманный» ресурс. Ресурс, который всегда находится за фактами твоей-любой биографии. У неудачника отсутствуют деньги и связи для того, чтобы сделать карьеру, но ошибок всегда хоть отбавляй.

    5.
    Нефиатные цифровые деньги дают уникальный шанс уберизировать отчуждение.

    Потенциал реиграбельности помогает добиться масштабируемости цифрового аватара аналогового пользователя. Благодаря ресурсной природе ошибки масштабируемости аватара хватит на многое. Операционных возможностей автара будет достаточно на то, чтобы запустить механизм денежной рекурсии, которая не равнозначна проблеме мультиплицирования (аватарных) денег, но выполняет ряд условий. Прежде всего, денежная рекурсия позволяет мультиплицировать нефиатные цифровые деньги, составляющие тело (цифрового) аватара.

    Для чего нужно мультиплицировать нефиатные электронные деньги? Для чего мультиплицировать масштабируемые цифровые деньги? Для чего-то, но не для денежной рекурсии, остающейся на дежурных ролях. Внутри RR денежная рекурсия позволяет мультиплицировать деньги. Но общие задачи денежная рекурсии выходят далеко за самый широко обозначаемый функционал мультиплицирования денег. Ради чего? Ради формирования безыгрового сеттинга RR как... денежного сеттинга? Попытка поставить проблему, предпринятая серией вопросов, приводит нас к неожиданному образу... денежного сеттинга.

    Цифровое отчуждение как денежный сеттинг? Да. Какой? Из чего? Это будет сеттинг, сшитый исключительно из денежных трансакций.

    6.
    Цифровое отчуждение — это абонентская плата за общий доступ к нефиатным электронным деньгам.

    Товаризация мышления потребует аватарных денег.

    Товаризация мышления завершится вводом аватарными деньгами.

    Аватарные деньги — это наше обещание самих себе сделать AI в самом ближайшем будущем.

    Наше движение началось от критики игры, обосновывающей отказ игры в праве располагаться в RR. Через трансакции мы вышли к аватарным деньгам. Аватарные деньги ослепляют отраженным светом великого и загадочного AI. Аватарные деньги дают подсказку, согласно которой обслуживание клиентского портфеля AI — это залог цифрового процветания.

    7.
    Право на отчуждение интеллектуальной собственности — это норма цифрового поведения.

    Куда ведёт лестница Big Data? К операционному богатству нефиатных цифровых денег. Умная цифровая монета бесповоротно заменит фидуциарных денег как устаревшего института аналоговой экономики.

    Замена старого и морально устаревшего на новое и цифровое становится необходимым и возможным благодаря тому, что нефидуциарные цифровые деньги удобны для масштабирования. Вплоть до денежной рекурсии умной цифровой монеты. (Вот где пригождается бездонность Big Data. Смелость, с которой мы выдвигаем гипотезу о рекурсии (самовызове) умной цифровой монеты объясняется тем, что у нас за спиной находятся сервера Big Data.)

    Вопросы по итогам недели:

    Кто из агентов RR будет суммой нефиатных цифровых денег?

    Неделя 8. Собственник — это агент RR

    1.
    Отчуждение — удел экстравертов, направляющих жизненную энергию (либидо) на собственность.

    Мышление собственника помогает увидеть денежный товар в объектах, у которыми на базарной площади нет зазывалы.

    Товаризации отчуждения требует реиграбельность как моцартианство мира повторяемостей, выступающего кровеносной системой для кругооборота умного цифрового капитала.

    Таковы составные части цифрового процветания, которое выступает кульминационной формой реиграбельного капитала.

    (исправить) Денежная рекурсия представляет нам настолько важной, что на её основе мы вводим понятие "реиграбельный капитал". На смену товарному капитализму приходит общественный строй, где все товары и все услуги будут воплощением денежных трансакций. Ничего кроме денежных трансакций. Денежный капитализм суть общество с масштабируемыми ценностями, развиваемое через денежную рекурсию.

    Реиграбельность — это установка на единство. Единственная установка на единство, которой можно придать товарные формы, реализовать с товаром. Единство объекта и субъекта оформляется реиграбельностью объекта. Реиграбельно то, что едино. Едино то, что может дать реиграбельность. Единство — это содержание того, что имеет реиграбельную форму. Единство можно помыслить неоднократно. Что становится возможно благодаря играбельности единого. Играбельность — это атрибут единого. Благодаря играбельности единое становится многократным черз реиграбельность. В многократности и через многократное (через востребованность) подтверждается единство. Единое, которое не может быть реализовано многократное, не просто единственное, но — это иное. Иное — это разовость. Разовость — это действие, не вызывающее повторяемости. Разовость — это действие, не содержащее реиграбельности. Иное — это такая разовость, которую мы не сможем помыслить дважды. Невозможность помыслить дважды делает что-то иным. И наоборот, если что-то непостижимое можно помыслить дважды, то, значит, оно обладает играбельностью и выразимо повторяемостью, содержит реиграбельность. Если что-то (товар) содержит реиграбельность, значит, повторимо. Иномирие — это такое особое иное, которое можно помыслить дважды. Иное, обладающее играбельностью и содержащее потенциал реиграбельности — это иномирие.

    Классический образ иномирия — это деньги и капитал. Существует ли такой институт RR, в котором объединяются самые сильные стороны денег, капитала и интеллектуальной собственности? Да. Это рекурсия цифровых денег. (исправить вступление к теме рекурсии)

    2.
    Потребность в деньгах всегда будет удовлетворяться отчуждением.

    Мы, операторы повторяемости, вправе ожидать того, что RR оформится ядром цифровой экономики. В новых условиях мы будем иметь дело с трансакциями. И это половина простого тезиса. Ни с чем другим, кроме трансакции, мы не будем иметь дела.

    Какова драматургия трансакций? В пьесе про повторяемость некий объект имеет право "подать реплику". Но агента повторяемости это не делает (цифровым) субъектом. Одно дело, иметь право "получить реплику". Право на сценическое воплощение ремарки. Ремарки повторения. Реплики на тему повтора. И совсем другое дело: изменения вследствие осуществленной трансакции. Объективизацию отправителя и получателя трансакции на первом (пока достаточном для наших исследований) уровне мы получаем при обращении к гипотезе аватарных денег. Через аватарные деньги выполняется объективизация реиграбельности.

    Остаётся удивляться тому, что во второй половине 2010-х годов в понятии "аватарные деньги" впервые представляется своего рода идеал отчуждения. Цифровые аватары и нефиатные деньги воплощают повторяемость в той степени, в каковой через них люди отчуждаются от бытия. И, наоборот, что как не цифровой аватар и не электронная монета сближают виртуальных двойников? Деньги и аватар. Аватар, но и деньги. Аватар как деньги! Удвоенное отчуждение может привести к положительным последствиям для человека как аналогового пользователя. Отрешённый вовне бытия аналоговый человек именно через аватара и цифровую монету становится стержнем нового сущего. Сущего как чего-то нового, ранее небывалого. Это сущее сплетено из повторяемостей. Повторяемость — это продукт взаимного сближения людей, способных быть агентами, как в более привычном и обжитом формате offline, так и в online.

    3.
    Отчуждение — это объективизация интеллектуальной собственности.

    Экономическому агенту через одно отчуждение стать цифровым объектом. Через второе отчуждение вырасти до цифрового субъекта. Через объективизацию интеллектуальной собственности подтвердить свой статус партнера-владельца цифрового капитала. Для результативной работы в цифре признать за капиталом статус субъекта. Что для многих аналоговых пользователей может оказаться невыполнимым условием. И в это критический момент постижения сложности аспектов отчуждаемого мышления высказывается гипотеза о том, что ставится знак равенства между цифровым капиталом и машинным разумом. И этой установкой снимаются почти все проблемы. Кроме проблемы отчуждения как объективизации интеллектуальной собственности. Ты — субъект. Капитал — субъект. AI — субъект. Чтобы эти агенты оставались в статусе владельцев интеллектуальной собственности, им нужно отчуждаться. От интеллектуальной собственности. От друг друга. Как выполнить условие многократного отчуждения без платформы? Это невозможно. Но и платформизация накладывает определенные ограничения. И вот тут обладание минимальным потенциалом реиграбельности выступает чем-то вроде входного билета в безыгровой сеттинг как единую локацию всех описываемых процессов. Как всё это сделать?

    4.
    В деньгах — сила и слабость виртуальной реальности.

    Институт нефиатных цифровых денег выступает инструментом обмена, способным удовлетворить потребность цифровых объектов в ошибке.

    5.
    Виртуальная реальность — это глубинная суть денег.

    (исправить)

    6.
    Деньги — это операционная система капитализма на закрытом исходном коде мотивации разбогатеть.

    (исправить)

    Какая разительная перемена наступает с уходом аналоговой экономики и воцарением электронного хозяйства? Первый уровень понимания. Ошибка — это новый ресурс. Субъект — это новая производительная сила. Объект — это новое средство производства. Второй уровень понимания. Ошибка — это ресурс цифровой экономики. Субъект — это производительная сила цифровой экономики. Объект — это средство производства цифровой экономики.

    А почему и как это стало возможно? Вместо ответа можно предложить вариацию важной для нас темы в узнаваемых определениях. Третий уровень понимания. Ошибка — это ресурс отчуждаемого мышления. Субъект — это производительная сила отчуждаемого мышления. Объект — это средство производства отчуждаемого мышления. (Производительной силой востребован тот ресурс, без которого бессмыслицей становится средство производства, которое можно и не распаковывать.) Поэтому мы обязаны присмотреться к аватарным деньгам как цифровому объекту, способном изменить наши стереотипные представления о цифровой экономике.

    7.
    Отчуждение — это безальтернативный сценарий про интеллектуальную собственность.

    (исправить)

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Вопросы по итогам месяца:
    (исправить)

    Август

    Неделя 9. Интеллектуальная собственность — это институт RR

    1.
    Отчуждение интеллектуальной собственности — это залог непрерывного движения нефиатных цифровых денег.

    Суть аватарной революцию в том, что цифровой двойник аналогового пользователя будет представлен виртуальным телом исключительно из денежных трансакций. В безыгровом сеттинге электронные аватары станут трансакционным телом держателя капитала или цифрового работника. Цифровые аватары будут состоять из электронных монет. Под электронно монетой следует понимать фрагменты цифровых копий ошибок. Ресурс из мира пользователя будет оформлен электронным центом как частью аватарной монеты (и-или частью аватарного токена). Виртуальное тело аватара — операционная площадка для трансакций, доступных агенту RR. Одновременно тело аватара будет цифровым кошельком (пользователя), составляемого из аватарных денег. Которые, в нашем случае, — умные деньги. При способности монеты дробиться на мелкие частицы это будет умная пыль. Это будет первая в мировой истории умная пыль. Это цифровая пыль. Это интеллектуальной пыль. Это денежная пыль с интеллектом. Эта самая цифровая пыль, наделенная чем-то вроде прикладного интеллекта или его имитацией не в интересах пользователя или самого аватара, нет, но всегда в интересах цифрового капитала. В нашем рассматриваемом случае, масштабируемого капитала. Суть: масштабируемого контента. Контент обладает масштабируемостью благодаря цифровой денежной пыли? С одной стороны, денежная пыль — это сюжет для какого-то фантастического романа, а не для раскрытия постулатов философии ошибок и Alienation-economics. С другой стороны, после цифровой конвергенции нас ждут самые удивительные преобразования одного в другое.

    2.
    Увеличение объема цифровых денег будет происходить в ритме отчуждение интеллектуальной собственности.

    (исправить)

    3.
    Добавочная ценность интеллектуальной собственности отзеркаливает отчуждение.

    В безыгровом сеттинге возникают условия для создания добавочной ценности интеллектуальной собственности. При денежных расчетах между собой цифровые аватары увеличивают общую ценность (не стоимость, ибо нет покупателя у AI и для AI) через воспроизводство интеллектуальной собственности. Это становится возможным в условиях безыгрового сеттинга, который обеспечивает агентам и институтам RR пребывание в децентрализованном обществе масштабируемых ценностей.

    Добавочная ценность интеллектуальной собственности будет формой промежуточном продукта. Того самого промежуточном продукта, на производство которого затраты и издержки растут быстрее, чем на конечный продукт. В нашем случае это не трагедия потому, что добавочная ценность контента одновременно и добавочная ценность цифрового капитала. Добавочная ценность контента увеличивает цену контента для цифрового клиента. Добавочная ценность цифрового капитала выступает формой промежуточного продукта. (При условной постановке вопроса о том, что под конечным продуктом мы пониманием создание нового аватара, апгрейд этого аватара, создание и развитие аватарного сообщества, денежную рекурсию и др.) Добавочная ценность возникает там, где контент складывается из трансакций. Чтобы получился контент, нужны трансакции, который за собой тянут добавочную ценность. Издержки по одним трансакциям и доходы от других трансакций надо учиться называть "цифровым контентом".

    Добавочная ценность становится достойной там, где отчуждение реализуется контентом, функционирующим умным цифровым капиталом с привлечением одной-единственной денежной трансакцией, всегда и всего лишь обеспеченной фрагментом электронной копии ошибки аналогового пользователя.

    Повторяемость действий агента RR по имитации своего (мнимого) статуса субъекта может привести к возникновению добавочной ценности контента. Может, но не должна. Да, не субъект. Но с добавочной ценностью контента-который-капитал. И тут срабатывают механизмы, в силу которых производимый товар приобретает реиграбельность. Вроде бы очевидно, что агент RR разлучен с субъектностью, не имеет ничего общего с субъектом аналогового мира. Но всё меняется в момент отчуждения.

    Отчуждаемая интеллектуальная собственность позволяет агенту RR претендовать на статус субъекта. Если возникает достаточный потенциал реиграбельности. Имитировать статус субъекта агенту RR будет позволено настолько, насколько он будет результативен в работе добавочной ценностью интеллектуальной собственности. Любое движение в сторону субъектности суть достижение для обитателей реиграбельного мира с ориентацией на масштабируемость, децентрализацию и рекурсию.

    4.
    Отчуждение — это платформа, на которой формируется добавочная ценность интеллектуальной собственности.

    Профессиональная работа с трансакцией, как с цифровой собственностью, предполагает возможность выработки добавочной ценности. Работаем с трансакциями, но получаем добавочную ценность контента и капитала, контента как капитала. Когда мы "достаём" цифровую копию (словно полуфабрикат из холодильника) ошибки из Big Data, в этот момент наш ресурс обладает какой-то минимальной стартовой ценностью. Ошибка ещё не "легла" на цифровую наковальню. По ней не нанесён "удар" цифровым молотом. А по факту мы имеем неизбежные издержки в узнаваемом стиле.

    Что-то вроде "заплати за хранение в Big Data, заплати за право пользования Big Data, заплати за аренду цифровых инструментов" и т.п. К счастью, банки и ростовщичество не проходят цифровой конвергенции, поэтому не будет привычного требования сегодняшних банкиров заплатит за деньги. Потому, что тело цифрового аватара будет представлено аватарными деньгами. Которые можно потерять, уменьшить "вес" твоего аватара или, наоборот, нарастить благодаря добавочной ценности контента. В ходе дальнейших действий мы можем поступить двояко. Либо нарастить издержки, оказаться в минусе, потерять стартовую ценность контента и тем самым лишиться капитала. Либо, наоборот, добавить к имеющейся ценности нашего ресурса добавочную ценность контента. Который суть цифровой капитал. Добавочная ценность контента — это форма воспроизводства цифрового капитала. Наращиваем добавочную ценность не ради неё самой (не ради прибыли), а чтобы цифровой капитал, хранимый в денежном теле аватара.

    5.
    Интеллектуальная собственность — это, используя десятую категорию Аристотеля, претерпевание отчуждения.

    На платформе отчуждения воспроизводится интеллектуальная собственность. Через добавочную ценность. Что потребует взгляда на реиграбельный капитал как контент (интеллектуальную собственность) и формирвоание нового образа цифровой интеллектуальной собственности (контента) как капитала с параметрами реиграбельности.

    6.
    Отчуждение — это рост интеллектуальной собственности, которому не будет цифровой альтернативы.

    (исправить)

    7.
    Отчуждение — это цифровая пьеса про интеллектуальную собственность.

    Время делать самосбывающиеся предсказания. Капитал в эпоху аватарной революции — это права собственности на добавочную ценность контента, стоимостное выражение добавочной ценности контента. Цифровой капитал — это рекурсия контента. Контентная рекурсия капитала осуществляется через контент. Контент — это ячейка масштабируемости цифрового капитала. Контент — это сведения содержащие добавочную ценность, благодаря которой возможна масштабируемость (цифрового) капитала. Контент — это право собственности на добавочную ценность, благодаря которой осуществляется кругооборот и воспроизводства цифрового капитала. После этих разъяснений можно высказаться проще. Цифровой капитал — это контент, который сегодня (пока ещё) приносит деньги, а завтра, в аватрную революцию, будет возобновляться через добавочную ценность контента. Если поднять уровень сложность в работе с дефинициями, если ввести новое понятие, то надо особо отметить следующее обстоятельство. Контент — это ячейка масштабируемости аватарных денег.

    Вопросы по итогам недели:

    На какой платформе воспроизводиться интеллектуальная собственность?

    Неделя 10. (исправить) Трансакция — это институт RR

    1.
    (исправить)

    (исправить трансакция) Деньги слишком затратны по трансакциям. Но всё обещает измениться в RR. Абстракция и безличность лежат в основе, как феномена денег, так и свойственны трансакциям. Трансакция — это способ не терять деньги из виду. Бедность и отказ от процветания иногда выступают следствием ухода трансакций из поля зрения беззаботного человека. Деньги — это трансакция свободы. Цифровые деньги по RR разбегаются трансакциями. И, наоборот, трансакциями можно и следует измерять аватара. Трансакция — это мерило для аватарных денег.

    2.
    (исправить)

    Какую задачу мы ставим перед собой? Ту же самую задачу, которую перед нами ставит аватарная революция. В ситуации, когда под образ аватарной революции мы размещаем полный список вызовов и возможных (возможно вычислимых, просчитываемых) на них ответов. В ситуации, когда новая измененная реальность становится неотвратимостью. Для всех. В том числе и для цифровых луддитов.

    Что сохранится после цифровой конвергенции? Контент. Что будет после цифровой трансформации? Безыгровой сеттинг RR. (При этом VR может оказаться одним из воплощений безыгрового начала, безыгровой стихии. Далее мы рассматриваем именно VR. Надо признать, что мы поступаем спекулятивно, когда идём по колее: идея VR оказывается развитием идеи игровых миров компьютерных игр. Спекулятивную составляющие мы сняли ещё в декабре 2007 года тезисом об энциклопедичности рукотворного мира и машинного разума.) Что даёт децентрализация? Аватарные деньги. Умные цифровые деньги как тело-кошелёк, кошелёк-как-тело цифрового двойника пользователя.

    2.
    Ошибки — это моцартианство отчуждения.

    С чем мы оказываемся после масштабного перехода? С ошибками, в ситуации выбора из ошибок. С ошибкой как последним ресурсом. Что нам даёт масштабируемость? Денежную рекурсию. Что нам даёт денежная рекурсия? Умный цифровой капитал как новый образ AI. Что нам даёт постулируемая новизна образа AI как умного цифрового капитала? Умную трансакцию. А вот, что такое умная трансакция и что она может нам дать и на прочие столь же сложные вопросы, право ответить предоставляем читателю (книги) и слушателю (лекции). Всякому исследователю, способному встать на позиции нового знания — философии ошибок и футурологической политэкономии, эскизы которых были представлены в наших трёх лекциях.

    3.
    Трансакция — это сигнал отчуждения.

    Философия аватарного капитала, философия аватарных денег призвана занимается цифровыми копиями offline пользовательских ошибок, которые хранятся в Big Data. Формой для фрагментов цифровых копий пользовательских ошибок выступает (цифровой) аватар, двойник пользователя. В цифровую экономику фрагменты цифровых копий offline ошибок вовлекаются через трансакции и аватарные деньги. Фрагменты цифровых копий offline пользовательских ошибок становятся доступны институтам и агентам RR в форме цифрового капитала, аватарного капитала. Своего рода "кровеносную систему" новой виртуальной экономики составит кругооборот аватарного капитала. В пределах RR.

    У виртуального хозяйства будет множество особых и почти запретных зон. Это выходные туннели (порталы) VR. И это AI, выступающий в качестве эмитента аватарной валюты. Наиболее сложными формами станут аватарные сообщества. Они окажутся настолько сложны и удалены от аватара, что потребуют аватарных токенов. С помощью аватарных токенов будет осуществляться кругооборот цифрового капитала между аватарными сообществами.

    Если продолжить сравнение безыгрового сеттинга с автомобильным заводом, то аватарные сообщества — это кузовной цех. Движение финансовых потоков внутри RR будет осуществляться в интересах аватарных сообществ. Между аватарными сообществами будут налажены мощные финансовые потоки. В каком-то смысле аватарный токен будет единицей измерения плотности и "температуры" финансового потока. Того потока, который забурлит, как между аватарным сообществом А и аватарным сообществом Б, так и между сетями из сообществ.

    4.
    Ростовщичество — это сальеризм сегодняшней финансовой системы.

    Прогресс идет так быстро, что мы не успеваем разрабатывать новые ампула и примеривать их на интеллектуальную собственность в эпоху цифровых сервисных платформ. Сегодня стало очевидным: в какую бы сторону не пошёл прогресс, не потечет развитие отрасли high-tech, капитал будет удаляться от феномена игры, как досадного эпизода в погоне за прибылью. Игровая или безошибочная модель поведения не будет востребована, ни децентрализацией, ни денежной рекурсией. Ныне наблюдаемая финансовая рекурсия утратила моцартианство. Всем жертвам кризиса хорошо знакомая финансовая рекурсия — это терминальный вызов современной экономической системы. Ростовщичество как терминальная ветвь мирового хозяйства обрывается там, где начинаются позитивные процессы и интеллектуальные приключения аватарной революции. Терминальный вызов останавливает процесс само-мотивации вплоть до пандемии прокрастинации.

    Если уберизация (Uberize) стала модным поветрием, то почему бы нам не провести уберизацию феномена игры? Сразу после этого вопроса мы выходим за пределы игры. Мы не просто имеем дело с метаигрой, но попадаем в безыгровой сеттинг. Оптимизировать можно gameplay, но не сам феномен игры. Идея провести уберизацию игры раскрывает главную тайну игры: дубы повапленные вместо игры. Ничто. Анти-бытие. Установка на уберизацию феномена игры катапультирует нас в локацию безыгрового. Но в безыгровом сеттинге мы оказываемся, если следуем линии прогресса в финансовых технологиях. Почему получается такое совпадение? Почему в локации безыгрового сеттинга можно оказаться, отправившихся в путешествие из двух совершенно разных адресов? Под "адресами" понимается стартовая позиция №1 под названием "игра" и стартовая позиция №1 под именем "ростовщичество".

    5.
    Оператор отчуждения — это цифровой Моцарт на денежном троне.

    Мы ошибаемся обо всём. Мы ошибаемся относительно всего того, относительно чего теоретически можно ошибиться. Этот видовой навык даёт нам, людям, шанс состояться работниками внутри VR.

    Ошибка разворачивает нас на работу с аватаром. Работа с цифровым капиталом потребует сопровождения (не всегда — понимания) действий нашего аватара, трансакций (если смотреть в сторону уменьшения объекта) и аватарных сообществ (если смотреть в сторон увеличения масштаба объекта, объекта сотрудничества). Для начала следует договориться, по каким параметрам определять деятельность аватара, её эффективность. Цифровой аватар как самый активный агент RR будет задаваться множеством параметров.

    6.
    Свобода — это работа с потенциалом повторяемости человеческих ошибок.

    Деньги отсылают нас к догмату ограниченности свободы. Но не в случае с RR. Ограниченность свободы? Любого агента? Всех агентов? Это не про свободную виртуальность. Внутри RR мы имеем воплощение играбельности в свободной виртуальности. Которая не свободна от аватарных денег. Именно аватарные деньги демонстрируют декомпрессию (разжатие) всего кибер-пространства, всей RR. Именно аватарные деньги наделяют агентов RR функционалом реиграбельности.

    7.
    Деньги — это смелые новаторские живописные полотна, с которых каждый вечер банкиры смывают образы наших несбыточных желаний.

    Где мультиплицировать деньги, обеспечивающие функционирование цифрового капитала? В RR.

    Денежная рекурсия будет поощрять аватарную экспансию. Это сказано не про количественный рост аватаров, которых будет столько, сколько пользователей согласятся обслуживать цифровой капитал в виртуале. Аватарная экспансия — это проникновение интересов аватарных сообществ во все сферы виртуального хозяйства. Аватарные сообщества помогут нам создать децентрализованную сеть, функционирующую, как в интересах пользователя, так и обеспечивающую кругооборот цифрового капитала. Разумеется, за аватарным сообществом, за группой аватарных сообществ, делящих ту или иную сферу деятельности, повсюду будут следовать... аватарные деньги. Как не трудно догадаться, со своими интересами. Если опустить срединную часть рассматриваемой формулы, то получится что-то вроде:

    Аватарная экспансия расширит сферу хождения нефиатных цифровых денег.

    Не много, но и не мало.

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Неделя 11. (исправить)

    1.
    Ошибка аналогового пользователя — это экзистенциальный аспект победы цифрового капитала.

    Аватарные деньги будут составлять виртуальное тело цифрового аватара всё того же аналогового пользователя. (Который всё это время и на весь срок путешествия цифровых копий всех (!) его ошибок, остается в offline.) Операционная деятельность аватарных денег обеспечивает кругооборот реиграбельного капитала. (Здесь открывается поле для дискуссий. Аватарные деньги возникнут в ответ на потребности нового капитала? "Или становление реиграбельного капитала происходит в интересах эмиссии аватарных денег?", — завтра спросят нас цифровые монетаристы.)

    Кругооборот умного цифрового капитала запускается цифровой копией житейской ошибки аналогового пользователя, выступающей новым ресурсом и обеспечением для итоговых нефиатных цифровых денег. Получив обеспечение цифровыми копиями ошибок, итоговые нефиатные цифровые деньги формируют поток денежных трансакций.

    Денежные трансакции окажутся единственной операцией, доступной цифровым субъектам и объектам. Благодаря денежным трансакциям цифровой субъект становится новой производительной силой платформенной экономики. Это становится возможным благодаря тому, что цифровой субъект наследует отчуждаемое мышление аналогового пользователя (человека). Благодаря денежным трансакциям цифровой объект оформится новыми средствами производства. Более подробно обстоятельства этого процесса мы рассмотрим в летний триместр.

    2.
    Цифровые деньги — это чувствилище виртуального мира.

    За чем-кем мы признаём статус института №1 в online? Наша стартовая позиция основана на том, что реиграбельность — это институт online. Реиграбельность — это важнейший параметр деятельности агентов цифровой экономики. Реиграбельность — это институт безыгрового сеттинга в online. Реиграбельность — это институт №1 в формате online. Кто агент №1 в online? Ответ на эти вопросы требует знакомства со списком кандидатов. Это аватар, аватарные деньги, умная монета, трансакция, денежный солипсизм и денежный солипсист. В деятельности всех институтов и агентов RR выражаются интересы реиграбельного капитала. Но кого мы знаем? С кем знакомы по аналоговой экономике?

    Умные цифровые деньги относятся к новинкам финансовых технологий или это будет коренное преобразование стоимостных технологий? Поиск ответа, на вопрос, который мог быть вынесен в название данной книги, потребует от нас рассмотрения списка контактов между агентами цифрового капитала. И только теперь вернемся к вопросу, поставленному чуть выше. Чем бы ни занимался реиграбельный работник, предполагается наличие денег. А как мы будем называть денежные единицы, навык работы с которыми придется рассматривать параметром главного работника RR? Это будут аватарные деньги.

    3.
    Отчуждение — это издержки при производстве интеллектуальной собственности.

    В реиграбельность ошибки может отразиться играбельности человека как оператора ошибок. Реиграбельность капитала соответствует играбельности владельца денег, оператора денег. А чему соответствует реиграбельность умного цифрового капитала?
    (1) Реиграбельность капитала отвечает потребности AI в беспрерывности Streaming Data.
    (2) Реиграбельность капитала отвечает потребности аватара в повторяемости денежных трансакций.

    Как и в ранее рассмотренных нами случаях реиграбельный капитал наделяет субъект статусом оператора. Оператора чего в этот раз? Оператора умной цифровой монеты и умной трансакции. Обе выступают тенью пользовательской ошибки

    Деньги станут пространством общности, локацией общих договоренностей. Но что нового в этом тезисе, знакомом едва ли не с торговой Венеции? Цифровые деньги станут общим пространством, как для людей (пользователей), так и для всех агентов VR. Цифровые деньги станут локацией договоренностей между аватаром и всеми остальными агентами VR. Цифровые деньги станут формой диалога с AI, понимаемый нами как образ цифрового капитала. Поэтому нужно исследовать реиграбельность как технологию и навык повторяемости. В тех случаях, когда навык повторяемости — это сфера деятельности оператора. А технология повторяемости — это функционализм операндов.

    4.
    Цифровые деньги — это вращающаяся дверь демократии.

    Безыгровой сеттинг реализует потенциал реиграбельности до предела. Пространство трансакций выступает единственной локацией для повторяемого действия в формате online. Отсюда прямая связь между безыгровым сеттингом и эмиссией аватарных денег. Реиграбельности востребована, если и когда обеспечением для аватарной валюты (для умной цифровой монеты) выступает цифровая копия ошибки. Поэтому безыгровой сеттинг обещает стать комфортной средой обитания аватара, чье виртуальное тело будет составлено из цифровых денег. (Забегая вперёд признаем неполноту спсика, в который надо добавить совершенно нам пока незнакомые системы вроде цифрового эгоиста, цифрового солипсиста и денежного солипсиста. У цифрового эгоиста, цифрового солипсиста и аватара не будет необходимости, нет повода выходить из локации повторяемой (денежной) трансакции. Это пока всё, что нам про них надо знать в пределах этого триместра.)

    Внутри безыгрового сеттинга как непустого множества трансакций можно осуществить всё операционное многообразие агентской деятельности в RR. Для поддержания состояния RR. Для обеспечения роста RR. Любая разновидность RR (VR, к которой мы начинаем привыкать благодаря новым гаджетам, или любая иная новая и другая реальность) будет демонстрировать устойчивый рост развития при определенных обстоятельства. Тогда и когда операционный потенциал реиграбельности, как аватара, так и умной цифровой монеты, воплотится созидательным началом реиграбельного капитала.

    5.
    Аватарная монета — это единица запаса цифрового блага.

    А что измеряем? Цифровая копия ошибки — это цифровое благо. Аватарная монета — это единица обмена таким цифровым благом как копия ошибки аналогового пользователя. Ранее ошибка пользователя фиксируется-снимается Интернет-вещами, гаджетами и программами, передана по сетями 5G и хранилась в Big Data.

    6.
    Аватарные деньги — это средства производства денежной рекурсии цифрового отчуждения, востребованной всеми остальными агентами и институтами RR .

    Темой каждого триместра должно быть отчуждение. Нельзя запустить и поддерживать кругооборот капитала (и движение массы нефиатных цифровых денег) без отчуждения.

    Цифровые деньги послужат координации действий всех цифровых субъектов и объектов, всех агентов и институтов RR. До какой степени? До уровня воздействия на AI. Без цифровых денег не будет AI. Существование AI приводится в прямую зависимость от нефиатных цифровых денег, запускающих и поддерживающих кругооборот реиграбельного капитала.

    7.
    Деньги — это виртуальная реальность, в которую многие согласились переселиться задолго до распространения персональных компьютеров и 3D-очков.

    Исчерпаем ли потенциал денег? Образ нефиатных цифровых денег даёт отрицательный ответ на этот вопрос. Нет. А что дальше? Что следует после признания того, что деньги как таковые обладают потенциалом реиграбельности, доступны для кардинальных изменений и превращений во что-то другое? Во что? Во что в самой крайней, в самой сложной позиции? В субъекта. Если возможно превращение нефиатных цифровых денег в субъекта, тогда эмиссию аватарных денег следует обсудить как философскую проблему. (Что технически возможно сделать в пределах темы цифровой харизмы.)

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Неделя 12. Эмиссия аватарных денег — это институт RR

    1.
    Субъект — это машина отчуждения объектов.

    За силуэтом электронного двойника аналогового пользователя мы видим субъекта. Может быть, без всяких на то оснований. Нельзя исключать того, что виртуализация и цифровая экономика предложат нам такую модель хозяйствования, в которой не окажется места для субъекта. И тогда нам придется научиться смотреть на без-субъектные трансакции. И очень быстро выяснится, что денежные трансакции обслуживают эмиссии аватарной валюты. И вот здесь понадобится сузить рамки исследования до методов и приёмов работы с отчуждаемым объектом.

    Что меняется, если нет субъекта? Субъекта может не быть в цифровом мире, в дополненной, виртуальной или иной реальности. Как это ни странно прозвучит, но это не важно. Ибо в случае с умными цифровыми деньгами мы получаем нечто иное. Нечто иное по отношению ко всем традициям, накопленным человечеством. Что-то позволяет нам говорить о преимуществах эмиссии аватарных денег вне проблемы "имеется субъект или нет?".

    Что такое эмиссия аватарной валюты в отсутствии традиционного субъекта, субъекта из аналогового мира? Это мир трансакций. Ни одна из которых не субъект. Мы теряем горизонт событий на переходе от умных цифровых денег, которых достаточно как платежного средства, к умным трансакциям. Что бы нами не понималось под этим образом. Заметим, что умная трансакция, воплощенная в цифровом субъекте, вполне себе футурологический образ. Этот образ не нарушает основ отчуждаемого мышления Да, наблюдаются элементы художественной фантастики. Чтобы от них избавиться, представим полученный результат в узнаваемой последовательности:

    Трансакция — Умная трансакция — Умные трансакции — AI

    Как мы видим, последний элемент в этой схеме требует восклицательного знака. AI! Субъект? Или не субъект? AI!

    2.
    Электронная монета уподобиться нейрону для машинного разума, когда виртуальная персона AI будет представлена кругооборотом цифрового капитала.

    Кругооборот цифрового капитала — это аналог сети нейронов, чье операционное многообразие позволит функционировать самоосознанию AI.

    Парадокс в том, что AI может оказаться более подготовленным к тезису, согласно которому созидание доступно через кругооборот капитала, чем человек, много лет пользующийся деньгами. Ощущая свою зависимость от капитала, что отражено в марксизме и его вариантах, человек может оказаться не готовым взглянуть на кругооборот капитала как созидающий фактор в пределах дополненной реальности, виртуальных и-или измененных миров. Кругооборот умного капитала составит сеттинг нового мира. У человек будет возможности войти в новый мир и стать его агентом через аватара. Но созидательный потенциал нового мира не раскроется до тех пор, пока человек кардинальное не пересмотрит своего традиционного отношения к феномену денег и феномену ошибок. Пока человечество не примет нового образа AI.

    3.
    (исправить 2 сюда блок из 2 постулатов про AI.)

    Эмиссию аватарных денег следует добавить в класс институтов RR, в который входят аватарные деньги, интеллектуальная собственность, AI и трансакция.

    В экономической теории отчуждаемого мышления высказывается гипотеза №1. Эмитентом аватарных денег выступит AI. Тот самый машинный разум, которого чуть выше мы поставили первым в списке объектов изучения в экономической теории отчуждения в тех разделах, что посвящены платформенной экономике.

    AI — это эмитент децентрализованной масштабируемой валюты. AI — это эмитент нефиатных цифровых денег. AI — это чеканщик умной электронной монеты. Эти оговорки и уточнения будут разъяснением исследовательской позиции в связи с тем, что далее нам придется иметь дело с феноменом денежной рекурсии.

    Денежная рекурсия нефиатных умных цифровых денег возможна лишь в том случае, если и когда эмитентом децентрализованной масштабируемой валюты выступит AI. Денежная рекурсия обеспечивает сущее для цифровой вещи, которая обзаведется способностью мыслить через встраивание цифровых копий пользовательских ошибок в нарастающую протяженность повторяемости как новой реальности. Рекурсия имеет такую протяженность, которая смыкается с AI. Рекурсия цифрового Я не прерывается, но переходит в личность AI, для которого "телом" и "мозгом" выступает вся RR.

    Агент RR не может стать бытийствующим субъектом, полноправной личностью. Нечто не может стать субъектом в силу объективных причин. Но что может помешать агенту VR имитировать субъект? Но разве это не игра? Нет, это не игра. Это деятельность в пространстве безыгрового сеттинга. К чему приводит подобная деятельность? Какой получаем результат? Эмиссия аватарных денег — это форма деятельности и мышления AI.

    Игра не интересна AI. Машинный разум не будет нуждаться в игре как методе, обойдется без игры как привычного инструмента обмана, технологии подмены. Игра будет пустышкой для AI. Поэтому, в интересах AI, мы работаем с картиной мира без игры. Если сказать всю правду, то без игры мы продвигаемся в области неизведанного в интересах... цифрового капитала. Но этот тезис вызовет вопросы о взаимосвязи AI и цифрового капитала. А пока у нас нет доказательной базы для выдвижения рабочих гипотез по этой теме. Поэтому посмотрим на RR без игры. Почему RR? RR будет домом для AI. Это здание, которое мы будем возводить с помощью электронных кирпичей, каковыми для нас станут... умные цифровые деньги.

    Статус субъекта мы приписываем образу AI. AI нам представляется тем, кто мыслит. Тогда как действуют умные цифровые деньги. Умные цифровые деньги составляют, как тело конкретного аватара, именно этого аватара, так и тела всех аватаров. Наш следующий шаг состоит в том, чтобы понять, что умные цифровые деньги — это метафизическое тело AI. Почему метафизическое? Потому, что в VR AI будет везде и нигде. Условно говоря, можно будет показать (виртуальным) пальцем и сказать: "Этот аватар здесь". Или: "Эта трансакция совершена здесь". Но это действие нельзя будет повторить в попытках "увидеть" AI. Почему?

    AI становится персонифицированным сильным машинным разумом благодаря тому, что представлен умными деньгами. Задача AI состоит в том, что умными трансакциями поддерживать свой личностный статус. Новый взгляд на AI связан с децентрализацией умных денег в своей совокупности представляющих децентрализованное тело "машинного разума". AI — это совокупность всех цифровых денег, всех аватарных монет. AI как совокупность монет и трансакций всегда там, где совершается умная трансакция. По сути, везде. Одновременно, нигде. При этом характеристика "нигде" имеет четкую локацию. Где? В online. Где-то, но не в offline. Казалось бы, а почему так и не иначе? Ошибки всегда трансакции offline. Умные цифровые трансакции будут главным орудием в online.

    AI будет мыслить денежными трансакциями.

    3.
    Эмиссия аватарных денег, воплощенная денежной трансакцией как отчуждением, будет инструментом для масштабируемости и децентрализации безыгрового сеттинга как формы кругооборота реиграбельного капитала.

    Эмиссия аватарных денег — это близкая к финалу часть процесса отчуждения. Отныне цифровое Я отчуждается, как от цифрового аватара, так и от виртуального кошелька. Отчужденное цифровое Я осуществляет трансакции в обход тех способов, которыми будут пользоваться миллиарды цифровых аватаров. (Каждый из которых одновременно и "кошелек" с цифровыми нефиатными деньгами.)

    Если статус субъекта недостижим, то на каком основании вводится эмиссии аватарных денег? Можно ли быть запустить эмиссию аватарных денег без субъектности? Без субъектности или не будучи полноценным субъектом? Это совершенно разные вопросы. Реиграбельность даёт повод рассматривать агента RR носителем статуса цифрового субъекта в той степени, в какой он способен оплатить заказ на услугу денежными средствами. Невозможна эмиссия аватарных денег без реиграбельности агента RR. Реиграбельностью аватарных денег можно будет подменить статус субъекта.

    Высказывается гипотеза о том, что институт эмиссии аватарных денег обеспечивает имитацию выбора в RR. И это не более чем середина пути в направлении (впервые озвучиваемой) догадки относительно связи AI-как-капитала с аватарными деньгами. Ибо в каждый конкретный момент, ни трансакция, ни умная монета не делают выбор. Но право на (имитацию) выбора остается за цифровым субъектом (потому и — субъект). И по сути это будет итоговое продолжение сюжета с пользовательской ошибкой как обеспечением аватарных денег. При всей его кажущейся (кому так кажется? Кто наблюдатель этих цифровых процессов?) внешней (по отношении к кому внутри RR?) спорной роли эмиссии аватарных денег благодаря ей раскрывается потенциал реиграбельности (денежной) трансакции. Раскрывается потенциал такой особенной трансакции, которая совершается при соучастии AI. (Как минимум, печатного станка аватарных денег.)

    4.
    Эмиссия аватарных денег будет сценарием работы с интеллектуальной собственностью на платформе отчуждения.

    Эмиссия аватарных денег, как и любая механическая повторяемость действия и прочая повторность событий, не связаны с образами. Рост денежной массы электронных денег имеет вне-образную природу. Эмиссия аватарных денег не будет исключением. Мы способны представить образ аватарной монеты, но нам недоступна художественная детализация эмиссии аватарных денег. Рост денежной массы электронных денег находится за пределами эстетики. (Это важное замечание в контексте того, что мы обсуждали гносеологию оцифрованного мира. Можно познать абстрактное. Но экономия мышления ограничивает последовательность "абстрактное, отпочкованное от абстрактного, выделяемого из абстрактного...")

    Для чего цифровая копия аналоговой ошибки извлекается из заблокированных Big Data? Для того, чтобы стать частью аватарной монеты. Цифровая монета — это шлюз между вчерашней, аналоговой и электронной экономикой.

    5.
    (исправить)

    Операторами ошибок и исследователями повторяемости к обсуждению предлагается вопрос о потенциале реиграбельности денежной трансакции. Под денежной трансакцией понимается любое и всякое действие, осуществляемо аватаром. С привлечением нефиатной цифровой монеты.

    Денежная трансакция сформирует новый реиграбельный мир и общество масштабируемых ценностей. Трансакция аватарной монеты заложит основы для новой экономики, обслуживающей потребности реиграбельного капитала. Денежная трансакция формирует новый мир, представленный институтами и агентами RR, наделенными потенциалом реиграбельности. Вплоть до партнерства с AI, выступающим эмитентом аватарных денег. Эмиссия аватарных денег выступит приводным ремнем для "двигателя" виртуальной экономики, призванной обеспечить кругооборот умного цифрового капитала.

    6.
    (исправить)

    Экономический закон теории отчуждения гласит: при наличии права на денежную эмиссию AI испытает потребность и будет вынужден предложить цифровой аналог золотого стандарта, когда обеспечением электронных денег выступит ошибка аналогового пользователя.

    7.
    (исправить)

    Теорема. Дан безыгровой сеттинг с двумя типами денежных трансакций (Да и Нет). Тогда для класса цифровых субъектов требуются электронные деньги, эмитентом которых должен выступить AI.

    Доказательство. Экономия отчуждаемого мышления может сопрягаться с цифровой конвергенцией. Что может привести к сохранению в безыгровом сеттинге денежных трансакций как единственного класса операций. При наличии денежных трансакций как единственного класса операций стимул подкрепления должен располагаться вовне каждого и всех цифровых субъектов. Но оставаться в безыгровом сеттинге. При частичном пребывании в (этом) безыгровом сеттинге (наряду с нахождением в виртуальных мирах, неизвестных аналогвому пользователю) внешней для цифрового субъекта силой может быть только AI. Значит, присутствие AI в безыгровом сеттинге может быть ограничено эмиссией цифровых денег.

    Эмиссия цифровых денег выражает принцип экономии отчуждаемого мышления, приложенный к AI. Только эмиссия цифровых денег обеспечит AI статусом, и агента, и института RR. Теорема доказана. При изменении предпосылок просматриваются другие решения данной теоремы. В данный момент нас устраивает тот факт, что для доказательства теоремы не понадобилось вводить класс новых субъектов вроде электронного эгоиста, цифрового солипсиста и денежного солипсиста.

    Вопросы по итогам недели:

    Кто будет осуществлять эмиссию аватарных денег?

    Неделя 13. (исправить) это агент RR

    (вступление к Трансакции)

    А в чём измерять децентрализованные масштабируемые деньги? Если и когда прямую связь нефиатных цифровых денег с электронным аватаром мы устанавливаем без обращений к экономической теории отчуждения или футурологии? Это половина вопроса. Вторая половина проблемы и вопроса требует обарщения к понятию эмиссии аватарных денег. В чём и как измерять объем электронных денег? В цифровых монетах или в трансакциях? С традиционной точки зрения, с точки зрения "традиционных наук" невозможно найти ответ на эти вопросы. (Мы не принимаем обвинений в том, что эти и им подобные вопросы звучат преждевременно. Скорее всего, всё это следовало обсудить в историческом вчера. И совсем по иным формальным поводам.) Не выработать ответа в той картине мира, в которой действуют физические ограничения и стереотипы об исчерпанности ресурсной базы. Единственно верный ответ лежит, если не на поверхности смыслов, то в основе парадигмы отчужадемого мышления. Ответ представляет собой сцепление нескольких постулатов.

    Этот же вопрос можно повторить и по-другому. В чём измерять RR? Не в монетах. В трансакциях. Мерилом выступят вполне определенные действия цифровых объектов (большинство) и субъектов (меньшинство). Это будут денежные трансакции как сделки, проводимые с привлечением аватарных денег. Это будет трансакция отчуждения. Чем больше трансакций отчуждения, тем выше капитализация той интеллектуальной собственности, которая прошла через цифровую конвергенцию.

    1.
    Трансакция нефиатных цифровых денег знакомит с ездовыми впечатлениями от смены виртуальных ландшафтов платформенной экономики.

    Как одним словом выразить философию нефиатных цифровых денег? Реиграбельность. По сравнению с фидуциарными деньгами цифровые деньги обладают большей реиграбельностью. Нефиатные цифровые деньги отвечают потребностям реиграбельного капитала. Максимальной допустимой реиграбельностью среди цифровых товаров и услуг. Такой повторяемостью, которая способна раскрыть возможности денежной трансакции как того самого кирпича, из которого будет сложен храм отчуждения.

    Реиграбельность цифровых денег противоположна игровому gameplay. Реиграбельность аватарных денег воплощает цели и задачи капитала-как-сеттинга. Работа с умными деньгами станет воплощенной формой высокого творчества, доступного персонифированному машинному разуму, чей электронный мозг представлен операционным многообразием виртуального иномирия. Денежные трансакции пользователь должен хотеть совершать так, как сегодня геймеры желают продолжить компьютерную игру, обладающую играбельностью (мне было забавно) и реиграбельностью (я сыграю повторно).

    2.
    Трансакция нефиатных цифровых денег знакомит с ездовыми впечатлениями от смены виртуальных ландшафтов платформенной экономики.

    Работа человека со знаками отделяет нас от биологических конкурентов. Деятельность со знаками, операции со знаками и означаемым (после достижений французских философов второй половины ХХ века следует добавить: и с отсутствием означаемого!) предполагает феномен ошибки. Феномен ошибки как установку на деятельность и на мышление. Не ошибайся мы, не смогли бы построить ни с чем несравнимую знаковую систему, которую нам удается передавать из поколения в поколение. Технологическим венцом знаковой системы, созданной человеком, выступает RR и любая иная реальность, в которую мы способны уйти из актуальной реальности.

    Один из предложенных тезисов может оказаться подсказкой относительно размеров RR. До каких пределов может увеличиваться размер и объем RR? Что может быть пределом RR? Что может быть пределом рукотворного иномирия? Что может быть пределом товарного иномирия? Идея предела RR напрямую зависит от идея замещения. А как реализуется идея замещения? Через неравноценный обмен как движение чего-то между offline и online, из формата offline в формат online. Замещения чем? Фрагментами цифровых копий человеческих ошибок. Чем их больше поступает из offline, тем дальше отодвигается предел RR. Функциональный предел RR может определяется катастрофой, а именно, нарушением поставок ошибок как ресурса? Нет. Нет повода полагать, что иссякнет ресурс развития.

    Ошибки — это группа понятий, под которые осуществляется эмиссия виртуальной валюты интеллектуальной собственности. Ошибки — это золотое обеспечение для виртуальной валюты интеллектуальной собственности. Ошибки — это золотое обеспечение для виртуальной валюты отчуждаемого опыта.

    Ошибка аналогового пользователя — это единственная операция, которая может быть ресурсом. Ошибка — это ресурс операционного многообразия! Благодаря ошибке мы на равных (в статусе одного из двух участников) участвуем в неравноценном обмене. Реиграбельный капитал возможен благодаря ресурсной избыточности человеческой ошибки. Почему важна тема потенциала реиграбельности аватарной монеты? Это разговор про то, что агенты наделены свободой. До какой степени? До степени, выраженной сотрудничеством с AI. И наоборот, если не будет партнерства с цифровым отчуждением, значит, что-то не так со свободой распоряжаться цифровой копией ошибки. И тогда агент не агент? Слуга? Нас не интересуют ответы на вопросы, связанные с выходом за пределы ресурсных возможностей ошибок. На весь срок аватарной революции будет достаточно того, что ошибка может быть обеспечением аватарных денег.

    3.
    Нефиатные электронные деньги – это побудительное цифровое обетование, всем доступное в трансакциях.

    Отчуждение — это взгляд на трансакцию как актив растущей ценности. фундаментальной ценности Кошелёк с аватарными монетами — это нематериальный актив. Кошелёк из аватарных монет, центов создаёт стартовую ценность цифрового аватара аналогового пользователя. Аналоговый пользователь остаётся в offline. Но испытывает острую потребность в двух действиях. Как в совершении трансакций в формате online, так и в денежных расчетах с аватарами других пользователей. Все эти и им подобные проблемы снимаются при обращении к универсальному инструменту. Отчуждение как платформа решает все проблемы, попадающие в список, общий, как для аналогового пользователя, так и для его цифрового аватара.

    4.
    Трансакция — это обмен отчуждением.

    Трансакция — это сигнал обмена отчуждением. Через трансакцию присваиваются права собственности на сигнал или происходит отчуждение. Трансакция — это отчуждение от аналогового опыта. Трансакция — это опыт отчуждения. Трансакция — это отчуждаемый опыт. Но сам получаемый опыт не отчуждение. Тогда как его называть? Для определения отчуждаемого опыта, получаемого трансакциями, было предложено использовать понятия "трансакция отчуждения" и "реиграбельность".

    5.
    Цифровая реальность доступна всем через трансакции нефиатных электронных денег.

    Реиграбельный капитал потому оформляется трансакциями, что и когда все агенты и все институты способны продемонстрировать денежную рекурсию. Не деньги ради денег. А деньги ради трансакций. Трансакции способны обозначить свою потребность в реиграбельности. Удовлетворяемую через денежную рекурсию. И наоборот. Всё, что товаризируется, будет содержать потенциал реиграбельности. Всё, что товаризируется, будет реиграбельностью. Потенциал реиграбельности раскрывается там, где повторно потребляют цифровой товар или получают услугу.

    6.
    Цифровая монета будет итогом развития денежного товара на платформе отчуждения.

    Сегодня разворачивающиеся, частично через сервисные платформы, институты RR испытывают потребность в товаризации ошибки. Товаризацию ошибки можно произвести после изготовления цифровой копии пользовательской ошибки. Тогда в чём состоит трудность? Ещё раз повторим для тех, кто не прочувствовал революционность требования. Мы переселяемся в цифру не для поиска ресурсов. Их там нет. Мы погружаемся в RR не для того, чтобы увеличить "производительность труда". Эти завиральные истории затухают по линии цифровой конвергенции. Мы идём в RR с багажом наших житейских ошибок. Для нас, offline пользователей, RR оказывается локацией, в которой удобно будет разместить все ошибки. Впервые в мировой истории. Ключевое слово "все".

    Да, скажут эксперты, это красивая футурологическая картина и метафора писателя-фантаста, но где здесь рекурсия? Жизненный цикл цифрового изделия — это череда трансакций.

    7.
    Денежная трансакция — это идеал повторяемости, доступный аналоговому пользователю.

    Денежные трансакции составят виртуальную плоть безыгрового сеттинга, функционирующего "телом" для ИИ как умного цифрового капитала. Нефиатная электронная валюта — это деньги цифрового обетования. Нефиатная электронная валюта — это не подарок от криптоанархистов, а деньги цифрового обетования. Деньги для цифрового преуспевания. Деньги цифрового обетования.

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Неделя 14. (исправить)

    Последний постулат летнего триместра.
    Отчуждение на две копейки может подарить неразменный рубль интеллектуальной собственности.

    Мы полагаем, что существует изоморфизм эмиссии аватарных денег и восходящей лестницы цифровых объектов. Если огрублять ситуацию, то на начальном этапе изучения темы рост денежной массы можно представить лестницей цифровых объектов. (Меньше денег, меньше возможностей для электронного объекта стать цифровым субъектом.) Возможно, это две изоморфные группы. Речь не про оборот аватарных денег. Процессуальность эмиссии аватарных денег наращивает виртуальные "ступени" на восходящей лестнице цифровых объектов.

    Вопросы по итогам недели:

    Увеливает ли эмиссия аватарных денег шансы электронного объекта стать цифровым субъектом?

    Вопросы по итогам летнего триместра:
    Какие Вам известны институты RR?
    Кто в будет отвечать за эмиссию аватарных денег?

    Выход из темы летнего триместра:

    Отчуждение — это перспективный вид творчества и форма самореализации в матрице повторений.

    Поздравление и награда за изучение темы

    Дорогой обучающийся! Дорогой носитель мышления собственника!

    Разреши Тебя поздравить с присвоением званиям "носитель отчуждаемого мышления"! С этого дня Ты получаешь право именоваться "носителем отчуждаемого мышления"!

    До встречи в новом триместре!

    Первый календарь для привлечения цифровых денег!

    (черновик)

    1.
    Повторяемость — это самая протяженная форма сущего.

    Самая протяженная форма цифрового сущего — это RR. Самый сложно устроенный разум — это AI. Но составлены они рекурсивно из чего-то третьего. Из чего? Из какой малости? Из электронного цента отчуждения. Который суть фрагмент цифровой копии ошибки аналогового пользователя, воплотившейся аватарной монетой.

    В аватарную революцию мы получим инструмент фиксации бесконечно малой самости. Фрагмент копии пользовательской ошибки — это бесконечно малая самость, пойманная в цифровые сети. Оцифровизация бесконечно малой самости будет бессмысленным занятием, если получившийся виртуальный продукт мы не используем в качестве составной части цифровой монеты. Возможность отрефлексировать бесконечно малую самость, неделимую частицу цифрового сущего возникает там и тогда, где и когда мы смотрим на неё как на электронный цент отчуждения.

    2.
    Цифровая харизма — это интрига виртуального мира, за которой люди наблюдают с аналоговой галерки.

    Компьютерная революция предоставила нам, операторам ошибок, "железо". Но без новой картины мира самые большие виртуальные фабрики, новое "железо" окажутся грудой бесполезного хлама. Новая функциональность не состоится без атрибутов аватарной революции. Аватарная революция заставит разглядеть в реиграбельности новый цифровой товар под продающим названием и в шуршащей упаковке, привлекающей радугой цифрового процветания. И у этого товара, выводимого на мета-рынок, будут свои параметры. Без чего не представима реиграбельнсоть как цифровой товар? Без децентрализации. Без масщтабируемости всего, но, прежде прочего, без масщтабируемости умных цифровых денег. Без цифровой копии ошибки как ресурса развития. Без эмиссии аватарных денег. Без цифровой харизмы.

    4.
    Деньги — это жертвоприношение в храме отчуждения.

    Деньги — это безвозмездный дар, превышающий возможности дарителя. Внимание! Сейчас будет озвучен сенсационный тезис! Если нам важен институт обмена, то интерес представляет гипотеза, согласно которой:

    Деньги — это потлач.

    Цифровые деньги — это потлач в цифровой экономике? Цифровые деньги — это потлач в экономике масштабируемых ценностей? Да, но с важными уточнениями.

    Деньги — это децентрализованный масштабируемый потлач. Самый щедрый потлач за всю мировую историю. Самый долговременный потлач в практике человечества. С кем обменивается человек? С капиталом. Деньги — это ритуальная война имуществ между беспомощным человеком и всесильным капиталом. Осуществляя этот (денежный) потлач, ничего не имеющий человек становится почти равен капиталу. Через потлач расставаясь деньгами, человек в обмене получает нечто большее. Осуществляя потлач, человек получает статус оператора.

    Деньги — это самый мощный в истории потлач. Не понятно? Давайте попытку сформулировать наш взгляд на деньги перенесём на следующий календарный лист в нашем цифровом ежедневнике.

    Максимальная реиграбельность суть цифровой потлач. Цифровой потлач и денежный солипсизм — это два полюса цифровой экономики.

    5.
    Деньги — это самый мощный в истории потлач, когда человек одаривает капитал всем, что имеет, взамен всего лишь подтверждая статус оператора ошибок.

    Оператора чего? Эксперта по денежным трансакциям (не путать с финансовыми трансакциями и с прочими операциями с фидуциарными деньгами). Оператора капитала. Это много. Это важно. Это перспективно. Это жизнеспособно. В этом смысле как понимать предмет нашего исследования? Реиграбельность капитала — это сигнал, подтверждающий, что все договоренности (да, неравноценного) обмена до сих пор остаются в силе. Вне игры и над игрой сложилась практика, когда статус оператора (чего-либо), не получить без обряда потлача. Из цифровой конвергенции в VR, в online мы выходим со статусом оператора ошибок. Благодаря потлачу с ошибками. Через потлач агенты RR, обитатели формата online получают от нас, жителей аналогового мира, цифровые копии наших ошибок. Которые удобно будет, привычно будет помещать в денежную форму. После потлача с деньгами в аналоговом мире, до компьютерной революции человек получал статус оператора (чего-то, но не игры, не безошибочности). Время озвучить наш стратегический прогноз. После потлача с аватарными (цифровыми, виртуальными) деньгами в аватарную революцию пользователь получит статус оператора аватара. Этого будет достаточно для дальнейшего равноправного сотрудничества умным цифровым капиталом, который в этот раб будет представлен AI.

    6.
    Фиатные деньги обречены уйти из экономики потому, что предлагают нулевую реиграбельность.

    Нет никакого преувеличения, когда нам говорят, что в виртуальных мирах нас ждёт то, чего мы не способны представить. Например, солипсизм цифровых (аватарных) денег. Внутри виртуальной Вселенной нет того, чего нельзя будет, как конструктор, собрать из цифровых денег. В каком-то смысле можно сказать, что AI будет думать... цифровыми деньгами. AI будет мыслить трансакциями цифровых денег. И чтобы вступить в диалог с AI, нам придётся работать с цифровым капиталом. Для партнёрства с AI.

    Упорство оставаться над игрой, в позиции "после игры" и вне безошибочности. Движение от малого к большему потребует мотивации. Играбельность — это упорство оставаться над игрой, в позиции "после игры" и вне безошибочности. Тогда что такое реиграбельность в мире умного цифрового капитала? Реиграбельность аватарных денег определяется отчуждением от действий цифрового аватара, оперирующего электронной монетой, в сторону мысли AI.

    7.
    Из нефиатных цифровых денег складывается общедоступный интерфейс для обмена сигналами с AI.

    Умные деньги будут формой для персонифицированного AI.

    Реиграбельность умного цифрового капитала — это условие для персонификации машинного разума. AI не сможет состояться электронной персоной с личностными параметрами, если не выступит эмитентом умных цифровых денег. Почему? По нашей версии потому, что через умные цифровые деньги осуществляется кругооборот фрагментов цифровых копий ошибок (пользователя, человека). Что нужно доставить, то и доставят. Кому нужно доставить, тот и доставит. Кто назначен адресатом, тот и получит самую ценную посылку в RR.

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Цифровые деньги — это клитор виртуальной экономики.

    Аватарные деньги — это клитор виртуальной экономики.

    13. (исправить далее номера)
    Децентрализация — это отказ от единой точки отказа.

    27.
    Денежная трансакция — это манифест отчуждения.

    54.
    Контент — это рабочий комбинезон на королевском теле цифрового капитала.

    (исправить контент)

    68.
    У волевого человека не бездействует мышца, которой мы ошибаемся.

    Человечество не может потерять волю потому, что не расстанется с деньгами. Деньги — это материализация воли человечества. Деньги — это волевое начало человечество. Деньги — это инородное ядро человечества. Деньги были идеей невозможности. В цифровом завтра нефиатные деньги будут реализованы новой окружающей средой (для аватар пользователя).

    77.
    Цивилизация — это капитал человечества.

    Цифровой капитал — это деятельный и созидательный протест против убыточности и безошибочности, ставших навязчивыми приметами повседневности.

    (Солипсизм денег — это частный случай денежного солипсизма. Денежный солипсизм более широкое понятие, чем солипсизм денег, солипсизм монеты.)

    Другие цифровые обетования Анатолия Юркина:

    Деньги – это масштабируемое золото.

    «Расставание с безденежьем фиксируется сменой картины мира, обозначается выходом из не оправдавшей себя и слишком комфортной картины мира».

    «До эпохи цифровых денег талантливых людей было больше, чем технологий, которые могли бы раскрыть все наши наши таланты».

    Чужие деньги хочется пересчитать дважды.

    Свои деньги пересчитываешь дважды, чужие хочется пересчитать трижды.

    Деньги – это ошибки, которые хочется повторять, повторять, повторять…

    Деньги — это язык, на котором удобно рассказывать про сохранение мотивации у наёмного работника в условиях убывающей власти и отсутствия ресурсов.

    Успех твоих конкурентов измеряется деньгами, которые считают чужие руки.

    Об ошибке конкурента узнаешь по чарующему звону монет и приятной тяжести в кошельке.

    Если у человека будет возможность взять в долг одну тысячу золотых монет, он обязательно воспользуется такой возможностью на две тысячи золотых монет, чтобы в итоге остаться должным три тысячи.

    Деньги придуманы, чтобы усложнить жизнь конкурентам.

    Богатство корпораций создается угрозами, но сохраняется и приумножается ошибками клиентов и конкурентов.

    Кому денег не жалко, поделитесь свободным временем!

    Догадываетесь почему в финансовый кризис растёт число крылатых фраз про дьявола? Афоризмы на эту тему располагаются сразу после раздела «Деньги».

    Деньги — это материализация ошибок конкурентов.

    Also Available:
    «Цифровое внесезонье»
    Новые 365 цифровых обетований
    Новый календарь цифровых обетований
    Новые цифровые обетования

    Другие цифровые обетования Анатолия Юркина:

    Траектория цифрового успеха.

    Платформизация повторяемости .

    Отчуждение повторяемости

    Отчуждение мысли

    Платформа повторений

    Распределенная природа сервисной платформы обещает децентрализацию.

    Функция отчуждения как платформы повторений состоит в том, чтобы удовлетворять потребности тех агентов, кому необходима смена повторяемостей. Или соответствовать запросам тех агентов, которым понадобилось сменить статус. Например, из класса объектов перейти в цифровую элиту. Какая повторяемость нужна тому, кто вознамерился стать субъектом.

    Через отчуждение аватарная монета оказывается одновременно и объектом изучения, и инструментом измерения локации цифрового сущего.

    Отчуждение как сервисная платформа может оказаться цифровой копией безыгрового сеттинга RR.

    Вашему вниманию предлагается первый календарь для привлечения цифровых денег

    Экономические агенты в RR — это операторы повторяемости.

    (привлекательностью) товара и с его потенциалом повторяемости (реиграбельности).

    Ничто так не требует пройти школу повторяемости как обетования цифрового преуспевания.

    Для электронного бизнеса

    Платформизация отчуждения.

    Платформа повторяемости

    Гуру отчуждения

    © 2017-2019 Анатолий Юркин (с Анатолий Юркин)

    269.
    Никуда без масштабируемости!

    В наше цифровое время залогом подлинного успеха выступает масштабируемость. Масштабируемость контента. Масштабируемость бизнеса и корпоративной этики. Масштабируемость сильной личности и персональной харизмы. И, самое главное, масштабируемость добра.

    270.
    Гуру повторяемости демонстрирует харизму отчуждения.

    272.
    Цифровая харизма требует фетишизации отчуждения.

    Реиграбельность — это цифровая харизма имитатора субъектности.

    4.

    Деньги — это заархивированные файлы мотивации.

    Ценность мотивации и цена времени всегда входят в затраты и издержки на приобретение денег.

    1.
    Фидуциарные деньги — это ошейник для работника, но и поводок, за который дергают работодатель с финансистом.

    Под содержанием аватарной революции понимается прогресс нового класса нефиатных цифровых денег для удовлетворения потребностей владельцев реиграбельного капитала. Вплоть до прогноза, связанного со становлением нефиатных цифровых денег в интересах реиграебльного капитала. Субъекты аватарной революция обладают формой, содержанием и слой, которая в экономической теории отчуждаемого мышления описываются через категории реиграбельности и измеряется ошибками.

    1.
    (исправить солипсизм)

    Развитие гипотезы требует ввести понятие денежного солипсизма. Это ответ на вопрос о том, как далеко позволено отчуждаться агенту RR? Отчуждение не знает границ. Но переходит в феномен денежного солипсизма. Ибо пределы вообразимого (для RR) будут нами обозначены, будут кем-то обозначаться умной единственной трансакцией. Одновременно умная трансакций, как единственна трансакция, — это, и безыгровой сеттинг, все агенты, все институты, и AI. Без повторяемости не добиться совершенства. Чтобы добиться моцартианства, чтобы выйти на уровень виртуозности, нам будет нужна повторяемость. Через платформу отчуждения работник и товар раскрывают потенциал своей реиграбельности. А для реиграбельности этот же товар должен обладать новым ресурсом. Ошибка, как ресурс, вызывает реиграбельность как мотивированную повторяемость в использовании вещи, требующей цифровой копии ошибки аналогового пользователя.

    6.
    Нефиатная цифровая монета — это деньги с ищущими глазами частного банкира.

    И что нам делать с этим разнообразием? Определима ли единая мера всех названных сущностей? Да. Что это за мера? Что за величина, под которую сводится таблица умозаключений "что-то способно принять товарные формы"? Это цифровые деньги.

    — это идеал юнит-экономики.

    "денежный капитализм".

    Достижение поставленной цели.

    Реиграбельный подход к научению задействует процессы самообучения и самообразования на основе постулатов Экономической теория отчуждения.

    К изучению предлагается материал, содержащий понятия, мысли, идеи, умозаключения и закономерности становления платформенной экономики.

    Результативность в работе с интеллектуальной собственностью составляет цель нашего исследования, способную выступить критерием целостности системы знаний о платформе отчуждения.

    Все предлагаемые к обсуждению цифровые обетования требуют пройти школу повторяемости.

    .
    Трансакция цифровых денег — это петлистый проход между мирами повторяемости.

    (исправить)

    67.
    Умный цифровой капитал — это единственно возможный не разрушительный и не кровавый финал в постоянно откладываемой пьесе про эффективное делегирование.

    (исправить в Рекурсия)

    3.
    Будет создана единая рекурсивная матрица отчуждения для форматов offline и online.

    6.
    Повторяемость и рекурсия суть операций компьютера с двумя цифрами 0 и 1, но и — цифровые обетования.

    Сохранятся ли два формата offline и online при (или всё же: для?) одной рекурсивной матрице метода повторяемости? Да.

    Кругооборот реиграбельного капитала возобновляем благодаря рекурсии аватарных денег.

    Реиграбельный капитал требует рекурсивных денег.

    Пакет цифровых следов реализуется денежной рекурсией. Как в аватарных деньгах, и в токенах аватарных сообществ, представленных трансакциями отчуждения. (Которые всегда денежные. В этот раз делаем пояснение для тех, кто ещё не понял масштабы денежной рекурсии и вездесущность нефиатных денег в RR.) Двойная природа аватара и аватарных денег обеспечивает условия для создания добавочной ценности интеллектуальной собственности, прошедшей цифровую конвергенцию.

    .
    Децентрализация — это трон из цифровых денег.

    Как высокий травматизм сопровождает всплеск интереса к той или иной высокогорной локации, так и масштабируемость и децентрализация могут оказаться "травматичной" для хозяйствующего субъекта, не разобравшегося с реиграбельностью трансакций как с техникой подъема и спуска). Начинаем масштабировать ошибки, но ведь не для ошибок. (Источник и владелец которых у нас остаётся в online.) Не для рекурсии ошибок! Мы признаём рекурсию ошибок в нашей пользовательской судьбе. Но рекурсия пользовательских ошибок в offline не содержит пакета мотиваций. Без которого не сделать первых действий для достижения цифрового процветания.

    5.
    Электронный аватар аналогового пользователя представляется тем скудным средством, с которым мы оказываемся перед операционным богатством нефиатных цифровых денег.

    (исправить)

    6.
    С аналоговым пользователем AI заговорит на языке цифрового капитала.

    1.
    Цифровая морковка будет гоняться за аналоговым зайцем до тех пор, пока искусственный интеллект не выступит эмитентом децентрализованных масштабируемых денег.

    Вместе с ошибкой мы заходим в один из миров повторяемости. Откуда ведёт прямая дорога в Ойкумену RR. Реиграбельный капитал требует, чтобы далее всеми агентами, всеми участниками производственных процессов сопровождался фрагмент цифровой копии ошибки. От первых трансакционных секунд и на всём протяжении жизненного цикла изделия под названием "фрагмент цифровой копии ошибки", который далее будет представлен разными товарами и услугами. И всё это было бы проблематично до неразрешимости вопроса, если бы этот самый фрагмент цифровой копии ошибки не подвергался процессу институализации. Чем, как и во что институализируется фрагмент цифровой копии ошибки? Электронной монетой, нефиатными деньгами и децентрализованной масштабируемой валютой. В чьих интересах? В интересах эмитента. А кто у нас эмитент?

    Допустим, что цифровая собственность будет представлена трансакциями в безыгровом сеттинге RR. Пространство трансакций потребует оператора масштабирования. Чьё мышление, мышление какого цифрового субъекта охватит всю последовательность операций с цифровыми копиями ошибок аналогового пользователя, осуществляемых через такие электронные сигналы-знаки как аватарные деньги? Это мышление AI. Как персона машинный разум будет сформирован противоречием. Наряду с отчуждением от цифровых копий ошибок аналогового пользователя AI будет кульминационной формой отчуждаемого мышления.

    3.
    Цифровые деньги — это постановочное знакомство аналогового пользователя с искусственным интеллектом.

    От эмитента цифровых денег аватарная монета будет непрерывно отчуждаться. (Трансакционное отталкивание?) При последующем беспрерывном удалении от AI аватарные деньги, как и AI, будут сохранять своё "одно". Тогда как способность AI эмитировать цифровые деньги следует рассматривать общностью этих двух институтов RR. Отчуждение денег от эмитента даст общность, выражаемой притяжением денег и эмитента к цифровой копии ошибки аналогового пользователя. Общностью, определяемой клиентоориентированностью.

    Нельзя завести разговор про аватарные деньги без обращения к образу AI, к функционалу AI. Ибо AI — это клиент №1 внутри RR. И в каком-то смысле на RR можно будет посмотреть как на... огромный клиентский портфель. RR обещает сформировать клиентским портфелем максимального размера. Это что-то интригующее, что-то на границах цифрового фольклора. Где хранится этот огромный, расширяющийся, находящийся в постоянном движении, пребывающий в развитии клиентский портфель? В Big Data. Цифровой мега-портфель будет доступен тем, кому по силам разблокировать Big Data. Тем, кто освоит уроки Data Science.

    Клиентский портфель одного виртуального мега-клиента обещает стать воплощением идеала децентрализации и масштбаируемости. Это мы снова про морфинг AI. Цифровой мега-портфель одного виртуального мега-клиента. (По аналогии с циклом документальных фильмов "Мега-заводы", которые регулярно ставят в летний эфир российских телеканалов, впору запускать серию публикаций под рубрикой "Мега-клиент RR"?) Трансакциями осуществляется обслуживание клиентского портфеля AI. Такой взгляд становится возможным при старте с версии о пользовательских ошибках, цифровые копии которых становятся цифровыми "копейками" цифрового рубля по имени "Аватар". (Вариант для космополитов: Такой взгляд становится возможным при старте с версии о пользовательских ошибках, цифровые копии которых становятся цифровыми "центами" цифрового доллара по имени "Аватар".

    (исправить)

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Неделя . (исправить)

    1.
    Отчуждаемое мышление — это коробочное решение для оцифрованной интеллектуальной собственности.

    2.
    Отчуждение даёт субъекту крылья, чтобы подняться над миром объектов.

    Сила отчуждения в соединении с творчеством в повторяемости будет условием цифрового процветания.

    3.
    Интеллектуальная собственность – это объективизация отчуждения.

    (исправить)

    4.
    Ошибка — это транспортное плечо отчуждения для субъекта.

    (исправить)

    5.
    Производя интеллектуальную собственность, становишься партнером цифрового отчуждения.

    (исправить)

    6.
    Отчуждение — это обетование цифрового моцартизма.

    (исправить)

    7.
    Затраты на мышление вознаграждаются туннельным эффектом отчуждения, дарующим идею и образ собственности.

    (исправить)

    Вопросы по итогам недели:

    (исправить)

    Неделя . (исправить)

    1.
    Отчуждение — это параллельный мир интеллектуальной собственности.

    (исправить)

    2.

    (исправить)

    2.

    (исправить)

    2.
    Цифровые деньги — это рекурсия отчуждения.

    (исправить) рекурсия в одном постулате)

    4.
    В совершении ошибок каждый может стать Моцартом отчуждения.

    (исправить интеллектуальной собственности и аватарной монеты)

    В RR базовым методом денежной рекурсии будет цифровой след. Имеющий двоякую природу.

    (исправить в Биг в След) В RR трансакция всегда цифровой след ошибки! Трансакция — это цифровой след ошибки. Любая операция, как разблокировке Big Data, так извлечение сведений из Big Data, суть трансакция, оставляющая цифровой след ошибки! Ошибка присутствует в RR трансакцией и оставляет след, который мы прочитываем трансакцией внутри аватара. Но и вне аватара трансакция оставляет свой цифровой след.

    4.
    Виртуальные сервисные платформы указывают на бегство капитала с тонущего корабля ростовщического процента в сторону цифровых денег.

    5.
    Отчуждаемое мышление заставляет субъекта воспринимать всё вокруг своей собственностью.

    Платформа — это институт отчуждаемого мышления

    Платформа — это институт RR.

    Цифровая монета — это

    Денежный товар — это

    Денежный товар — это .

    2.
    Цифровой товар — это аналог кафедры и преподавательского пюпитра в дистанционном университете отчуждаемого мышления.

    3.
    Цифровое процветание достижимо тогда, когда и если повторяемость воплотится рекурсией нефиатных электронных денег.

    3.
    Собственность — это географическая карта с ручной вышивкой отчуждения.

    4.
    За что бы капиталист не брался, у него получается прибыль.

    7.
    Отчуждение — это рекурсия интеллектуальной собственности.

    (исправить поднять выше и в Рекурсию)

    1.
    Интеллектуальная собственность — это конкретное приложение, требующее отчуждения как операционной системы с открытым кодом и свободным доступом.
    (исправить в: Интеллектуальная собственность)

    Какова общая картина? Аналоговый пользователь совершает ошибки в offline. В формате online пользователь становится оператором аватара. Ошибки хранятся в Big Data. Оператор аватара получает доступ к рекурсии умных цифровых денег. Цифровые копия ошибок, хранимые в Big Data, выступают обеспечением аватарной монеты. За это будет отвечать AI, понимаемый нами воплощением реиграбельного капитала. Итак, что мы видим с высоты птичьего полёта?

    Реализованная реиграбельность означает действие, посредством которого цифровые копии ошибок аналогового пользователя превращается в структурообразующий элемент виртуального мира повторяемости (миров повторяемости?), обозначаемого нами двумя буквами RR с некой непредсказуемой отсылкой к бренду автомобильной роскоши. Процессы — это трансакции цифровых объектов. Операции — это трансакции, осуществляемые двумя акторами повторяемости. Это оператор аватара. И это пользователь аватарных денег. Все эти процессы и операции будут изучаться Data Science.

    7.
    Благодаря сетям 5G и большим данным общечеловеческая потребность ошибаться создаёт универсальный цифровой ресурс без ограничений.

    В RR AI мыслит и действует расчетами аватарных денег, которые суть трансакций цифрового отчуждения. Трансакция цифрового отчуждения — это акт мышления и действия AI. Трансакция цифрового отчуждения суть соглашение между цифровыми аватарами об отчуждении и присвоении прав собственности на долю аватарной монеты. Операция аватарных денег предполагает создание контента (через отчуждение) как реализацию реиграбельности цифровой копии ошибки аналогового пользователя. Из offline цифровой копии ошибки аналогового пользователя по сетям 5G поступает в Big Data. Экономически целесообразно разблокировать Big Data для извлечения и последующего использования цифровой копии ошибки аналогового пользователя только для аватарных денег как платежного средства. Но и для эмиссии аватарных денег

    Потенциал отчуждения цифрового аватара будет основан на потенциале реиграбельности аватарных денег.

    3.
    Деньги — это ресурс обмена.

    В случае с платформизацией повторяемости аватарные деньги выступают интерфейсом логического уровня. Реиграбельность аватарных денег — это набор соглашений, определяющих обмен данными между умными денежными трансакциями. Реиграбельные протоколы предписывают правила работы операторам повторяемости, которые подключены к кругообороту умного цифрового капитала. Кульминационной формой протокола поддержания повторяемости выступает эгоизм электронной личности, цифровой и (при сужении проблематики) денежный солипсизм.

    5.
    Богатство измеряется лишь теми деньгами, которые могут делать деньги.

    Пришло время взглянуть на деньги как на элемент масштабируемости. Богатство измеряется лишь теми деньгами, которые могут делать деньги. Человек богат лишь теми деньгами, которые могут делать деньги. Накануне масштабного перехода это возможно и необходимо сделать по ходу разговора о цифровом контенте, который суть новый капитал. Будет разумно загодя присмотреться к масштабируемости денег в беседе о цифровом капитале, который отныне контент. Масштабируемые деньги будут обеспечивать движение контента по всей VR через кругооборот капитала.

    Сокровище общества с реализованной децентрализацией — это масштабируемая валюта? И да, и нет. Богатство децентрализованного общества — это мотивация на операции с масштабируемыми деньгами, операционное разнообразие в этом виде деятельности. Масштабируемые деньги — это виртуальное (понятие используется без всякого подвоха) богатство общества, оцифрованного до состояния децентрализации. Что такое децентрализованное общество? Это такой социум, который из масштабного перехода вышел к жизненной необходимости умных денег, которые обладают свойством мультиплицироваться в благоприятной среде децентрализации.

    6.
    Децентрализация — это рекурсия повторяемых действий.

    4.
    Реиграбельный капитал заставит разглядеть ошибку ресурсом цифрового общества.

    А для это следует изменить картину мира, добавив в неё эмиссию аватарных денег.

    Отчуждение — это повторяемость интеллектуальной собственности. Реиграбельность — это сервис, обязательны для повторяемости интеллектуальной собственности. Вплоть до воспроизводства. Вплоть до рекурсии.

    Реиграбельность — это сервис, позволяющей повторяемости интеллектуальной собственности перерасти в денежную рекурсию. Приемом и элементом денежной рекурсии выступает отчуждение как неделимый элемент интеллектуальной собственности. Поэтому на отчуждение следует взглянуть как на средство воспроизводства интеллектуальной собственности. Рекурсивный процесс само-воспроизводства интеллектуальная собственность в онлайне мы договоримся называть "реиграбельностью". Играбельность в offline — это рекурсия ошибок. (Чтобы ошибка стала приемом и элементом рекурсии, ей следует воспользоваться сервисом играбельности, чтобы зайти на платформу отчуждения.) Рекурсия в какой локации? В безыгровом сеттинге. За счет какого ресурса? Ошибка выступает ресурсом отчуждения. Отчуждение способно стать формой деятельности-активности экономических агентов RR потому, что цифровая копии ошибки выступает новым ресурсом развития.

    Великий парадокс экономической теории отчуждения гласит:

    Ресурс общества — это рекурсия.

    В расширенном варианте:

    Рекурсия аватарных денег, денежная рекурсия, — это децентрализованный ресурс общества масштабируемых ценностей.

    5.
    Только отчуждению дано низвести бытие до объекта.

    И тогда это будет не просто отчуждение, не простое отчуждение, а что-то иное. И вот это иное, дающее возможность работать с бытием как объектом, предлагается рассматривать реиграбельностью. Реиграбельность — это взаимное и безостановочное отчуждение виртуальных объектов друг от друга как условие их развития. Отчуждаясь, развиваемся.

    Это сложный процесс начинается с отчуждения аналогового пользователя от им же ранее совершенной ошибки, продолжается отчуждением аналогового пользователя от его же цифрового аватара и не заканчивается отчуждением от чего-либо третьего (от цифровых денег, реиграбельного капитала, машинного разума и т.д.). Все анализируемые виды отчуждения предлагается определять как реиграбельность виртуального субъекта и цифрового объекта.

    Реиграбельность — это отчуждение за пределами бытия. Реиграбельность — это отчуждение в сущем. Реиграбельность — это отчуждение в цифровом сущем. Реиграбельность — это отчуждение в виртуальном сущем. Реиграбельность — это отчуждение всех от всего в виртуальном, цифровом сущем. Повторимся с обязательной оговоркой: как условие их развития.

    Росбалтизм, или Госпожа Фогтиха (2004)


    Hosted by uCoz