Б. Кубрин

    «Безошибочные братья Шевченко» (2001)

    Буржуазия "бунтовала против своих собственных политиков
    и писателей из пристрастия к своему денежному мешку –
    ее политики и писатели устранены,
    но ее денежный мешок подвергается грабежу,
    после того как ей заткнули рот и сломали ее перо".
    Карл Маркс, "Восемнадцатое Брюмера
    Луи Бонапарта" (1852)

    Финал в деле братьев Шевченко

    Утром 5 ноября 2001 года в здании Куйбышевского суда началось судебное разбирательство по уголовному делу о вымогательстве крупной суммы братьями Шевченко у Максима Кузахметова (1969).

    Голливудские страсти

    Поначалу статья УК РФ "воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов" вменялась в вину братьям Шевченко по эпизоду с очень известным журналистом Владимиром Кузнецовым. В 1997 году в газете "Санкт-Петербургские ведомости" он опубликовал статью о рекламном трюке, связанном с деятельностью ночного клуба, якобы курируемого братьями Шевченко. Согласно материалам уголовного дела, с журналиста были затребованы пять тысяч «зеленых». Кузнецов посчитал, что «легко» отделался. Поэтому дал показания лишь после того, как на него вышли представители правоохранительных органов. А число журналистов, обиженных братьями-депутатами пополнялось Аней Р., Настей Г., Екатериной Щ. и другими работники СМИ.

    За статьей 163 ("вымогательство") стоят более крупные суммы: в 50 000 и 10 тысяч долларов. В 1998 году одна журналистка дважды написала о деятельности ночного клуба на Невском проспекте. По этому поводу братья Шевченко дважды встречались с издателем Кузахметовым. Во второй раз на встречу с разгневанными братьями-депутатами встревоженный Кузахметов пришел в сопровождении посредника Руслана Коляка. Про него мы недавно писали (СПб курьер, № 43). Сегодня только внесем уточнение, сделанное самим Русланом Артемьевичем: в 1970-е годы он не выменивал жевательную резинку у иностранцев на Дворцовой площади, а с подростковых лет занимался исключительно валютными операциями.

    Два собеседника для депутата

    Итак, в тот осенний день 98 года Руслан Артемьевич умело направлял разговор на безопасные темы и фактически спас давнего знакомого от физической расправы.

    Руслан Коляк и Максим Кузахметов не могли не познакомиться. Первый контакт состоялся в далеком 1993 году, когда Коляк прорывался в депутаты ЗАКСа. К работавшему в «Рекламе-Шанс» Кузахметову обратились с просьбой поучаствовать в изготовлении предвыборной агитации. Максим Рафикович выполнил оговоренную работу, но денег почему-то не взял. Узнав о таком странном поведении, Коляк записал в свою записную книжку имя и телефон нового знакомого.

    Повторно их пути пересеклись на околотелевизионной почве. Поговаривают, в середине 90-х у Коляка жена возглавляла список популярности телеведущих молодежных программ. А слава требует информационной «подпитки». Словом, жена Коляка появилась на обложке телевизионных изданий, задуманных и выпускаемых Кузахметовым. Здесь следует оговориться, что двух телеманов объединял интерес к телевизионной Ойкумене, а не общий бизнес. Судя по всему, сегодня Коляк не имеет никакой зафиксированной доли в изданиях "Северной столицы". Неслучайно, когда, впавшие в ярость, братья Шевченко спрашивали: «Кто твоя крыша? Кто тебя прикрывает?», Кузахметов отвечал, что сам отвечает за поступки своих авторов.

    Юридическая телевикторина

    Согласно материалам уголовного дела № 77869, в офисе на Невском, дом 44 Шевченко якобы требовали 50 000 $. Договорились на сумме в пять раз меньше: пачка купюрами по сто долларов оказалась шириной в мужскую ладонь. Но деньги братья приняли с «довеском» в виде торговой марки журнала "Телевик". Безнаказанность Шевченко доходила до такой степени, что некоторых своих просителей они перенаправляли к Кузахметову, которого обязали помогать незваным визитерам. Информационный рэкет – это когда тебя вынуждают освещать некую коммерческую акцию вопреки собственным финансовым интересам. Когда принуждают выступать информационным спонсором для малоизвестных мероприятий. И т. д.

    Жизнь Кузахметова осложнилась. Взять хотя бы тот случай, когда вневедомственная охрана задержала злоумышленника, устанавливавшего подслушивающее устройство на лестничной площадке в доме на Московском проспекте. Объектом «прослушки» избрали квартиру родственников Кузахметова. Здесь и сегодня до поздней ночи Максим Рафикович имеет обыкновение вести деловые переговоры с Москвой и регионами. Персонажа из триллеров «Враг государства» или «Меч-рыбы» задержали с поличным благодаря чистой случайности: этажом ниже проживает высокооплачиваемый работник творческих специальностей, по ошибке на свой счет принявший шпионаж в стиле «хай-тек».

    Милиция была беспомощна перед тогдашним статусом депутата Госдумы Вячеслава Алексеевича Шевченко (1953), которому ныне инкриминируется сговор. Поэтому расследование несколько затянулось.

    Но Кузахметов хоть и повторяет, что он не герой, именно в этом случае вознамерился привлечь вымогателей к уголовной ответственности.

    Если вы лично не знакомы с Максимом Рафиковичем Кузахметовым, вы возьметесь рассматривать возможность того, что издатель изменит свою позицию. Мол, он будет наблюдать за тем, как развалится уголовное дело. Но вот один малоизвестный факт из биографии человека, продавшего квартиру (!) ради выпуска заведомо убыточной информационной газеты «Северная столица».

    В конце 80-х Кузахметов служил в стройбате под Алма-Атой. Строительные части в республиках бывшего СССР всегда отличались дикими нравами. Едва ли не каждую неделю у Кузахметова и его товарищей были конфликты с сослуживцами. Закончилось это тем, что однажды от недоброжелателя Максим получил нож под сердце. Реанимация, госпиталь, демобилизация. Обустройство послеармейского быта в Ленинграде прервалось сообщением о том, что в Алма-Ате начинается судебное разбирательство. Как поступает Кузахметов? Он занимает деньги на авиабилет и вылетает на суд. Ибо посчитал своим долгом присутствовать на суде. Итог – любителя поножовщины осудили на пять лет. Прошли годы. И вот осенью 1998 года Кузахметов вступает в затяжной конфликт с людьми, не следившими за своей лексикой и не скупившимися на угрозы физической расправы.

    Издатель без адвоката

    Как и во всяком долгом разбирательстве, участники этого странного дела порой менялись местами и ролями.

    Зимой 2000 года Кузахметов играл в футбол и потянул сухожилие. На весь февраль-апрель поврежденную ногу заковали в гипс. Не отличавшийся спортивным телосложением, Максим с трудом передвигался на костылях, да и только с помощью окружающих. Именно в таком виде ему и пришлось подняться на четвертый этаж. В легендарном здании на Чайковского он должен был опознать вымогателя. Но случилось непредвиденное. Во-первых, свидетели этой сцены говорят о тяжелом нервном потрясении, пережитом Сергеем Алексеевичем Шевченко (1963). Истекающий потом и ежеминутно проводящий рукавом по впалым щекам Кузахметов с загипсованной ногой стопроцентно подходил под определение «жертвы».

    Увидев заявителя, опирающегося на костыли, Сергей Шевченко, наверное, подумал о том, что кто-то из его сподвижников не ко времени проявил инициативу. А вдруг травмы Кузахметова связаны с «тамбовцами»? Во-вторых, адвокаты парламентария резко изменили стиль поведения. Ушлые юристы категорически посоветовали своему клиенту как можно быстрее покинуть здание на улице Чайковского. Что и было сделано: депутатская неприкосновенность позволяла Сергею Шевченко покинуть здание РУБОПа без оглядок на «маски-шоу». Когда в окружении многоголовой и многоговорящей свиты депутат удалился, директор издательской группы "Северная столица" еще долго переводил дыхание и готовился к тяжелому спуску на первый этаж.

    Другими эпизодами дела-перевертыша становится четырехмесячный арест Сергея Шевченко и федеральный розыск старшего брата Вячеслава. Да, ситуация нынешней осени гораздо менее забавна. Посудите сами, в отличие от Сергея Шевченко по городу Кузахметов ходит пешком (без джипа) и без персональной охраны (без телохранителей). Сегодня у Кузахметова нет адвоката! С одной стороны, он говорит, что у него нет денег, достаточных для противостояния столь серьезному оппоненту. С другой стороны, одна надежда на какого-то молодого адвоката, в котором честолюбие пересилит профессиональный страх перед очень богатым и очень влиятельным противником...

    Кузахметов и Шевченко. А вдруг все не столь просто? Вдруг это не конфликт личностей, а некое проявление подводных течений в теневом бизнесе города? Есть версия, что в этих своеобразных личностях представлен подспудный конфликт между казначеями "тамбовского" сообщества и агрессивной молодежью из числа так называемой «казанской» группировки. Возможно, необъяснимая решимость Кузахметова довести законные разбирательства до логического финала не случайно совпадает с позицией петербургской и московской власти, резко изменившей свое отношение к братьям Шевченко.

    Так или иначе, но в ноябре 2001 года к судебным делам Мирилашвили и Шутова добавилось еще один процесс с далеко идущими последствиями для города и горожан.

    Газетный прилавок как гильотина, или Зачем депутату-кондитеру рынок СМИ?

    Обманутая вдова

    28 октября 1999 года в подъезде дома на Московском проспекте выстрелами в спину были убиты Олег и Сергей Червонюк. Единственное объяснение этому заказному убийству состоит в том, что Олег Червонюк руководил крупнейшей на Северо-Западе фирмой по распространению печатных СМИ. После контрольных выстрелов в голову киллер беспрепятственно скрылся на “форде”, номера которого стали известны милиции. Кроме того, киллера видел и подробно описал один из соседей. Поэтому задержание и опознание подозреваемого представлялось делом техники. Как вдруг в ход расследования вмешались посторонние силы...

    Правоохранительные органы в раскрытии этого убийства проявили редкую даже для Санкт-Петербурга беспомощность и безынициативность. И это при том, что убийца (и его заказчики!) задумывали преступление как показательное мероприятие. Акт устрашения и демонстрацию возросшего авторитета. Это внятная заявка на особое положение в столь специфическом сегменте городского рынкак как услуги по распространению печатной продукции. Нельзя сказать, чтобы бывший инструктор по рукопашному бою Алексей Горбенко удивил следователей каким-то из ряда вон выходяшим алиби. Нельзя утверждать, что владельца злополучного “Форда-Скорпио” Владимира Леута совсем нельзя было уличить в причастности к убийству. Иномарку видел сосед Олег Червонюка. На квартире В. Леута изъяты девять пистолетных патронов калибра 9 мм. Это заводские “близнецами” пуль, извлеченных из тела непокорной жертвы. Но месяц проходит за месяцем, год за годом, а вдова и трое сироток остаются неотмщенными...

    Не оповестив вдову (просто не посчитав ее наследницей), бывшие партнеры Червонюка провели собрание, на котором принято было решение увеличить уставной капитал за счет внесения дополнительных взносов. В результате этого телодвижения ничего не подозревающая вдова осталась у “разбитого корыта”, то есть с 5 % акций. Отсюда два сценария дальнейших событий связаны с тем, чью сторону займет суд. В качестве главного довода акционеры и нынешнее руководство “Метропресс” предъявляют документ из Регистрационной палаты. И поэтому суд может принять их сторону. Если суд примет сторону вдову, узнавшей о проведении дополнительной эмиссии акций только из материалов уголовного дела и от пронырливых журналистов, тогда многократно вырастают шансы общественности приблизиться к разгадке тайны одного из самых загадочных и громких убийств в России конца ХХ века.

    Выброшенная из газетного рынка, вдова стала героиней сложнейших журналистских расследований, время от времени проводимых Агентством детективщика Андрея Константинова. Слава слабое утешение вдове, разоренной предательством бывших соратников покойного мужа.

    Пирожные из типографского цинка

    В далеком 1994 году предприниматель из Нарвы Александр Валентинович Сухов финансировал создание “Союза издателей и распространителей”. Не успел проект окупиться, как талантливого пассионария обвинили в убийстве питерского бизнесмена Сергея Рощектаева, погибшего в марте 1995 года. Судебный процесс стал событием ноября 1997 года. Не прислушавшись к возражениям и доводам обвиняемого, на ближайшие 12 лет судьи лишили Сухова свободы распространять печатную продукцию.

    У Сухова был деловой партнер Олег Червонюк, начавший с должности бухгалтера и вскоре ставший директором «СиРа» в силу своей принципиальной честности. Следователи Московской прокуратуры оказались настолько здравомыслящими людьми, что сразу отказались от глупой версии о запоздалой мести за честные показания Червонюка. Да, у Сухова достаточно длинные руки, чтобы из Архангельской области дотянуться до любого недруга. Но фамилия “Червонюк” никогда не попадала в длинный список врагов Александра Сухова. Есть шансы, что финансовый гений выйдет за тюремные ворота раньше 2009 года. На воле его ждет череда огорчений. Дело в том, что без Олега Червонюка бывшему зеку крайне затруднительно доказывать свои неформальные права на долю в прибылях “Союза...”.

    Говорят, Сухов спокойно переносил тяготы тюремного заключения. Он знал, что когда-нибудь ему обязательно выплатят проценты, набежавшие за годы отсидки. В колонии ему снились сны о победном возвращении в разросшийся бизнес. В тюремном бараке Александр Валентинович продолжал ощущать себя удачливым рантье. Мыльный пузырь иллюзий лопнул от звука роковых выстрелов в октябре 1999 года. Сухов мог быть недовольным какими-то высказываниями партнера по коммерческим проектам, но трагическая смерть главного “метропрессовца” Олега Червонюка лишила Сухова реального будущего.

    Отсюда закономерно вытекает версия: сфальфицированные улики против Александра Сухова и выстрелы в братьев Червонюк имеют общих заказчиков. По необъяснимому совпадению этим лицам в итоге достались оставшиеся “метропрессовские” акции Андрея Шалиско и Владимира Болотова.

    Председатель Комитета по печати и связям с общественностью Александр Потехин давно предупреждал об одной теоретической угрозе. Мол, значительную часть рынка розничной продажи печатной продукции когда-нибудь пожелает контролировать некий незнакомец, “склонный к политическим играм”. Что пристрастия политика-коммерсанта обязательно проявятся в “колебаниях тиража того или иного издания”, в “раскрутке какого-то издания” и вообще в увеличении тех “небольших пределов... волюнтаристских влияний” на рынок СМИ.

    Вице-губернаторское “когда-нибудь” имеет определенный день в милицейском календаре.

    "Этим" днем стала дата двойного убийства. Таковы законы российской действительности

    В чьем рукаве Червонный валет?

    На момент убийства фактического руководителя и владельца преуспевающей структуры акции ООО “Метропресс” распределялись следующим образом: 38 % помогали Олегу Червонюку удерживать лидерство среди соучредителей, 37 % принадлежали Елене Болотовой, а 25 % достались Андрею Шалиско. После тайной возни за спиной у вдовы в ноябре 1999 года 50 % завладел “Норд” (братья Шевченко), а 45 % переписаны на “Стройкорпорацию “Союз”. Оставшиеся вдовьи 5 % делятся на шесть наследников. По этим акциям не полагается выплата каких-либо дивидендов. Чисто по-человечески можно понять одинокую вдову, преданную бывшими коллегами и друзьями. Владислава Витальевна Червонюк узнает о том, что подача гражданского иска несет опасность для жизни заявителя. Беспокоясь о судьбе Анна, Павла и Марии, матери троих детей ничего не остается как искать реального защитника потив “нечистоплотных людей”. Она оформляет дарственную своей супружеской доли в ООО “Метропресс” на бизнесмена Идриса Ибаллаева. Тут надо отметить, что этот поступок вызвал шок и замешательство у противной стороны.

    Аналитики отмечают целые пучки пересечений интересов братьев Шевченко и Олега Червонюка. Например, в политической карьере Вячеслава Шевченко не было выборов важнее декабря 1999 года. Олег Червонюк не занимался политикой, но был сопредседателем ассоциации издателей и распространителей “Балтийская пресса”. Учредителями ассоциации выступили солидные издательские дома и фирмы по рознице-опту. По неофициальной информации “Балтийскую прессу” подчистую освободили от контактов с криминалов. Это был не красивый жест, а создание условий для успешного воздействия на результаты выборах в Госдуму.

    Сергей Шевченко и Олег Червонюк числились среди учредителей ООО “Содружество”. Червонюк был среди тех, кто создал прекрасную газету “Новости Петербурга”. Но вот незадача: не успел бизнесмен выйти из состава учредителей перспективного издания (Зачем? Под чьим нажимом?), как “Новости Петербурга” громче прочих СМИ заговорили о загадочном плавании членов городского правительства на речном пароходике в компании хлебосольных братьев Шевченко. Случайность? Может быть, но ведь не единственная. Список можно продолжить, да не хватит газетной колонки.

    Зачем кулинару С. Шевченко газетный рынок Санкт-Петербурга? Ведь не для того, чтобы продавцы пирожных озаботились ростом тиража “Вечернего Петербурга”? Да и сеть кондитерских магазинов “Север” не нуждается в газетной рекламе. Зачем богатому человеку озадачиваться распространением периодических изданий, если депутат ЗакСа так и не удосужился обзавестись своей жизнеспособной газетой? Кто спорит, у этого политика находятся деньги на подпитку печатных органов, привыкших жить “заказными” материалами. Но речь идет о феномене “своей газеты”, которую полагается создавать “с нуля” и заботливо пестовать на радость потенциальному избирателю. Здесь С. Шевченко ведет себя с женской непоследовательностью. То его помощники угрожают физической расправой знакомым журналистам, втянув патрона в судебные разбирательства. То вдруг от имени босса предлагают главному редактору “Нового Петербурга” взятку размером в 100.000 долларов.

    Куда большие средства братья Шевченко выделили на создание газеты “Петроград”. Этот случай обязательно войдет в истории издательского дела на Руси образцом того, как не следует вести дела в газетном бизнесе. В итоге отремонтированные офисные помещения над рестораном “Метрополь” снова опустели. А суммы с круглыми нулями были бестолково растрачены Николаем Бондариком. Ибо Председатель Русской партии оказался никудышним редактором. Ситуация настолько очевидная, что высказывались мнения: назначение националиста Бондарика было неудачной попыткой члена фракции ЛДПР В. Шевченко дебютировать в качестве лидера националистов “северной столицы”. Эдаким манером с помощью денежного мешка прощупывалась новая игровая площадка. Шевченко очень хотел остаться в федеральной политике, но его консультанты словно задались целью подставить шефа по-крупному.

    Так или иначе, к середине лета 1999 года братья Шевченко расписались в непонимании законов газетного рынка. Горожанам еще предстояло забавляться показательно неудачной компанией по переизбранию В. Шевченко в депутаты Госдумы (помните эти транспаранты с цветными фото политика, брошенные корыстолюбивой молодежью в осенние лужи у станций метро?). Но к концу лета 1999 года встал вопрос о необходимости вернуться к столь проверенным средствам как заказное убийство и финансовые махинации.

    Братья Шевченко имели прекрасно законспирированных информаторов в окружении Олега Червонюка. Благодаря ежедневным донесениям, частым телефонным звонкам и письменным отчетам коммерческих шпионов двум известным городским политикам не составляло труда тщательным образом отслеживать умелые и толковые действия бизнесмена по слиянию “Метропресса” с ГП “Роспечать”. Обе структуры находились под одной крышей здания из красного кирпича на Миргородской. Чтобы услышать “да” “метропрессовцам” достаточно было открыть двери из одной директорской приемной в соседний кабинет. Осенью 1999 года беспросветно безнадежное положение государственной торговой сети обещало минимум усилий для захвата полного контроля над рынком распространения печатных СМИ. Ситуация приобрела необратимый характер, когда чиновники охотно откликнулись на переговоры о слиянии двух фирм. Отныне дети Олега Червонюка были просто обречены на безотцовщину.

    Хронология событий 1999 года:

    До 9 мая Олег Червонюк обзаводится охранником, а после праздников перестает пользоваться телефоном в своем доме, опасаясь незаконного прослушивания.

    В июле неизвестные с улицы обстреливают квартиру, в которой находится Владислава Червонюк и трое ее детей.

    В июне Олег Червонюк признается Владимиру Болотову: “Мне дышат в затылок. Надеюсь, что меня ценят как профессионала и обойдется без крови. Но как вы будете без меня?”

    В августе секретарь Олега Червонюка замечает, что к бумагам на рабочем столе проявляют интерес некоторые лица, приближенные к ее работодателю. Она делится с окружающими своими подозрениями, но шеф просит ее не обращать внимания на подобные мелочи.

    В сентябре в бумагах Олега Червонюка появляется запись о необходимости дистанцироваться от Андрея Шалиско через перевод бывшего партнера на положение рантье.

    25 октября на первой конференции ассоциации “Балтийской прессы” впервые заявлено о необходимости реорганизации ГП “Роспечать” по “метропрессовскому” образцу.

    26 октября руководство “Метропресса” готовится обсуждать вопрос о формировании контрольного пакета акций. Но Болотов отказывается предъявить паспорт жены для оформления документов. Но паспорт выдан 04.03.87 и далее в нем не зафиксировано никаких изменений.

    28 октября убиты 31-летний Олег Червонюк и его 24-летний брат Сергей.

    22 ноября посторонним юридическим лицам передают свои акции учредители, оставшиеся в живых.

    25 ноября незаконные действия “Стройкорпорации “Союз” и фирмы “Норд” обеспечивают братьям Шевченко захват ООО “Метропресс”.

    Первоначальная редакция материала подготовлена для Отдела журналистских расследований газеты Санкт-Петербургский курьер осенью 2001 года. Возможно, за этот материал автор был уволен из газеты.

    Политический бизнес братьев Шевченко

    Шесть миллионов долларов

    Как трудно найти друзей богатого человека, попавшего в полосу неприятностей! Хотя братья Шевченко остаются нашими современниками, но знакомство с подробностями их биографий превращается в некое подобие археологических раскопок. Прямо хоть покупай историческую книгу “Шевченко, Бларамберги и Мавромихали”!

    Говорят, что люди из окружения братьев Шевченко неоднократно нанимали хакеров, востребованных для зачистки страниц с Интернет-компроматом. Всякое действие оставляет малые следы. Можно уничтожить Интернет-страницу по адресу http://www.garant.ru/nav.php?pid=519&ssid=175. Но сохранится ссылка в поисковой системе “Апорт”, дающая косвенное представление о ранее всем доступной информации.

    История умалчивает о том, когда и почему кто-то взял курс на норд-мошенничество. А впервые под стражу братья Шевченко попали в 1993 году по уголовному делу № 827108. Впрочем, дело развалилось из-за крючкотворства, связанного с разночтением статей о злоупотреблениях должностных лиц в старом и новом уголовных кодексах.

    А кульминацией трудовой карьеры можно посчитать реализацию “египетского проекта” с обиженным партнером из Швейцарии. Обманутый житель Женевы, знаете ли, это вам не “браток” из Нижневартовска или Тюмени.

    В письме к президенту России В. Путину глава нефтяной компании African Middle Easr Petroleum Фахри Абдельнур цитировал директора ЗАО “АО Восточно-Европейская нефтяная компания” Вячеслава Шевченко. По неподтвержденным данным, владелец фирмы был акционером банка “Авангард” (что-то около 6 % уставного капитала). Это важно: именно через “Авангард” египетские деньги Фахри переходили с одного шевченковского счета на другой. Да так ловко, что сегодня предпринимателя трудно обвинить в мошенничестве.

    Вячеслав Шевченко не просто не вернул 6 000 000 $ партнеру из Женевы, но якобы продемонстрировал административные мускулы. То есть, посоветовал не искать справедливости. Будто бы Шевченко заявил племяннику бывшего Генсека ООН Бутроса Гали, что русскому миллионеру в России “не составит труда “урегулировать” любое расследование Министерства внутренних дел и “договориться” со следователями министерства”. Этой способностью братья Шевченко обладали до начала семейных неприятностей в 2000 году.

    Вообще политическая и деловая карьера братьев Шевченко демонстрирует стократный предел прочности. Другим бизнесменам и политикам порой за единственную ошибку приходилось расплачиваться банкротством или жизнью. Братьям Шевченко подобные ошибки прощались при всеобщем испуганном молчании. Чего, например, стоит давнее интервью Владимира Барсукова (того самого Кумарина, от которого сегодня открещиваются на Чайковского, 20 в Петербургской топливной компании – смотри первую фразу этого текста!). С журналистами однорукий бизнесмен встретился в офисе Вячеслава Шевченко! У Барсукова-Кумарина хватило мужского такта отмолчаться о виновнике “всех громких заказных убийств”. Но либерально-демократичный Вячеслав Алексеевич скороговоркой перевел беседу в русло перемалывания косточек “команде Шутова”.

    Эта вопиющая ошибка не была единственной бестактностью в публичной жизни братьев Шевченко.

    Денежный конвейер

    В 1995 году Вячеслав Алексеевич Шевченко (1953) стал депутатом Государственной Думы второго созыва.

    Как известно, думская фракция ЛДПР от своих членов требует, – как бы это помягче выразиться, – определенного артистизма. Политические обозреватели в этой не придуманной “серости” сразу распознали защитную окраску “теневика-миллионера”. Вячеслав Алексеевич был настолько внетеатральным человеком, что отсутствие актерского таланта дало повод для неуместных разговорах о “купленном” депутатском мандате. А деньги у генерального директора научно-исследовательского предприятия “Росвуздизайн” водились и немалые. Счет шел на миллионы долларов...

    Уподобившись опытным кукловодам, братья Шевченко посадили Владимира Родина в директорское кресло гостиницы “Пулковская”. Именно братьям принадлежит авторство сложнейшей комбинации, для реализации которой был задействован (ни много, ни мало!) председатель Комитета по внешним связям администрации города Геннадий Ткачев.

    "Пулковская" приносила ежегодного дохода более 3 миллионов $! Это государственное предприятие остается редчайшим примером того, как и без приватизации можно встроиться в рыночные отношения. Формально оставаясь собственностью города, гостиница была разделена между криминальными авторитетами на “этажи влияния”. В противовес якобы “шутовской” гостинице “Ленинград–Санкт-Петербург” апартаменты “Пулковской” всегда считались штаб-квартирой “тамбовцев”.

    Поэтому дилетанту-читателю, знакомившемуся с криминальным миром Северного Палермо по книжкам о “бандитском Петербурге”, останется непонятным вся гостиничная суета братьев Шевченко. Чего бы это им лично заниматься трудоустройством нового директора, нового начальника управления кадров, нового директора ресторана, нового бухгалтера, нового замдиректора по торговле, нового заместителя гендиректора по службе экономической безопасности и т. д. и т. п.?! Зачем?

    Нет ответа, если не брать в расчет такой мелочи, как страсть к номерам-люкс у... членов ЛДПР. Отныне Вячеслав Шевченко мог предложить номера и конференц-залы “Пулковской” для любых визитеров из ЛДПР. Но, поговаривают, в Москве партийные билеты давно продавались за наличные. Платить за воздух Вячеслав Шевченко почему-то упрямо отказывался. Откуда такой политический пессимизм у богатейшего жителя Санкт-Петербурга? У депутата, одну неприметную должность (заместитель председателя Комитета по туризму и спорту) менявшего на еще более незначительную (заместитель председателя Комитета по культуре)? Кто никогда ничем не выделялся... до комедийных событий 23 июня 1997?

    Политическое самоубийство

    Какое роковое стечение обстоятельств потребовало от Шевченко особых усилий по восстановлению авторитета внутри партии? Почему прервалась политическая карьера богатейшего налогоплатильщика Санкт-Петербрга? Когда и какую ошибку совершил парламентарий, повторно не попавший в заветный список ЛДПР?

    Одна из версий возникает при внимательном изучении стенограммы внеочередного (дневного) пленарного заседания Госдумы от 23 июня 1997 года. В начале заседания председательствующий Геннадий Селезнев обратился в зал: “Уважаемые депутаты, пройдите, пожалуйста, в зал. Надо продолжить работу. У нас сегодня большая повестка дня. Либерально-демократическая партия, от вас нет ни одного, по-моему, представителя в зале. Три человека есть... Но этого маловато”.

    Обсуждение проекта постановления Государственной Думы о годовом отчете Банка России за 1996 год (22-й вопрос повестки дня) начиналось с выступления Сергея Дубинина. Содокладчиком выступил Георгий Лунтовский. После вопросов, заданных Бабуриным, Теном и Гончаром небольшой скандал устроил Владимир Жириновский. Судя по стенограмме, Селезнев очень хотел дать слово лидеру либерал-демократов. Но возражения фракции "ЯБЛОКО" и шум в зале заставили председательствующего изменить позицию. 198 парламентариев проголосовали за 5-минутное продление времени для ответов на вопросы. Что дальше?

    Следуя логике вещей, Шевченко должен был бы покинуть зал заседаний вслед за своим разгневанным партийным боссом. Но в 13 часов 26 минут Вячеслав Алексеевич выступил в роли шекспировского могильщика собственной политической карьеры. Все дальнейшее представляется настолько важным, что процитируем материалы, предоставленные Информационно- аналитическим отделом “АКДИ Экономика и жизнь”.

    Эпизод начинается со слов Селезнева: “В моем списке следующий – Шевченко Вячеслав Алексеевич. (Смех в зале.) Он и есть, да? Пожалуйста, включите микрофон”. Шевченко робко начинает: “У меня вопрос к Георгию Ивановичу. Правильно ли я понимаю, что пункт 2...” Селезнев перебивает осмеянного Шевченко, предложив Георгию Лунтовскому повторно взойти на трибуну.

    Прерванный Шевченко продолжает вопрос-пустышку: “... что пункт 2 постановления, которое Комитет по бюджету, налогам, банкам и финансам предлагает на рассмотрение Государственной Думы, а именно: рекомендовать Центральному банку внести исправления в отчет - говорит о том, что комитет по бюджету фактически рекомендует Государственной Думе не рассматривать этот отчет, а вернуть его на доработку и после доработки в сентябре рассмотреть еще раз? Правильно это или нет?”

    И тут Лунтовский удачно подыграл общему настроению в зале и председательствующему, саркастически заметив: “Я думаю, вам следует посмотреть предпоследний пункт постановления, где сказано...” и т.д. Почему рассмеялись 378 депутатов? Что такого комичного и забавного парламентарии нашли в образе своего коллеги? Почему с 23 июня 1997 во фракции Либерально-демократической партии России начинается процесс отторжения Шевченко-старшего? Это риторические вопросы.

    Для нас важнее то обстоятельство, что Шевченко не показал бойцовского характера в отстаивании своего кресла в парламенте. Несмотря на поддержку главы комиссии ЗакСа по законности и правопорядку Аркадия Крамарева для Вячеслава Алексеевича перевыборы 26 марта 2000 закончились полным провалом. Цветные плакаты и группы студенческой молодежи у станции метро “Гостиный двор” принесли всего 145 голосов (0, 15 %). Приближалось время оплачивать ошибки политического бизнеса...

    Стреляющие презервативы

    6 апреля 2001 года Сергея Шевченко пригласили в ГУВД, где депутат был задержан после многочасового допроса. Позже политика выпустили на свободу. До сих пор обыватель ломает голову: в чем разница между Сергеем Шевченко и фигурантами прочих скандальных расследований?

    Сергей Алексеевич Шевченко (1963) окончил Ленинградский институт советской торговли имени Фридриха Энгельса по специальности “организация общественного питания”. Опыт работы заведующим производством в Василеостровском тресте столовых затем поможет сделать торты и пирожные “Север” торговой маркой нашего города.

    В 1998 году женатого мужчину и кандидата экономических наук доверчивые горожане избрали депутатом Законодательного собрания второго созыва. При 43, 90 % у конкурента по повторному голосованию политический дебют бизнесмена-кондитера состоялся благодаря 45, 56 % от числа избирателей. И это при 10, 55 % проголосовавших “против всех”. А всего в выборах приняли участие 35, 86 % от общего числа политически активных жителей 41 округа. То есть, в князька Петроградского района любой член правления ЗАО “Север” может превратиться из-за политического выбора всего лишь 16 % избирателей!

    Позже наблюдатели пришли к выводу, что успех начинающего политика базировался на платной рекламе Автономной некоммерческой организации по уборке подъездов.

    Жаль только, что бесплатная “уборка подъездов” потребовала бандитского избиения Игоря Голетиани, работавшего помощником конкурирующего кандидата. Милиция задержала и арестовала по обвинению в хулиганстве троих драчунов-агитаторов, имеющих привычку врываться в коммунальные квартиры с целью избиения политических конкурентов. Два “агитатора” пришли в такой “политический” бизнес сразу после 5-летней отсидки за разбой. Третий нуждался в реабилитации после того, как пережил моральный шок, вызванный обвинениями в краже. Поэтому в 1998 году он расклеивал листовки Шевченко поверх фотографий другого кандидата Александра Друзя. Всем троим политика показалась занятие скучным. Отчего всего трое решили поработать кулаками на жилплощади политического конкурента, выбрав целью Голетиани и его политически нейтральную жену.

    В период выборов-98 именно в окружении братьев Шевченко зародилась концепция “черного пиара”. Тогда в моду вошли газеты-двойники и листовки-двойники. Соблюдая внешнюю схожесть с печатной продукцией конкурента (например, телезвезды Александра Друзя), кто-то похожий на пресс-секретаря Сергея Шевченко вписывал похабные тексты и дорисовывал использованные презервативы на полосу компромата. Надо ли объяснять, что любимец телезрителей Друзь не прошел на второй тур? Меткий “пиаровский” выстрел погубил политическую карьеру телеигрока.

    Феномен братьев Шевченко состоит в том, что занятия политикой остаются обязательным элементом личной безопасности и сохранения финансовой империи. Кто теряет рычаги политического давления на власть (местную или федеральную), тот оказывается на грани банкротства. Такова судьба богатого человека в современной России. Но в случае с братьями Шевченко дело вовсе не ограничивается банальной охотой за депутатским Граалем. Мандат и неприкосновенность оказываются лишь бонусом в игре, где решаются судьбы регионов России. По нашему твердому убеждению, назначение Николая Бондарика главным редактором газеты “Петроград” было отработкой одного из каналов пополнения партийной кассы русских националистов. Но подробнее об этом в следующей публикации.

    Бегущие по лезвию закона

    На днях в городской прокуратуре нам напомнили, что Вячеслав Шевченко до сих проходит жертвой в эпизоде так называемого “дела Шутова”. Следом в никуда оказался визит в ныне реорганизуемое ГУБОП, где нам объяснили, что “только обеспечивали силовую поддержку на следственных мероприятиях”.

    В Следственном управлении ГУВД Санкт-Петербурга нам подсказали, что все материалы по делу Шевченко переданы в один из районных судов. Как показалось, в голосе нашего собеседника боролись два настроения. Следователь радовался завершению этого сложного дела, но и испытывал сочувствие судьям, которым придется знакомиться с многотомной эпопеей мошенничества. В суде дело вроде бы не принимают к рассмотрению из-за планового отпуска депутата Законодательного собрания Сергея Шевченко. А в Мариинском дворце один из помощников депутата с восторгом в голосе нам рассказал, что его босс “находится за пределами города, страны и СНГ”. Круг замкнулся.

    23 октября из планового отпуска вернется в Мариинский дворец городской парламентарий Шевченко-младший. Но когда из Праги ждать Шевченко-старшего? Ведь затянулись поиски предпринимателя Вячеслава Шевченко, объявленного в федеральный розыск. Кто-нибудь из потерпевших догадается выделить деньги губоповцам на покупку двух-трех билетов до Чехии? Даже обывателю, не читающему газет и не смотрящему криминальные теленовости известно, что братьям приписывается недвижимость в Испании и Чехии. Но у Российской Фемиды глаза завязаны потуже, чем у забугорных богинь правосудия.

    Мы абсолютно не сомневаемся в высокой квалификации следователей, которые много месяцев увязали в перипетиях дела Шевченко. Наверняка, именно в здании суда общественность узнает о совершенно новых эпизодах. Наш прогноз: как и в случае с Мирилашвили, в деле владельцев торговой марки “Норд” вскроются более сложные моменты. Миновало то легендарное время, когда влияние братьев на представителей правоохранительных органов измерялось десятками тысяч долларов.

    Что важнее, не определилась с отношением к братьям Шевченко финансово-политическая элита Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона. Помнится, летом 1999 года нанимался роскошный прогулочный катер для встречи влиятельных горожан. Под шампанское и черную икру братья Шевченко впервые попытались диктовать свою волю нефтяникам, банкирам и пищевикам. Трудно позабыть хлеб-соль?

    На наш взгляд, исход дела о мошенничестве напрямую зависит от политической позиции, которую займут братья Шевченко. Ибо приближаются выборы в Законодательное собрание Санкт-Петербурга и губернаторские выборы. Допустим, испанский турист Сергей Шевченко проявит благоразумие и откажется переизбираться в городской парламент. Предположим, пражский затворник Вячеслав Шевченко с помощью почтового голубя сообщит о своем негласном отказе обнародовать компромат на Владимира Яковлева. Столь зримые проявления политической воли вполне могут свести старания прокурора к нулю. Ведь не секрет, что политические амбиции братьев находятся в прямой зависимости от позиции губернатора Санкт-Петербурга.

    Кто платит информационным ландскнехтам?

    Порой за ошибки братьев-депутатов приходится расплачиваться другим людям. Здесь оставим за скобками чудовищную историю с “наездом” на гендиректора издательства “Северная столица” Максима Кузахметова. Ему “музыкальная” ссора с братьями и заведением “Голливудские ночи” обошлась будто бы в 50 000 $.

    Летом 1999 года нам довелось беседовать с пресс-секретарем одного из братьев Шевченко. Разговор происходил под галеркой Гостиного двора. Неожиданно разговор прервался тихим возгласом восхищения: “Смотрите, Вячеслав выезжает из офиса!” Действительно, на другой стороне Невского проспекта из огромных металлических ворот выдвигался темно-красный “мицубиси-паджеро”. По обеим сторонам джипа скорым шагом продвигались молодые люди. Впоследствии случайно удалось узнать, что подобные акции проводились со всеми журналистами, изъявившими желание писать про братьев Шевченко. Не испытав тогда чувства восторга, мы получили представление о технологиях создания образа очень богатого человека.

    Братья очень богаты. Они контролируют финансово-промышленную группу “Норд”, комплекс ресторанов, магазины и ночные заведения. Пускай они потеряли FM-радиостанцию “Ностальжи”, но прибыльными остаются “северные” дворцы кондитерского искусства, туристические фирмы, грузоперевозочные компании и городской рынок печатных СМИ.

    Братья Шевченко настолько богаты, что могли бы скупить все бумажные материалы, бросающие тень на их деловую репутацию. Но скорее всего, грядущий выброс накопившегося компромата будет приурочен к будущим выборам. В этом смысле братья Шевченко поступили мудро доверив “Бюро журналистских расследований бывшему офицеру КГБ. Нам довелось общаться с этим человеком. Видеть его письменный стол в офисе на Банковском переулке. И сидеть за его компьютером. А ведь сам Андрей Константинов до сих пор “БЖР” величаво называет “загадочной структурой”!

    Но наиболее драматичным эпизодом информационной войны остается борьба братьев Шевченко за контроль над одной из городских газет. Из первых рук мы получили информацию о переговорах, в которых фигурировала сумма в 100 000 $. Главный редактор желанной газеты отказался от денег, мотивируя свою позицию тем, что “мы защищаем автора, который конфликтует с братьями Шевченко”. По нашему твердому убеждению поражение Вячеслава Шевченко на перевыборах в Госдуму связано именно с тем, что его представителям не удалось подмять под себя по-настоящему популярные городские СМИ. Все остальные издания требовали огромных денежных затрат, но эффективность их щенячьего лая до сих пор оставляет желать лучшего.

    Увы, как всегда в России, от политической ситуации зависит ход судебного разбирательства по делу Шевченко. Исход новой судебной тяжбы будет зависеть от того, в какую сторону зимой 2001-2002 гг. эволюционизирует наш город и наша страна. Не исключено, что московские силовики отменят политический заказ “посадить Шевченко”. Или просто потеряют интерес к судебному процессу. Об этом мы узнаем по новому витку информационной войны.

    Примечание редактора сайта. Я не согласен с агрессивным содержанием данного материала. Летом 1999 года мною предпринимались попытки объяснить героям данного материала, что действия их окружения ухудшает ситуацию. Чего стоил выбор Н.Бондарика в качестве главного редактора дорогостоящей газеты! Но моя позиция осталась неуслышанной. Сегодня я испытываю чувство вины: братья могли выиграть эту информационную фойну, если бы сознавали, что им нужны специалисты по ведению информвойн. Сегодня этот материал должен научить остальных политиков простой истине: политики тонут из-за окружения. Политик, выпустивший из-под контроля свое ближайшее окружение, достоин того, чтобы в его адрес прозвучали версии и гипотезы!
    В остальном редакция не согласна с позицией автора этогом материала. Что касается братьев Шевченко, то их неприятности явление временное и они обязательно вернутся на игровое поле питерской политики.



    Hosted by uCoz