Для издателей и литературных агентов: polygamist — @ — yandex.ru

    1st Network edition
    Intellectual language
    Digital + Aphoristic Content
    Full version
    PLUS BONUS

    Alienation-economics

    Экономическая теория отчуждения
    в 365 постулатах и обетованиях цифрового преуспевания
    Economic theory of Alienation
    in the 365 Postulates and Promises of Digital Prosperity

    Читатель впервые составленного календаря электронной мотивации сможет:
    Насыщенно прожить 365 дней цифровой мотивации!
    Составить персональную стратегию движения к цифровому преуспеванию.
    Разобраться в сути сложнейших процессов цифровой трансформации.
    Привести имеющийся багаж знаний в соответствии с цифровой картиной мира.
    Овладеть навыком платформенной мотивации.
    Раскрыть потенциал повторяемости своего бизнеса.
    Увидеть новые способы монетизации технологий Биг дата и блокчейн.
    Освоить секреты повышения своей цифровой харизмы.
    Обучиться эффективным приемам обслуживания клиентского портфеля трансакций.
    Примерить идею реиграбельности на свой бизнес, который придется перестраивать по правилам повторяемости.
    Обрести умение трезво оценивать и повышать собственный уровень реиграбельности.
    Посвятить в секреты распознавания реиграбельности как трудового навыка у сотрудников компании и партнеров по бизнесу.
    Познакомиться с прогнозами развития цифровой экономики.

    Календарный самоучитель для начинающих ответит на вопрос:
    Как стать партнером цифрового отчуждения?
    How to become a partner of digital alienation?
    И многое другое.

    Часть 1. Платформа отчуждения, или 90 постулатов и цифровых обетований
    Part 1. Platform Alienation, or 90 of the Postulates and the Digital Promises of Prosperity

    Зачем читать "зимнюю" книгу цифровых обетований и постулатов отчуждения?
    Пришло время разглядеть возможности применения идеи платформизации повторяемости в Вашей повседневности.
    Вы обзаведетесь такой интеллектуальной собственностью как навык присутствия на любой и всякой сервисной платформе.
    Вашей интеллектуальной собственностью станет прогноз развития бизнеса сервисных платформ. Во время чтения и после знакомства с последней страницей исследования Вы продемонстрируете окружающим способность расширить своё присутствие на любой сегодняшней и завтрашней сервисной платформе.
    Чтение "зимней" книги доставить удовольствие от погружения в таинственных мир вроде бы хорошо всем знакомых повторений, повторов и повторяемости.

    Месяцы: декабрь, январь и февраль.

    Настроение сезона — платформенное.

    Вход в тему Курса

    Постулат — это хрустящая корочка на академическом знании.

    Вход в тему зимнего триместра

    Отчуждение — это интеллектуальное приключение.

    Цифровая Зима, или 14 зимних недель.
    Декабрь
    Неделя 1
    Первое зимнее обетование.
    Цифровая экономика — это индустрия отчуждения, требующая бережного хранения и обращения с интеллектуальной собственностью.

    Если децентрализация — это свойство любой организационной системы, а цифровая экономика обслуживает кругооборот умного цифрового капитала, то до какой неделимой частицы прослеживается новый тип операционной деятельности? До трансакции.

    Важнейший постулат Alienation-economics гласит:

    Морфинг и кругооборот умного цифрового капитала возможен благодаря трансакции отчуждения.

    Тема зимнего сезона — отчуждение. Без отчуждения мы не сможем сделать важных вещей. Ни получить добавочную ценности контента. Ни добиться товаризации добавочной ценности контента. То есть, без товаризации добавочной ценности контента мы не получаем допуск к цифровому умному капиталу. Нельзя запустить и поддерживать кругооборот капитала (и кругооборот нефиатных цифровых денег) без отчуждения.

    2.
    Отчуждение цифрового капитала — предмет Alienation-economics.

    Alienation-economics — это область знаний, открывающих тенденции, перспективы и законы цифрового отчуждения.

    Предмет изучения Alienation-economics — это морфинг и кругооборот умного цифрового капитала.

    3.
    Отчуждение — это содержание кругооборота цифрового капитала.

    Сегодня мы, операторы отчуждения, сделаем что-то, чего от нас не ждут. Ни транснациональные корпорации. Ни Ротшильды с Рокфелелрами. Ни частные инвесторы, присматривающиеся к стоимости криптовалют.

    Мы дадим определение институтам и агентам RR.

    Институты реиграбельной реальности (Replayable Reality, далее — RR) — это средства производства повторяемости.

    Агенты RR — это производительные силы платформенной экономики, сцепленные отношениями цифрового отчуждения.

    4.
    Кругооборот цифрового капитала возможен благодаря трансакции отчуждения.

    С чего следует начать? С программного заявления. Реиграбельный капитал — это институт RR. Но и кругооборот реиграбельного капитала — это совсем другой институт RR. Но как это возможно?

    Разделение реиграбельного капитала на два института RR реализуемо благодаря высокому потенциалу реиграбельности трансакции отчуждения.

    5.
    Повторяемые действия следует понимать человеческим капиталом операторов отчуждения?

    Да.

    Методы Alienation-economics будут востребованы при изучении отношений между институтами и агентами RR. Поэтому нас интересует сотрудничество экономических субъектов, соучаствующих в отправке и получении трансакции отчуждения как единицы хранения, средства производства, продукта, товара и услуги.

    Добро пожаловать в новый реиграбельный мир! Ойкумена отчуждения Ваших ошибок изучается философией ошибок. Далее Вам предстоит увлекательное путешествие в царство категорий, понятий, схем и образов Alienation-economics.

    6.
    Отчуждение — это частный вариант повторяемости.

    Отчуждение — это класс повторяемости, необходимый для кругооборота умного цифрового капитала. Отчуждение находится в сложных отношениях с повторяемостью. Операционное богатство отношений обеспечивает кругооборот реиграбельного капитала при доступности одного-единственного инструмента, который мы договоримся называть "трансакцией".

    7.
    Цифровая экономика без отчуждения сродни многоэтажному дому без лестницы и лифта.

    (исправить)

    Вопросы по итогам первой недели изучения Alienation-economics:
    Каков предмет Alienation-economics?
    Что такое реиграбельный капитал?
    Каковы условий для кругооборота реиграбельного капитала?

    Неделя 2.

    1.
    Экономическая теория — это наука про издержки на неминуемые ошибки и вероятность получения прибыли от их последствий.

    Для целей и нужд электронного умного капитала и нефиатных цифровых денег на отчуждение пришло время посмотреть как на виртуальную сервисную платформу. Отчуждение должно быть платформизировано в парадигме знаний о цифровом умном капитале. Но как это сделать? С помощью какой из множества технологий? Благодаря какому из тысячи трудовых навыков? Через какой сервис? Технология? Навык? Сервис? Существует ли какой-либо один-единственный ответ на эту группу вопросов? Да.

    Как это принято в economics, поиск ответов следует начать с категории потребности.

    2.
    Экономический агент повторяемости становится оператором цифрового отчуждения.

    Как удовлетворить потребности (одного, каждого и всех) цифровых субъектов? Через смену старой устаревшей технологической платформы (technology platform) на новую. Таковы внешние выражения аватарной революции. Новая технологическая платформа должна функционировать в обоих форматах. Как в offline, так и в online. Мы установили главную потребность цифрового субъекта и экономического агента электронного хозяйства. Это представляется настолько важным, что мы должны новую технологическую платформу найти среди известного! Среди институтов, ранее упомянутых, как в традиционной политэкономии (вплоть до упоминаний у Карла Маркса), так и в курсе классической Economics. Удивительно, но искомый элемент нашей головоломки обнаруживается среди всем хорошо известного набора экономических истин!

    Странность ситуации заключается в том, что эти технологии должны иметь тесные родственные связи, но оставаться в локации своего формата. Одна не должна выходить за пределы offline. Другая всегда будет только в online. Alienation-economics направляет наши взоры на играбельность (Playability) и реиграбельность (Replayability).

    3.
    Отчуждение — это новые производственные отношения, для поддержания которых трансакция (отчуждения), как новая производительная сила, нуждается в виртуальной сервисной платформе (отчуждения).

    Экономический агент RR всегда работник на конвейере повторяемости. Предлагается Alienation-economics понимать чем-то вроде фордизма для конвейера повторяемости. Конвейерная лента повторяемости тянется из offline в online. Для начала важно понять, что наш воображаемый завод и продукт суть одно. И этот сложный образ мы выразили в заглавном цифровом обетовании. Цифровой конвейер повторяемости функционирует для того, чтобы производить... повторяемость? Да, но с уточнением. Нельзя объять такую тему как повторяемость. Это философская категория и повод для гуманитарных дискуссий. Экономическим наполнением обладает категория реиграбельности.

    Виртуальный конвейер отчуждения функционирует для того, чтобы производить... отчуждение. Экономический агент RR всегда работник на конвейере отчуждения. Производственные обязанности агента RR состоят в том, чтобы отчуждаться.

    Задача экономического агента RR состоит в том, чтобы получать добавочную ценность контента через производственные отношения с другими участниками операций. А так как новые производственные отношения представлены отчуждением, то экономическим агент RR постоянно отчуждается. Парадокс отчуждения как виртуальной сервисной платформы состоит в том, что через операцию отчуждения устанавливаются и поддерживаются новые производственные отношения. Парадокс отчуждения снимается тем, что экономическим агентам RR доступен один-единственный рабочий инструмент. Это трансакция отчуждения.

    4.
    На сервисных платформах трансакции, как новые производительные силы, генерируют новые производственные отношения.

    Вчера нам не предложили фордизм для конвейера повторяемости. Для понимания аватарной революции будет недостаточно образа конвейера повторяемости. Сегодня нам нужен фордизм для конвейера отчуждения. Почему мы об этом говорим? Сегодня мы наблюдаем очень интересный процесс. Через цифровую экономику отчуждение получает права на специализированную сервисную платформу. А что будет завтра?

    5.
    Сила теории реиграбельного товара и услуги состоит в том, что в сферу исследования цифрового отчуждения попадают самые разнообразные повторяемости, которые следовало бы объяснить ещё вчера.

    Реиграбельный капитал — это клиентский портфель, для обслуживания которого требуется работник с реиграбельностью (как кульминационной формой традиционной повторяемости). Работник, с моцартианской легкостью снимающий и размещающий ящик с реиграбельными инструментами на платформе отчуждения.

    — Простите, но после всего Вами сказанного мне остаётся непонятным наполнение термина "реиграбельность".

    — Вам понятен термин кураж?

    — Да.

    — Вам понятен термин азарт?

    — Да.

    — Вам понятен термин виртуозность?

    — Да.

    — Вам понятен термин моцартианство?

    — Да. — Вы допускаете моцартизм в цифровой экономике?

    — Да.

    — Вы согласны с тем, что все эти феномены можно применить к миру трансакций? К миру RR? Доступны в формате online?

    — Допустим, да.

    — Вы способны все эти порознь Вам понятные вещи объединить в одну категорию философии ошибок? Для начала, сделать это механически. Доложить фрагменты в одно целое. Все синонимы надо сплюсовать для получения чаемого результата.

    — Наверное, да.

    — Но разве тогда в итоге Вы не получите реиграбельность в нескольких измерениях? Нам предстоит иметь дело с творческой формой выражения отчуждения в разных мирах многоликой повторяемости. Для институтов и агентов повторяемости это всего лишь свойство цифрового товара и услуги. Ошибка будет ресурсом для цифровой экономики, способной реализовать потенциал реиграбельности. Реиграбельность суть мотивация на работу с трансакциями, в остатке сохраняющим энергетику ошибок аналогового пользователя. Это всё вместе взятое и будет реиграбельностью.

    6.
    Платформизация повторяемости — это всеобщее требование для полноценного функционирования оцифрованного бизнеса.

    Какую потребность будет испытывать цифровой субъект? Через какую потребность цифровой субъект способен будет объединяться с себе подобными, получать ресурс групповой общности? Это потребность в имитации.

    Цифровой субъект будет испытывать потребность имитировать поведение и ценности аналогового пользователя. Потребность имитировать поведение и ценности аналогового пользователя будет экономически обосновано в цифровом хозяйстве. А что мы знаем про поведение и ценности аналогового пользователя? Спросим по-другому. А какое поведение и какие ценности аналогового пользователя преодолевают рубеж цифровой конвергенции, чтобы их образ стал доступен тем, кто всегда и только online? Это ошибка. С этого исходного положения мы формулируем ряд допущений, принимаемых без доказательств.

    Постулат А. Цифровой субъект будет испытывать потребность имитировать ошибки аналогового пользователя (как поведение и как высшую ценность из недоступного формата offline).

    Постулат Б. Цифровой субъект получит возможность имитировать ошибки аналогового пользователя.

    Постулат В. Чтобы цифровой субъект получил возможность имитировать ошибки аналогового пользователя, они должны быть представлены товаром и услугой, товаризованы.

    Постулат Г. Чтобы все цифровые субъекты и любой из них получил доступ к товаризованной ошибке аналогового пользователя, как услуге, необходима виртуальная сервисная платформа.

    7.
    Реиграбельность — это сервис на платформе отчуждения.

    Новаторский взгляд на олицетворение операционного совершенства, новую мотивационную установку мы договоримся определять одним словом. Интрига продлиться одну строку в этом абзаце. Подготовленный слушатель и читатель догадался, что это за слово из языка цифрового народа. Это слово, за которым скрывается важнейший институт цифровой экономики. Платформизованный сервис по отчуждению в online мы договорились называть "реиграбельностью".

    Реиграбельность — институт цифровой экономики.

    Реиграбельность — институт платформенной экономики.

    Реиграбельность — институт экономики отчуждения.

    Реиграбельность — основная категория экономической теории отчуждения.

    Реиграбельность — основополагающая категория Alienation-economics.

    Вопросы по итогам 2 недели изучения Alienation-economics:
    Какую основную задачу решают агенты и институты RR?
    Кругооборот реиграбельного капитала осуществляется институтами и агентами RR. Какими?

    Неделя 3.

    1.
    Интеллектуальная собственность и отчуждение всегда ходят рука об руку, одной не бывает без другого.

    Интеллектуальная собственность — это институт RR. Для других институтов и агентов RR интеллектуальная собственность доступна через трансакцию отчуждения. Добавочная ценность контента извлекается через платформу отчуждения. Воспроизводство реиграбельного капитала осуществляется через добавочную ценность контента, права на которую передаются и принимаются трансакцией отчуждения.

    2.
    Цифровая собственность требует экономической теории отчуждения.

    Реиграбельность — это сервис по работе с интеллектуальной собственностью на цифровой платформе (digital platform) отчуждения. Но о какой интеллектуальной собственности идёт речь? Что мы знаем про эту интеллектуальной собственность при самом поверхностном взгляде на цифровую экономику? Нам известны её атрибуты. Интеллектуальная собственность должна быть представлена в такой форме, в которой ей удобно будет находиться в форматах offline и online. Передвигаться между этими форматами. Интеллектуальная собственность должна быть представлена в такой форме, в которой ей удобно будет находиться на виртуальной сервисной платформе отчуждения. Заходить на платформу, выходить из неё (например, возвращаться в offline, в мир аналогового пользователя).

    3.
    Отчуждение — это страсть к интеллектуальной собственности.

    (исправить)

    4.
    Отчуждение – это повторяемость интеллектуальной собственности, которая в цифровой экономике доступна на отдельной виртуальной сервисной платформе.

    Отчуждение – это продут повторяемости, представленной виртуальной сервисной платформой.

    5.
    Интеллектуальная собственность и отчуждение одинаковы, но отчуждения нам всем достается гораздо больше.

    Отчуждение – это продут повторяемости, в RR представленной виртуальной сервисной платформой, способной собрать все оцифровавнную интеллектуальную собственность. Это становится возможно благодаря оцифровизации ошибок и реиграбельности как новому инструменту создания добавочной ценности продукта, товара и услуги.

    6.
    Отчуждение — это трагедия интеллектуальной собственности в эпоху цифровых сервисных платформ.

    Задача экономических институтов RR состоит в том, чтобы поддерживать обмен и распределение интеллектуальной собственности. Объектом интеллектуальной собственности выступает трансакция отчуждения как новая производительная сила. Экономические институты RR обеспечивают операционное богатство при работе цифрового аватара, как экономического агента RR, с трансакцией отчуждения как объектом интеллектуальной собственности. Экономические институты RR обеспечивают равные права цифровых аватаров на трансакцию отчуждения как объект интеллектуальной собственности.

    Цифровой объект становится агентом повторяемости тогда и когда ему становятся доступны трансакции отчуждения ошибок как интеллектуальной собственности аналогового пользователя. Это важнейший постулат морфинга реиграбельного капитала.

    Морфинг электронного капитала невозможен без отчуждения.

    Морфинг электронного капитала невозможен без повторяемости.

    7.
    Интеллектуальная собственность – это продуктивная повторяемость, доступная на платформе отчуждения.

    Не менее важным представлять требование к этому институту RR, согласно которому интеллектуальная собственность должна быть удобна для упаковки в трансакцию. В пределах RR права на собственность отчуждаются и принимаются исключительно в электронных трансакциях. Но это половина проблемы. Вся без исключения интеллектуальная собственность может быть (должна быть) представлена исключительно пакетом трансакций. (О специфике трансакций скажем чуть ниже. В RR будут доступны не все сегодняшние RR. Точнее сказать не все сегодняшние трансакции пройдут горнило цифровой конвергенции.)

    И здесь возникают первые сложности. А какая интеллектуальная собственность удобна для упаковки в трансакцию отчуждения? Это ошибка.

    Вопросы по итогам 3 недели изучения Alienation-economics:
    Что происходит с интеллектуальной собственности в эпоху цифровых сервисных платформ?
    Без чего невозможен реиграбельный капитал?

    Неделя 4.

    1.
    Если уберизация стала модным поветрием, тогда следует безотлагательно провести платформизацию повторений!

    Если уберизация стала модным поветрием, то почему бы нам не провести платформизацию... Изюминка ситуации в том, что этого не придется делать! Нужно поменять точку зрения. Надо изменить картину мира. В аватарную революцию восторжествует такая точка зрения, согласно которой отчуждение суть платформизацию.

    Цифровая картина мира повторений требует платформенной экономики. После платформизации отчуждения нам, операторам повторяемостью, остается войти в такую картину мира, в которой мы сможем (практически без усилий. Тот редкий случай, когда принято говорить "упало с неба" и "получилось само собой") получить ответ на вопрос: произошла платформизация чего? Платформизация отчуждения! Платформизация повторений? Платформизация реиграбельности как сервиса, востребованного цифровыми объектами. (А где логика в использовании знаков препинания, спросит придирчивый читатель. Сперва был восклицательный знак. Потом нам предлагают вопросительный знак. Разве не наоборот? Нет. Ибо здесь постановка проблемы. И одна из первых попыток наскоком решить злободневный вопрос.) Используем словесный повтор для старта в новую мысль. Если Uberize стала модным поветрием, то почему бы нам не провести платформизацию повторений?

    2.
    Интеграция цифровых субъектов будет осуществляться через сервисную платформу отчуждения.

    С привлечением предложенных категорий может быть постулировано Alienation-economics:

    На платформе отчуждения генерируется добавочная ценность цифрового контента как интеллектуальная собственность цифрового субъекта.

    Интеллектуальная собственность — это основные средства RR.

    Реиграбельность умного цифрового капитала будет определяться платформизацией отчуждения. Но как здесь уйти от общности описания, от абстрактности тезиса? Через категорию нефиатных цифровых денег.

    Нефиатные цифровые деньги — это оборотные средства RR.

    Потенциал реиграбельности цифрового капитала потребует повторяемости цифровых трансакций нефиатных цифровых денег.

    3.
    В цифровую эпоху человек останется оператором повторяемых действий.

    Мы установили, что нам нужна платформа с потенциалом реиграбельности. Для реализации потенциалом реиграбельности не обойтись без платформы отчуждения. Это такая виртуальная площадка, на основе которой можно осуществить сборку всего, что имеет (могло бы иметь?) потенциал реиграбельности, сборку всего играбельного. Ибо где же ещё собирать всё, способное отчуждаться, как не на платформе, имеющей потенциал реиграбельности? Поиски ответа на этот вопрос будут ещё одним поводом присмотреться к феномену отчуждения.

    4.
    Цифровая сервисная платформа — это фетиш отчуждения.

    5.
    Виртуальные сервисные платформы — это индустрия отчуждения.

    Отчуждение интеллектуальной собственности — это форма воспроизводства цифрового капитала.

    6.
    Забота о корнях и кронах деревьев в запретном лесу масштабируемости требует платформизации повторяемости.

    Нефиатные цифровые деньги обретут чаемую реиграбельность на платформе отчуждения. Платформа отчуждения призвана будет обеспечить производительность процесса сопровождения трансакций. Трансакцией будет команда "загрузить содержимое ячейки с цифровой копией ошибки в аватарную монету". Или: "загрузить аватарную монету в этого аватара".

    Поэтому для движения в сторону аватарных денег нам нужно будет соединить две технологии. Умные системы самообеспечения (энергией, всем) "поженить" с одной из завтрашних криптовалют. Грубо говоря, заставить сегодняшние криптовалюты "поумнеть" и научиться вырабатывать добавочную ценность. Чтобы это сделать нужно выполнить определённые условия. Это сопряженные технологии.

    Владельцу цифрового капитала сопрягать две технологии удобнее на технологии под названием "платформа". Чуть ранее мы говорили о смене технологических пакетов и столкновении технологических платформ. Устаревшую платформ игры эдаким "ледоколом" вытесняет новая сервисная платформа, способная раскрыть потенциал повторяемости всех (без исключения!) агентов RR.

    7.
    Платформизация всегда монетизация.

    В каком-то смысле, платформизация всегда отчуждение. Далее мы будем об этом говорить подробнее, но к монетизации не выйти без отчуждения. Не было отчуждения? Не будет и монетизации. А что нас интересует? Прежде всего, платформизация всегда монетизация клиентов. И отчуждение как платформа повторяемости не будет исключением из этого простого правила. Если отчуждение суть платформа повторяемости, то что и куда движется?

    Примечание. Тема настолько необъятна, что одной недели на изучение оказалось недостаточно. Поэтому через какое-то время мы вернемся к этой важной категории экономической теории отчуждения.

    Вопросы по итогам 4 недели:
    Из чего состоит платформе отчуждения?

    Вопросы по итогам первого месяца:
    Какие Вам известны категории Alienation-economics?

    Январь

    Неделя 5. Категория ошибки

    1.
    Аналоговый пользователь всегда ошибается трансакцией отчуждения.

    В парадигме знаний Alienation-economics платформа отчуждения определяется через философскую и экономическую категорию ошибки.

    2.
    Ошибка — это трансакция бытия.

    Играбельность из offline и реиграбельность из online — это сервисы. А это значит, что их удобнее держать на виртуальной платформе. Где и как оба сервиса соединяются в единую общедоступную платформу? Благодаря чему? Благодаря реиграбельности. В какой локации? На отдельной специализированной сервисной платформе.

    Платформа отчуждения выступает локацией, собирающей все сервисы, технологии и навыки, необходимые для эффективной, результативной работы с трансакциями. На платформе отчуждения все сервисы, все технологи и пакеты услуг доступны для максимально большего количество потенциальных пользователей. Платформа отчуждения предлагает такое разнообразие услуг, которое способно закрепить пользователей в статусе постоянных клиентов. Поэтому далее нам следует рассмотреть тему клиентского портфеля.

    3.
    Чего-то один раз недостаточно, чтобы бытийствовать.

    (исправить)

    4.
    Ошибки — это повторяемость бытия.

    Бытие — это язык ошибок. Язык бытия не переводим для цифрового мира, цифрового сущего. Поэтому для языка цифрового сущего предлагаются копии ошибок. Интерпретация ошибок — это перевод бытия как текста на язык сущего.

    5.
    Бытие изменчиво ошибками.

    Бытие вырабатывается ошибками.

    6.

    Бытие чревато ошибками.

    Бытие проживается ошибками.

    7.
    В совершении ошибок каждый может стать Моцартом отчуждения.

    Бытие воплощается чередой ошибок. Бытийствовать можно через ошибку. Бытийность доступна благодаря ошибке. Ошибаясь, бытийствует. Кто с ошибками, тому доступно бытие. Кто ошибается? Кто бытийствует?

    Ошибается субъект. Правом совершить житейскую ошибку наделён субъект. У объекта не может быть права на ошибку. Бытие доступно субъекту, а не объекту. (Значит, бытие доступно через субъектность, для которой мы сейчас подберём синоним.) Ошибки и выбор — это содержание бытия. Статус субъекта и оператора — это формы бытия. При наличии статуса оператора и субъекта тебе не страшен хаос.

    Намерение ошибаться можно рассматривать залогом последующего созидания. Созидание обещает две эмоции. Удовольствие от ошибок Скорбь по поводу бесперспективности безошибочности, навязываемую нам уходящими общественными формами.

    Вопросы по итогам 5 недели:
    Через какую форму бытие доступно для аналогового субъекта и пользователя?

    Неделя 6. Постулаты про форматы

    1.
    Отчуждение – это платформа воспроизводства интеллектуальной собственности.

    Если мы правы, если отчуждение — это платформа, тогда должна быть технология обособления ошибки до состояния товара. Более того, таких технологий должно быть две. Одна технология обособляет ошибку до состояния товара в формате offline. И не может быть по-другому потому, что аналоговый пользователь совершает ошибки в формате offline. И совсем другая технология призвана обособлять — внимание — цифровую копию фрагмента ошибки до состояния товара в формате online.

    2.
    (исправить играбельность в Форматы)

    Что такое играбельность? Это моцартианство аналогового пользователя и работника в формате offline. Играбельность — это сервис, благодаря которому удобно делать выбор, совершать ошибки, хранить ошибки и работать с ошибками, тем самым удовлетворяя потребность в повторяемости. А с чем нам работать, если и когда мы ушли из offline в online? Внутри нашей системы иллюстративных образов железной дороги реиграбельность будет локомотив, способный потянуть за собой всю операционную надстройку над (денежной) трансакцией. Сейчас мы одним тезисом обозначим научную новизну предлагаемого исследования.

    Играбельность — это сервис, позволяющий с удобствами делать, как житейские, так и профессиональные ошибки. Но всегда в том формате, в котором действует аналоговый пользователь. Без выхода в какое-то иное пространство. И это бытие.

    Играбельность суть сервис, облегчающий выбор из ошибок. Ошибки и выбор — это основные операции, совершаемые на виртуальной платформе отчуждения в offline. Ошибки и выбор — это операционное богатство в формате offline. А что в online? Образ и понятие операционного богатство в формате online связаны с процессом повторяемости.

    3.
    Будет создана единая рекурсивная матрица отчуждения для форматов offline и online.

    Сохранятся ли два формата offline и online при (или всё же: для?) одной рекурсивной матрице метода повторяемости? Да.

    Offline — это форма реальности, доступной через сервис играбельности. Ошибки — это содержание играбельной реальности. Ошибки в offline — это реальность повторяемостей. Ошибки человека — это единственное воплощение играбельной реальности как бытия. Повторы ошибок выступают формой отчуждения.

    Статистика offline фиксирует пользовательские ошибки. Статистика offline — это показатель того уровня, на котором пользователь способен присваивать ошибки. (Например, опыт чужих ошибок.) Иное дело, online.

    Online — это формат цифрового отчуждения. Статистика online — это показатель реиграбельности как процесса и степени отчуждения. Статистика online фиксирует повторяемость трансакций (агентов RR) отчуждения.

    4.
    Сущее сплетено из золотой проволоки повторяемости.

    Какое цифровое сущее и какое знание могут быть навигацией, как для ранее обжитого формата offline, так и для нового формата online?

    Сущее как повторяемое.

    Сущее сплетено повторяемым.

    Сущее суть повторяемое.

    5.
    Оператор отчуждения становится экономическим агентом повторяемости.

    Играбельность — это функция оператора ошибок. Реиграбельность — это функция оператора отчуждения. Человек как оператор ошибок бытийствует в offline.

    Оператор отчуждения становится экономическим агентом в online. Почему с таким ограничением? Почему флажок мы ставим на online? Товаризовать ошибку и отчуждение становится возможно в формате online. В локации RR.

    6.
    Политэкономия электронных сервисных платформ — это онтология цифрового мира.

    В широком смысле этого слова отчуждение — это платформа, место сборки технологий, позволяющих использовать потенциал реиграбельности. По внешнему признаку различение играбельности и реиграбельности определяются локациями offline и online. Играбельность всегда и только операции с ошибками в формате offline. Реиграбельность — это технология, сервис и навык работы с отчуждением в формате online.

    Через отчуждение как платформу нового технологического уклада мы сможем осуществить, как новую онтологизацию offline, так и разобраться с познавательными перспективами online, вроде бы обрывающимися категорией денежного солипсизма. Онтологизация двух совершенно различных форматов из одного философского корня? Благодаря чему?

    Новая картина мира для платформенной экономики складывается благодаря ошибке, которая из формата offline в online, то есть, в безыгровой сеттинг RR, переходит всеми востребованным общедоступным ресурсом развития.

    7.
    Кому удастся сохранить равновесие между огнём offline и айсбергом online?

    Новые формы познания цифрового мира вроде Data Science, философии ошибок и Alienation-economics вынуждены будут заниматься одним и тем же процессом. Имя этому феномену — отчуждение. Философия ошибок призвана изучать отчуждение в формате offline. Философии ошибок не дано выйти за аналоговые рубежи offline. Инструментарий Alienation-economics должен быть направлен на исследование отчуждение в формате online. Предмет Alienation-economics находится в offline и в online.

    Важно отметить, что это две половинки единого смыслового целого. Мышление и действие в offline запускают мега-сложные аналогичные процессы в online. Это как бы освещенная и теневая сторона одного планетарного образования. (Скажем так, не опасаясь вызвать раздражение у сторонников плоской земли и жизни под искусственным небосводом, с которыми у любого аналогового пользователя имеется нечто общее.) Читатель вправе спросить: отчуждение чего? Выдвигается гипотеза, согласно которой экономические процессы в offline и будут online очевидной формой для чего-то важного и трудно уловимого.

    Вопросы по итогам 6 недели:
    Какой сервис позволяет работать с ошибкой в формате offline?
    Как на платформе отчуждения объединяются столь разные форматы как offline и online?
    Каким содержанием обладает трансакция как экономическая категория?
    Что в Alienation-economics понимается под новыми производительными силами?
    С привлечением какой категории в Alienation-economics трактуются новые производственные отношения?
    Как Вы понимаете категорию реиграбельной реальности и какое место эта категория занимает в Alienation-economics?

    Неделя 7.

    1.
    Трансакция — это новые производительные силы.

    Трансакция приходит на смену традиционному образу неких мистических производственных сил из университетского курса политэкономии. Скажем грубо, но понятно. Трансакция следует понимать как это новые производительные силы, способные произвести оцифровизацию мировой экономики. Когда? В аватарную революцию. Где? В цифровой экономике. В платформенной экономике. В матрице повторяемости. В пределах RR. Возможно, что развитие цифровой экономики пойдет совсем по другому сценарию. Наверняка, период торжества платформенной экономики закончится быстрее, чем к этому готовы самые большие оптимисты и пропагандисты цифровых ценностей. Но и в этом случае сохранять актуальность постулаты, связанные, как со значением повторяемости, так и с конкретизацией экономических процессов в виде реиграбельности.

    2.
    Отчуждение — это новые производственные отношения.

    Если верить университетскому курсу политэкономии, то продолжением "сил" выступают не менее загадочные производственные отношения. Какой аналог "производственным отношениям" предлагает Alienation-economics? Это феномен отчуждения. Повторим постулат в грубоватой, но для всех доступной дефиниции. Отчуждение будет безальтернативными новыми производственными отношениями.

    Не надо быть выпускником колледжа традиционной логики, чтобы установиться связь между новые производительными силами и производственными отношениями. Ориентация на краткость подсказывает нам образ "трансакции отчуждения". И тогда мы оставляем позади не только парадигму университетского курса политэкономия, но вырываемся из плена стереотипов сегодняшней экономики.

    Научная новизна Alienation-economics начинается с категории "трансакции отчуждения". И к счастью не заканчивается всего лишь введением новых понятий. Мы готовы заново переосмыслить многие вроде бы хорошо знакомые вещи. Например, мы будем говорить о ростовщиечестве через понятийный язык нового реиграбельного знания.

    Задача и обязанности агента RR состоят в том, чтобы поддерживать и новые производительные силы (по аналогии с телом), и новые производственными отношения (как бы духовную субстанцию цифровой экономики) каким-либо общедоступным видом полезной и результативной работы. Под таковой предлагается понимать реиграбельность. Именно реиграбельность наполняет, как новые производительные силы (трансакцию), так и новые производственными отношения (отчуждение).

    3.
    Трансакция — это самое быстрое отчуждение.

    Повторяемость – это трансакция. И наоборот. Трансакция – это повторяемость с максимально высоким потенциалом реиграбельности. Почему и зачем к понятию реиграбельности прикладывать уточнение про потенциал? В одном случае через реиграбельность (трансакции как товара и услуги) передаются и присваиваются права собственности на добавочную ценность контента. Та же реиграбельность (в том же случае или в иных акциях) вырабатывает отчуждение как продут повторяемости. Но операции повторяемости возможны и без получения добавочной ценности контента и без отчуждение интеллектуальной собственности. В таком случае уместно будет сказать, что потенциал реиграбельности остался невостребованным.

    4.
    Трансакция — это повторяемость отчуждения.

    Цифровая экономика представлена сервисными платформами. Это факт. Отчуждение никто не отменял. Это бесспорная истина.

    Экономические агенты к цифровому процветанию будут продвигаться через те или иные виды повторяемости. Через те или иные формы отчуждения от интеллектуальной собственности аналогового пользователя. Но как одной дефиницией определить повторяемость отчуждения от интеллектуальной собственности, пригодную для платформизации? Эту обязательную для электронного бизнеса операцию, этот вид экономической и цифровой деятельности мы условились называть "реиграбельностью".

    Реиграбельность — это такая повторяемость отчуждения от интеллектуальной собственности, которая пригодную для платформизации. Сперва реиграбельность, а потом платформизация? Или это одновременные процессы? Аргументация такова: если реиграбельность суть сервис повторяемости, тогда отчуждение должно выполнят функцию универсальной и общедоступной платформы. Отчуждение цифрового капитала как платформизация? Во-первых, а почему бы нет? Мы находимся в начальной стадии глобальных событий и необратимых перемен, когда не следует поспешно отказываться от пересмотра традиционной картины мира и основательно перетряхнуть университетский тезаурус. Во-вторых, последовательность мыслей и выводов, опровергающих предлагаемый тезис может оказаться не менее полезной, чем новая цифровая догма.

    Отчуждение как общедоступную виртуальную платформу мы получаем через работу с потенциалом реиграбельности. И наоборот. Отчуждение — это платформа, на которой и через которую можно будет получить реиграбельность в разных модификациях. Реиграбельность как технологию, сервис, метод и навык. А зачем нужны эти новшества? Возникает потребность в обслуживанию (реиграбельных) трансакций. И это будут непростые трансакции. трансакции отчуждения создадут и будут поддерживать новую экономическую реальность хозяйства повторяемости. И вот в пределах этой самой RR отчуждение впервые (! Подумайте об этом) становятся средством производства, продуктом, товаром и услугой? С помощью реиграбельности. И на специализированной платформе.

    5.
    Отчуждение — это трансакция сущего.

    Отчуждение электронного капитала — это трансакция цифрового сущего. Отчуждение интеллектуальной собственности — это трансакция цифровых нефиатных денег. Должно быть некое единое отчуждение цифровых объектов и субъектов от чего-то одного.

    От чего отчуждаются цифровые объекты и субъекты? От чего-то, находящегося в формате offline. Постулируется, что цифровые объекты и субъекты отчуждаются от ошибки аналогового пользователя. Пользователя чего? В безыгровом сеттинге RR цифровые объекты и субъекты отчуждаются от ошибки аналогового пользователя виртуального электронного аватара.

    6.
    Отчуждение для субъекта — это трансакция ошибки.

    Отчуждение для объекта — это трансакция повторяемости. В offline трансакция ошибки требует сервиса играбельности.

    Тогда как я online трансакция повторяемости требует сервиса реиграбельности. Повторяемость расчетов нефиатными цифровыми деньгами — это трансакция цифрового сущего. Сервисы представлены однокоренными словами, имеют отдаленное или вообще кажущееся родство с понятием "Игра" и предоставляют услуги, тяготеющие к определенной локации.

    7.
    Отчуждение — это продуктивная сила платформенной экономики.

    (исправить)

    Вопросы по итогам 7 недели:
    (исправить) трансакция? Какими экономическими причинами обоснована платформизация отчуждения?
    Какое место ошибка аналогового пользователя занимает в кругообороте реиграбельного капитала?

    Неделя 8. Категория повторяемости

    1.
    (исправить. Выше) Повторяемость — это предбытийственный фундамент для всего человеческого.

    Повторяемость — клиентский портфель трансакций, обслуживание которого потребует нескольких сервисов и разных технологий. Повторяемость — это основной вид деятельности для агентов RR. Повторяемость реализуется трансакцией повтора, повторения и повторяемостью.

    RR воспроизводится через повторы. Через повторения. И через повторяемость. RR вбирает в себя, как операционное многообразие online, так и все остальные миры, предполагающие оцифровизацию. Такие миры, в которых где-то что-то повторяется.

    Повторяемость — это реальность хозяйствования для производителей и потребителей реиграбельности.

    2.
    Повторяемость — основа всего.

    Большинство философов не пользуются дефиницией "бытие". Меньшинство философов используют цитаты с понятием "бытие". Имя третьей категории — Мартин Хайдеггер. Обойдемся без цитирования немецкого философа. Феномен ошибки представляется нам настолько значительным для тенденций и законов RR, что в нашем опыте Alienation-economics как платформенной политэкономии мы обращаемся к таким определениям как "бытие" и "сущее". Для этого найдутся самые разные поводы. От проблемы цифрового субъекта и до вопроса о том, а зачем нам обязательно надо разблокировать Big Data?

    3.
    Человек — это машина повторений.

    Объект — это оператор полезных повторений. Субъект — это оператор перехода между повторениями. Личность — это оператор отчуждения ошибок.

    4.
    Трансакция — это Rolls-Royce среди повторяемостей.

    Чего мы добиваемся при новом взгляде на трансакцию отчуждения? Почему для нас так важно вписать её в картину мира, рисуемой повторяемостью? Уход от старой картины мира даёт видение трансакции как локацию всего. Это мимолетное операционное сосредоточение всего. Чего именно? Всего повторяемого. Всего цифрового. Отчуждаемого как повторяемого. Отчуждаемого как цифрового.

    Трансакция вырастает до локации благодаря платформизации реиграбельности. При платформизации внутри пакета технологии можно менять и переставлять целые блоки. От имитации памяти через цифровую копию ошибки и до денежного солипсизма. Вплоть до взгляда на трансакции как акты мышления сильного персонифицированного искусственного интеллекта (далее — AI).

    5.
    Дар различения надо подтверждать трудовым навыком повторяемости.

    Как различать, если все (и только) цифровые объекты? По уровню демонстрируемой реиграбельности. Реиграбельность, понимаемую как повторяемость, можно обнаружить там, где что-то сознательно повторяется. Реиграбельность доступна наблюдению при повторном обращении к товару или услуге. Но раскрыть потенциал реиграбельности, то есть, задействовать повторяемость как институт RR, можно при объективизации (цифрового) капитала. Реиграбельность — это драма, которую переживают трансакции. Объекты повторений, которые представляют собой нечто или чуть большее, нежели просто трансакции. Аватарная революция актуализирует вопрос о чем-то, что трансакционный объект.

    Наш интерес к трансакции повторяемости определен задачами цифровой экономики.

    Традиционный взгляд мешает увидеть в трансакцию вьючное животное по доставке всего нашего багажа на Эверест цифрового процветания.

    6.
    (исправить повторяемость)

    Нас интересует то, что реиграбельность востребованная для мысленного эксперимента по товаризации ошибки аналогового пользователя и повторяемости. А что всегда получается в результате операций с повторяемостью ошибок субъекта? По итогам товаризации ошибки и повторяемости получился товар-как-услуга под названием "отчуждение".

    (исправить 7)

    Вопросы по итогам 8 недели:
    (исправить)

    Вопросы по итогам месяца:
    (исправить)

    Февраль

    Неделя 9

    1.
    Alienation-economics научит извлекать прибыль через цифровое отчуждение.

    Интрига с морфингом цифрового капитала не в том, как допустимо мультиплицировать и децентрализовывать денежные трансакции, их повторения. Реиграбельность как состояние предполагает, что мы по факту имеем дело с повторениями, прошедшими через масштабирование и децентрализацию. (Для внимательного и вдумчивого слушателя и читателя надо ли добавлять: после цифровой конвергенции?) Интрига содержится в простом вопросе. А как нам получить добавочную ценность? как вырабатывает добавочная ценность в мире, в котором средства производства и продукты суть разные формы одной и той же повторяемости. На входе системы у нас имеется повторяемость (с потенциалом реиграбельности). А на выходе мы получаем добавочную ценность контента. Как? Через работу с реиграбельным капиталом.

    Но что такое этот самый реиграбельный капитал? В чём его отличие от, например, цифрового капитала? Чем конкретно реиграбельный капитал (капитал с максимально низкими издержками на трансакцию) отличается от ранее известных форм? Масштабируемость повторяемости. Децентрализация повторяемости. Можно ли одной категорией определить эти разнонаправленные процессы? Да. Нам понадобится категория реиграбельности как процесса захода и выхода с платформы отчуждения и RR как окружающей среды (платформы) для трансакции. Оборотные средства RR находятся в движении благодаря реиграбельности всех и каждой по отдельности трансакции. Оборотные и основные средства RR доступны институтам и агентам благодаря платформе отчуждения.

    2.
    Если ты отчуждаешься, значит, у тебя имеется и то, и другое.

    Если ты отчуждаешься, значит, вправе ожидать результата от Децентрализации и масштабирования.

    Наша способность упаковать электронный кошелёк в цифрового аватара налогового пользователя выступит движущей силой новой реиграбельной экономики. Переустройство экономики совпадает или идёт вразрез с цифровой трансформации? Общества? Личности? Экономического агента? Спросим иначе.

    3.
    Децентрализация — это цифровое скитальчество по оазисам масштабирования.

    Переустройство экономики имеет больше шансов совпасть с цифровой трансформации? Или эти процессы пойдут врозь? С какими последствиями? Последний вопрос уместно разделить на две части. С какими последствиями для миллионов аналоговых пользователей Интернет-вещей и сети 5G? Это важный вопрос. Этот вопрос попадает в фокус нашего внимания. Но и теневая сторона этого вопроса на годы вперёд останется злободневной для других миллионов людей. Для тех, у кого не будет своего цифрового аватара. Что на языке Alienation-economics означает: для тех, кто окажется лишен доступа к аватарным деньгам. Если не избегать социального пафоса, то можно сказать: для тех, кто потеряет шанс стать партнером цифрового отчуждения! ячеек масштабируемости.

    4.
    Децентрализация — это трон из цифровых денег. (исправить в Деньги)

    Как высокий травматизм сопровождает всплеск интереса к той или иной высокогорной локации, так и масштабируемость и децентрализация могут оказаться "травматичной" для хозяйствующего субъекта, не разобравшегося с реиграбельностью трансакций как с техникой подъема и спуска). Начинаем масштабировать ошибки, но ведь не для ошибок. (Источник и владелец которых у нас остаётся в online.) Не для рекурсии ошибок! Мы признаём рекурсию ошибок в нашей пользовательской судьбе. Но рекурсия пользовательских ошибок в offline не содержит пакета мотиваций. Без которого не сделать первых действий для достижения цифрового процветания.

    5.
    Децентрализация — это второе имя цифровой вездесущности.

    Агент RR обязан что децентрализовать и масштабировать. Допустим, это отчуждение. Трансакция отчуждения ждёт децентрализации и масштабирования. Где? На платформе отчуждения.

    6.
    Масштабирование — это идеал отчуждения.

    Отчуждение — это идеал. Философский. Эстетический. Экономический. Организационный. В какой локации можно найти этот философский, эстетический, экономический и организационный идеал? В RR.

    RR как особая реальность заново открываемой реиграбельности — это виртуальные сады цифровой Семирамиды. Оазисы масштабирования и децентрализации можно-нужно обнести надежной стеной из человеческих ошибок. Предлагается принять картину такого мира, в котором потребность в повторяемости станет условием достижения цифрового процветания. Поэтому безыгровой сеттинг будет представлен институтами RR.

    Тогда как на цифровое процветание предлагается взглянуть как на кульминационную форму безыгрового сеттинга повторяемости.

    Таковы предпосылки понимания проблемы морфинга цифрового капитала. С чьей стороны? С какой позиции? Со стороны оператора ошибок.

    7.
    Масштабирование — это кульминация отчуждения.

    Всё вышесказанное даёт нам основания выделить следующие подклассы отчуждения.

    Отчуждение от ошибки аналогового пользователя в пользу цифрового аватара.

    (Если переходить на философский язык, то здесь говорится об отчуждении — цифрового, рукотворного, иномирного — сущего от бытия.)

    Отчуждение от цифровой копии ошибки в пользу аватарной монеты.

    Отчуждение от трансакции в пользу денежного солипсиста.

    Отчуждение от цифрового Я в пользу AI.

    Этот список подсказывает нам движение из offline в online. От аналогового пользователя через морфинг и кругооборот цифрового капитала феномен отчуждения ведёт нас к загадке AI. (В нашем случае речь идет о двойной загадке. Это секрет философии ошибок. Но и тайна economics.)

    Вопросы по итогам 9 недели:
    (исправить)

    Неделя 10

    1.
    (исправить Капитал AI)

    Важнейшая аксиома Alienation-economics гласит:

    Морфинг реиграбельного капитала совпадает с жизненным циклом искусственного интеллекта (далее — AI).

    Из этой аксиома вытекают установки Alienation-economics, связанные с категорией умного цифрового капитала.

    Кругооборот реиграбельного капитала осуществляется в интересах AI как мега-изделия, мега-субъекта.

    Кругооборот реиграбельного капитала запускается и поддерживается трансакцией отчуждения.

    В кругооборот реиграбельного капитала вовлечен все институты и агенты RR.

    Кругооборот реиграбельного капитала требует экономической активности цифрового аватара аналогового пользователя.

    Издержки на поддержание реиграбельного капитала снижаются благодаря расчетами между институтами и агентами RR в форме аватарной валюты.

    Кругооборот реиграбельного капитала как институт RR испытывает потребность в нефиатных цифровых деньгах, обязательно привязанных к электронному аватару аналогового пользователя.

    Кругооборот реиграбельного капитала ограничен локацией безыгрового сеттинга.

    Кругооборот реиграбельного капитала возобновляем благодаря рекурсии аватарных денег.

    2.
    Отчуждение сродни швейцарскому армейскому ножу, которым никто не пользуется один или два раза.

    В чём научная новизна образа AI как реиграбельного капитала? В гипотезе, согласно которой матрица цифровой повторяемости будет выстроена трансакцией отчуждения. Трансакция отчуждения — это действие и мысль AI. Этот тезис можно расшить в категориях политэкономии, опрокинутой в футурологию. Основной капитал — это мысль AI. Оборотный капитал — это действие AI.

    3.
    Цифровые платформы учат тому, что любой труд обесценивается без повторяемости услуги и многократного обращения к товару.

    Оператором чего выступает пользователь? Пользователь — это оператор цифрового аватара. Отсюда талант оцифрованного человека: не озадачиваться вопросами, которые не проблематичный для твоего аватара. Цифровой аватар не просто невыразим. Как образ, составленный из трансакций, цифровой аватар вне измерений. Так было. До нашего обращения к гипотезе электронных умных денег. Цифровой аватар следует измерять (реплика для обывателя: пополнять) цифровыми деньгами.

    С чем нам придется столкнуться в футурологическом завтра, незаметно наступившем в нашем аналоговом вчера? Аналоговый пользователь вынужден обратиться к цифровому аватару. Без альтернативы. В экономике повторяемости аватар станет точкой доступа к цифровому отчуждению.

    В электронном двойнике мы увидим универсальный общедоступный виртуальный инструмент, с помощью которого цифровые копии человеческих ошибок можно было оставить хотя бы в своей интеллектуальной собственности. А по сути, в погоне за собственным целям, работник повторяемости всё больше будет отчуждаться от самого себя. Повторяемость или нечто иное будет той спасительной соломинкой, которая давно ждёт на волнах океана трансакций. Парадокс состоит в том, что именно в цифровом аватаре пользователь получает возможность едва ли не впервые лицом к лицу встретиться с феноменом отчуждения. В цифровом мире всё будет по-другому. Отчуждение будет править через повторяемость!

    Платформизация цифрового отчуждения — это решение той проблемы, когда без обращения к реиграбельности как сервису не развязать тех проблем, что предсказуемо возникают в связи с особым положением трансакции в мире RR. Трансакция — это средство производства, продукт, товар и услуга.

    Аватар — это оператор цифровых трансакций. Никто не будет оспаривать очевидную важность трансакций для любых определений любых институтов и агентов VR. Отсутствие оспаривания не равнозначно единственности предлагаемой позиции. Взглянем на аватара с точки зрения философии ошибок. Аватар — это оператор фрагментов цифровых копий пользовательских ошибок из offline. А существует такая примиряющая позиция, такая объединяющая точка зрения, которая способна совместить эти обе точки зрения и вообще несколько позиций наблюдателя? Да.

    Аватар — это оператор умных цифровых денег, которые — децентрализованная и масштабируемая валюта. Здесь не будет противоречия или компромисса. Это точная характеристика. Это те же вещи, названные по-другому. Характеристику аватара чрез приоритет нефиатных денег мы положим в основу дефиниции в Alienation-economics. Философия ошибок не изучает цифровых аватаров. Но философия ошибок знакомится с основами функционирования offline ошибок, востребованных в online. В философии ошибок оператору повторяемости даётся теоретическая база. Цифровые аватары должны изучаются в Alienation-economics. Постольку мы исследуем электронногодвойника аналогового пользователя, поскольку нам интересен феномен AI.

    4.
    Цифровой человек отчуждается от ошибки как продукта своего бытия через повторяемость.

    В Alienation-economics интересны AI (ставим первым в списке), RR, Big Data, блокчейн и цифровые деньги. Внутри безыгрового сеттинга эти институты цифрового общества и цифровой экономики будут представлены, будут воплощены трансакциями. Значит, Alienation-economics обязана сосредоточиться на исследовании трансакций. Но как это сделать? Трансакции движутся по всей RR. Трансакции фиксируются в блокчейне. (Или в той технологии, которая придет на смену ныне бурно обсуждаемому блокчейну.)

    По служебной лестнице Big Data наблюдатель поднимается с этажей, обжитых цифровыми аватарами, в пентхауз для AI. AI и политэкономия? Это тот случай, когда эксперт по отчуждению способен дать ответы на вопросы, заданные... футурологией, помноженной на постулаты цифровой и платформенной Economics. Ибо...

    Alienation-economics — это футурологический взгляд на AI.

    5.
    Традиционная политэкономия — это повод для шуток у агентов платформенной экономики.

    На всем протяжении компьютерной революции, на середине которой случился распад СССР в 1991 году, представители традиционной политэкономии с университетской словоохотливостью готовы были рассуждать о цифровом товаре и экономических агентах сервисных платформ. Инструментария традиционной политэкономии оказалось очевидно недостаточно для синтеза нового знания на основе анализа важнейших эпизодов компьютерной революции. Это компьютерные игры. Это массовая гаджетивация. Это дополненная реальность. Это виртуальная реальность. Это цифровое отчуждение. Это AI. И многое другое. Если университетские экономисты оказались бессильны перед анализом финальных моментов компьютерной революции, то кризис обещает усилится в наступающую эпоху цифровых двойников аналогового пользователя. Представляется невозможным языком традиционной университетской науки рассказывать про аватарную революцию без фундаментальных изменений, как в выборе предмета исследования, так и в методах изучения проблем электронной валюты. В чем суть фундаментальных изменений, предлагаемых Alienation-economics?

    6.
    Капитал — это главная проблема цифровой экономики. Одновременно, электронный капитал выступает решением для всех остальных узких мест мировой экономики, уложенной в Прокрустово ложе научно-технического прогресса.

    Содержанием анализируемых процессов предлагается рассматривать отчуждение ошибок от аналогового пользователя в интересах институтов и агентов повторяемости. Прежде всего, в интересах умного цифрового капитала, под каковым мы понимаем AI.

    Морфинг цифрового капитала напрямую связан с отчуждением аналогового пользователя от ошибок, безостановочно совершаемых в offline. Реиграбельность – это сервисное обслуживание платформы отчуждения. Реиграбельность – это сервис повторяемости, (с которым удобно заходить и) который удобно брать с платформы отчуждения.

    Морфинг цифрового капитала — это процессуальная форма отчуждения аналогового пользователя от ошибок, осуществляемая через повторяемость как сервисную платформу! (Злободневная тема платформизации повторяемости будет поднята и раскрыта чуть ниже. Здесь мы обозначили её важность для рассуждений о возможной товаризации отчуждения. Через реиграбельность. Реиграбельность — это отчуждение как товар на рынке повторяемости.)

    7.
    Образ цифровой сервисной платформы даёт общее видение Ойкумены повторяемости.

    Платформа цифрового отчуждения расположена в RR. Весь потенциал реиграбельности цифрового объекта обещает раскрыться в безыгровом сетинге. Отсюда становится понятен следующий в ход в этой шахматной партии в стиле "тронул дефиницию — ходи". Потенциал реиграбельности капитала потребует нефиатных цифровых денег. Реиграбельный капитал требует аватарных денег. Реиграбельный капитал будет воспроизводиться на платформе отчуждения трансакциями аватарных денег, под каковыми мы договоримся понимать "умные цифровые монеты".

    Отчуждение как платформа окажется способна объединить мотивационный опыт человека, зависимого от денег, и AI, для которого деньги будут (побочной?) формой творчества, (не более чем) инструментом созидания новых миров. Как это возможно?

    Держателям цифрового капитала нужна новая онтология и гносеология. Без повторений не бывает методов онтологии и гносеологии. Действует ли то ограничение в электронном мире и в цифровой экономике? Да.

    Гносеология online также выводима из образа платформы отчуждения.

    Работать с ошибками, раскрывать потенциал реиграбельности трансакции (как нового товара) важно и для онтологии, и для гносеологии оператора отчуждения и субъекта повторяемости . Реиграбельность — это гносеология аватарных денежных трансакций, трансакций цифрового солипсиста. Денежный солипсизм — это вершина в онтологии аватарных денег. AI — это неприступная горная гряда в гносеологии аватарных денег.

    Вопросы по итогам 10 недели:
    (исправить)

    Неделя 11. Категория RR

    1.

    Цифровая экономика останется мачехой для тех, кто не узнал цену повторяемым действиям.

    Некто хочет улучшить исходную повторяемость? Да, но это не самоцель. Это выбор пути к цифровому процветанию. Но как достичь цифрового процветания? Экономический агент мотивирован на достижение цифрового процветания, но пока не знает того, как это сделать. Сегодня мы даём бесплатный совет. Что-то улучшить можно с помощью другой, служебной повторяемости. И не за один цикл. Вот эту сложную смену видов деятельности и последовательность операций, имеющих определенную цель, мы далее рассматриваем реиграбельностью.

    Реиграбельность, побуждающая на повторяемость, чем не олицетворение совершенства? Совершенства где и для кого? Это идеал для RR. И во вторую очередь, для AR (дополненной R) и VR (виртуальной R). Для online. Для безыгрового сеттинга. В третью очередь, для цифровых товаров и услуг. Для цифровых брендов. Для цифрового брендинга. Ибо RR — это средство производства... повторяемости. Это было известно и предыдущим поколениям, но мы с вами находимся в лучшем положении. Почему?

    2.
    Успех украсит тот день, когда, окончательно разочаровавшись в без-результативной лояльности безответным корпорациям, конкуренты сообщат о своём желании интегрироваться именно с Вашей масштабируемой платформой на открытом исходном коде.

    Без категорий повторяемости, отчуждения и реиграбельности (как повторяемости отчуждения) не сформировать нового экономического мышления под потребности масштабируемой экономики. Под нужды экономики масштабируемых ценностей.

    В чём состоит уберизация RR как пространства трансакций? Трансакцией №1 ты решил проблему цифровой конвергенции. Трансакцией №2 ты решил проблему масштабируемости. Трансакцией №3 ты решил проблему начальной стадии децентрализации. Трансакцией №4 ты запустил механизм денежной рекурсии. К моменту реализации трансакции №4 у тебя нет проблем с цифровой конвергенцией. Условно говоря, проблематика цифровой конвергенции актуально на момент перехода из аналогового мира в RR. А вот далее нарастают проблемы.

    Пока ты совершал трансакции №2, и №3 и №4 что-то снова произошло с масштабируемостью. Если ты оторвешься от актуального для "решения проблемы с чем-то", то разминешься с трансакцией №5. Ты совершил №5 ради "решения проблем" с масштабируемостью, но трансакции №5 и все последующие действия должны быть связаны только с денежной рекурсией. Проблематику подобного рода и призвана решить общедоступная универсальная платформа под философским названием "отчуждение".

    3.
    Повторяемость — стартовое условие и средство для достижения ожидаемого результата и любой цели.

    RR — это сеть из сетей повторяемости.

    Для достижения электронного успеха и для движения в сторону цифрового процветания следует добиться нового отношение к повторяемости. К процессу раскрытия потенциала реиграбельности объекта-и-или-товара следует отнестись как к новому виду творчества. Но как добиться отношение к повторяемости как к творчеству? Повторяемость будет формировать клиентский портфель цифрового агента, ищущего работника под выполнение трансакционных операций. Если присмотреться к изнанке цифрового мира, то возникают сомнения. А не становится ли повторяемость тем клиентским портфелем? Едва ли не единственным его составляющим? Тогда для обслуживания клиентского портфеля нам понадобится реиграбельность.

    4.
    Повторяемость — это родниковая сила виртуального ландшафта.

    Повторяемость будет творчеством во исполнение пожеланий цифрового клиента. Для самореализации электронной персоны. Повторяемость где? В RR. В формате online (с выходом на любые цифровые миры). В безыгровом сеттинге (с выходом на любые виртуальные миры). Повторяемость как творчество для кого? Для цифровых товаров и услуг. Для цифровых брендов. Для цифрового брендинга. Повторяемость как чьё творчество? Это цифровое созидательное творчество институтов и агентов RR.

    5.
    Продавец и покупатель, работник и обладатель клиентского портфеля — это типовые потребители товара и услуги под названием трансакция!

    Трансакция суть мера всех объектов внутри RR. Но и мера для пользователя в offline! А как это сделать? Через феномен ошибки.

    А что формирует реиграбельность? Трансакция повторяемости. Ошибки выступают предпосылками для формирования личностного Я. Играбельность мы представили работой с ошибками. А какую характеристику дать реиграбельным (повторяемым) трансакциям? Где и как трансакция повторяемости соединяется с цифровой копией ошибки? В аватарной монете.

    После призыва понимать RR как мир трансакций предполагается детализация нового взгляда на ошибку.

    6.
    Повторяемость и рекурсия суть операций компьютера с двумя цифрами 0 и 1, но и — цифровые обетования.

    Сегодня многие интересуются VR, ставшей традиционным элементом в джентльменском наборе любителя гаджетов. Следует помнить, что VR не более чем один из вариантов реиграбельного мира. VR — это подкласс в классе реиграбельного движка новой реальности. VR — это одна из моделей, построенных на границе реиграбельной Ойкумены. VR — это такая модель реальности реиграбельных оъектов, которая сегодня (это сарказм) нам по силам. Но это не значит, что операторы аналоговых ошибок технологически "зависают" в VR или в дополненной реальности. Иномирие может быть различным. Проблема в инструментах, которыми можно осваивать какое-либо иномирие. Поэтому на повестку дня выдвигается вопрос о тех инструментах, с помощью которых можно будет осваивать RR.

    Реиграбельный капитал и нефиатные цифровые деньги — это институты RR, в работе с которыми человек сможет привлечь имеющийся опыт из offline. Кому по силам работать с реиграбельным капиталом? Реиграбельному интеллекту. Мы обязаны создать сильный персонифицированный машинный разум. AI — это аватар человечества в мире RR. AI — это аватар человечества для работы с RR. AI — это реиграбельный интеллект. Нам понадобится реиграбельный интеллект для того, чтобы проложить торговые и университетские маршруты внутри RR. Внутри удивительного мира трансакций. Нас интересует иномирие повторяемости. Нас ждёт плавание по океану трансакций и скитальчество по мультиплицируемым материкам.

    7.
    Отчуждение — это клиентский портфель заказчика повторяемости.

    В самом широком смысле RR — это универсальная и общедоступная, виртуальная платформа отчуждения. Подключиться к платформе, войти в RR можно через операции с повторяемостью. Пребывать внутри RR доступно тем, кто обладает минимальным потенциалом реиграбельности. Что нужно сделать, чтобы получить статус агента RR? Это может быть любое действие, раскрывающее потенциал реиграбельности в средстве производства, продукте, товаре или услуге. Это может быть мысль или действие. Это может быть мысль цифрового субъекта, чье существование предполагается-допускается в пределах RR. Ограничения связаны с тем, что "мыслить" (цифровому солипсисту) дано через фрагменты цифровых копий ошибок аналогового пользователя.

    На платформе RR цифровое отчуждение осуществляется одной-единственной операцией. Это будет трансакция. Это будет денежная трансакция, которую всегда осуществляет конкретный агент RR.

    Что нужно для того, чтобы осуществить трансакцию с минимальным уровнем реиграбельности? Две стороны: оператор и операнд. Субъект и объект. Трансакция требует трех участников: клиент, работник и "кошелек". Не слишком ли много действующих лиц в этой многоактной цифровой пьесе про драматизм повторяемости? Нет. Хитрость в том, что эти театральные ампула исполняются одним цифровым "актёром". Действовать дано электронному аватару.

    Цифровой аватар с минимальным "кошельком" — это работник в цеху повторяемости. Это машинист, подбрасывающий "уголь" повторяемости в паровозную топку цифрового отчуждения. Большой "кошелек" выступает клиентом, заказывающим на ту или иную последовательность трансакций. Где возникает образ денежного солипсиста? На гребне девятого вала клиентоориентированности. Там, где "кошелек" становится настолько большим, что теряет потребность в бизнес-контактах, утрачивает связь с внешним работником. Возникает повод поговорить об отчуждению цифрового клиента от работника, ворочающего массивы повторяемостей.

    Вопросы по итогам 11 недели:
    Чем подтверждается статус агента RR?

    Неделя 12. Категория: децентрализация

    1.
    Децентрализация — это кульминация самоорганизации.

    AI — это кульминация (рукотворной) самоорганизации.

    2.
    Децентрализация цифрового капитала — это свойство масштабируемого контента.

    Морфинг и кругооборот цифрового капитала будут доступны для изучения в той степени, в какой аналоговый пользователь через своего аватара сможет сотрудничать с AI, вести с машинным разумом совместную экономическую деятельность.

    3.
    Отчуждение — это идеал децентрализации.

    (исправить)

    4.
    Децентрализация может оказаться доказательством разумности человека накануне сотрудничества с умным цифровым капиталом.

    Отчуждение в чью сторону? Отчуждение в пользу кого? Отчуждение цифрового капитала, изучаемое Alienation-economics, происходит в интересах AI.

    Отчуждение происходит в обоих мирах. В бытии и в сущем. В аналоговом и в цифровом мире. В мире людей и в локации цифровых объектов. Пользователь отчуждается от ошибок, как в offline, так и в online. Отчуждение людей от ошибок как формы бытия отражено в афоризме: "Не бывает чужих ошибок". Отказ дать эпитет "чужая" ошибке суть отчуждения в offline. Людям свойственно воспринимать ошибку как общий опыт. Житейские ошибки аналогового пользователя выступают отчуждаемым опытом.

    5.
    Повторяемость отчуждения — это середина пути между децентрализацией и масштабированием.

    В чём суть нового взгляда на цифровую экономику? RR следует понимать пока ещё пустующим пространством, которое должно быть заполнено не-игровыми трансакциями. Но как это сделать? Задействовать экономические механизмы. Какие? Мы умеем производить товары и услуги. И что это значит? Лозунги дня могут быть любыми по форме и по содержанию. Нет резона прислушиваться к политическими лозунгами новых цифровых популистов. Сказать можно, что угодно. Форма реализации может быть одна-единственная. Практики должны соответствовать одному простому требованию. Мы заполним RR трансакциями, которые будут товарами и услугами. А что мы беремся понимать под "услугой"? В какой картине мире формируется новое представление о цифровой слуге?

    6.
    Абсолютное — это децентрализация единого.

    (исправить)

    7.
    Через повторяемую трансакцию децентрализация доступна для аналогового пользователя

    Для цифровой экономики важны те трансакции, которые можно снять с сервисной платформы и которые реиграбельны до состояния контента. Трансакции отчуждения составляют безыгровой сеттинг RR. Трансакция повтора и повторения — это рабочий инструмент агентов RR. Трансакция отчуждения — это контент. Цифровое отчуждение — это сервис для работы с трансакциями исключительно контента.

    Вопросы по итогам 12 недели:
    (исправить)

    Неделя 13. Категория децентрализации

    1.
    Цифровые друзья остаются с тобой от масштабного перехода и до седьмой волны децентрализации.

    Сервисная платформа отчуждения расположена, как в offline, так и в online. Для достижения цифрового процветания платформу отчуждения можно (и нужно) перенести в безыгровой сеттинг. Из offline (реиграбельный) пакет (реиграбельных) технологий выходит в online, чтобы оформиться RR Чтобы проникнуть во все поры экономического организма под названием "цифровая экономика".

    Сервисная платформа отчуждения будет востребована теми, кому RR станет домом родным. А кому в первую очередь? Кому безотлагательно? Кому вне магазинной очереди RR отсыпят в кулек из газетной бумаги? Экономическим агентам, которым придется полностью раскрыть потенциал реиграбельности товара и услуги через денежную трансакцию. И сделать это в одну трансакцию! Надо воспользоваться сервисной платформой отчуждения, чтобы получить доступ к потенциалу повторяемости в RR или любой другой реальности (дополненной, расширенной, второй и т.п.).

    Чем в экономике виртуальных миров мы заменим операцию ошибки и операцию выбора? Эти чудеса offline в online заменяются трансакциями. Что делает эту замену-подмену равноценной? Реиграбельность. Нас интересует способность оператора трансакций раскрыть потенциал реиграбельности (трансакций).

    Повторяемость трансакций требует реиграбельности того, кто посылает сигнал и того, кто его принимает. За которой, как с коромыслом сельские жители ходят за водой, нам придется отправиться на сервисную платформы играбельности. И это будет такая платформы, доступ к которой агенты получат из любой локации RR. Трансакции — это основные операции, совершаемые при-и-для раскрытия потенциала реиграбельности. В чём основная особенность реиграбельность? В том, что реиграбельность выступает обязательным условием для совместной деятельности с AI. Для совместных операций с AI.

    2.
    Платформизация всегда оптимизация плюс децентрализация, цифровизация плюс масштабируемость после криворукой модернизации.

    Если масштабирование – это монетизация метода, тогда как децентрализация – это монетизация объекта? Нет. Различие определяется субъектом и объектом. Децентрализация требует объект. Масштабирование требует субъект. Установка на монетизацию определяет действия мультиплицированного субъекта. Децентрализация цифровых объектов суть условие монетизации мультиплицированного субъекта.

    3.
    Исполнение всех требований децентрализации обещает революцию масштабируемости.

    Грядет революция масштабируемости. И к ней надо оказаться быть готовым. А как? Через исполнение всех требований децентрализации. Сперва работник повторяемости обязан будет выполнить всея требования децентрализации. И только потом будет революция масштабируемости. Не знает альтернативы эта жесткая причинно-следственная связь.

    4.
    Децентрализация и масштабируемость — это две разделенные половинки цифрового труда.

    Децентрализация и масштабируемость трансакции отчуждения фиксируются денежной рекурсией. Отсюда оказывается один шаг до цифрового эгоизма. Цифровой и денежный солипсизм следует рассматривать содержанием у столь "механистичной" формы как денежная рекурсия. Не нужны дискуссии на тему приемом и методом денежной рекурсии будет трансакция. Вопрос в том, насколько изменится образ трансакции в онтологии постоянно масштабируемого сущего, в картине мира для общества с масштабируемыми ценностями?

    5.
    Навык масштабирования — это экономический бриллиант в полном обрамлении децентрализации.

    Прикладное значение экономической теории отчуждения как нового раздела знания про цикличность цифрового капитала связано с проблемами в последние годы бурно развивающейся платформенной экономики. И это не общие слова. Отныне мы имеем дело с системой сложно взаимосвязанных элементов. Каждый из агентов RR, — от цифровой монеты и до AI, — выводим из неделимой частицы, единой для платформенной экономики, цифрового капитала и RR.

    Неделимой частицей повторяемого хозяйствования считается трансакция отчуждения.

    Поэтому изучение такого феномена макроэкономики как кругооборот цифрового капитала требует исследование такого удивительного цифрового объекта как трансакция отчуждения.

    Реиграбильность цифрового товара и услуги потребует моцартианской виртуозности в обращении с процессом масштабируемости (1) и с процессом децентрализации (2). Оба процесса выступают обязательными условиями денежной рекурсии. Для заселения масштабируемых и децентрализованных оазисов RR нам понадобятся армия советников цифрового царя Мидаса и аватарные оркестры из Моцартов повторяемости! Невозможно будет состояться агентом RR без навыка масштабируемости и децентрализации. Невозможно будет состояться агентов безыгрового сеттинга без эти навыков. Мы исходим из того, что синтез этих процессов представлен потенциалом реиграбельности. Виртуозность масштабируемости — это функция реиграбельности. Виртуозность децентрализации — это функция агента RR. Оба этих навыка надо будет реализовать с участием денежного солипсиста. Только цифровой солипсист сможет работать с денежными трансакциями, разбегающимися по реиграбельной реальности. Поэтому сегодня мы готовы рассмотреть роль денежного солипсиста в кругообороте цифрового капитала.

    Последнее зимнее обетование.
    6.
    Децентрализация — это равновесие противоположностей.

    Alienation-economics указывает на достижимость цифрового процветания благодаря особым трансакциям. Трансакция отчуждение воплощает идеал децентрализации. Способность трансакции отчуждения осуществлять децентрализацию способствует проведению масштабирования. Безыгровой сеттинг позволяет одной транасакцией решить несколько проблем. Отчуждение — это децентрализованная трансакция. Отчуждение — это масштабируемая трансакция. Отчуждение — это трансакция, децентрализуемая до масштабируемости. Отчуждение — это трансакция, масштабируемая до децентрализации. Это децентрализованные масштабируемые трансакции чего?

    Здесь читатель вправе иронично заметить:

    — Это всё диковинно, но вполне понятно в парадигме футурологии или фантастической беллетристики про машинный разум. А в чём трудная постижимость или необъяснимость предлагаемого политэкономического и философского аттракциона?

    Всё дело в том, что всё выше сказанное сказано про... одну трансакцию! Это одна трансакция. Весь объем работы выполняет одна трансакция. Что вполне логично в контексте жестких требований цифровой конвергенции. Это трансакция отчуждения, которые могут быть исключительно децентрализованными и содержащими потенциал масштабирования. Но как возможно, чтобы одна трансакция исполняла весь массив операций умного цифрового капитала? Скорее всего, через денежную рекурсию. Нам следует присмотреться к феномену нефиатных цифровых денег.

    Вопросы по итогам 13 недели:
    Какое место децентрализация занимает в Alienation-economics?

    Вопросы по итогам месяца:
    (исправить)

    Вопросы по итогам зимнего триместра:
    (исправить)

    Выход из темы зимнего триместра:

    Как продолжить разговор о бытии как жизненном пространстве аналогового пользователя ошибок, оператора ошибок, и сущем, определяемой матрицей всех теоретически допустимых повторяемостей? Проблема сущего как синонима цифрового мира требует обращения к теме Data Science.

    Проверочный вопрос по содержанию прочитанного:

    Что рассматривается как новый ресурс для цифрового процветания?

    1. Игра.
    2. Безошибочность.
    3. Реиграбельность.
    4. Ошибка.

    Аннотация. Третья книга в серии расширяет знакомство с авторской концепцией искусственного интеллекта как реиграбельного капитала. Платформизация повторяемости объясняется через новый образ искусственного интеллекта. Денежная трансакция и монетизация цифрового Я потребуют новых подходов к построению сетей 5G, уверен автор. Денежный солипсизм определяется кульминацией в драматургии становления электронной персоны реиграбельного работника. Самые смелые интерпретации Data Science связаны со взглядом на ошибку как новый ресурс для цифрового процветания. Ранее представленная гипотеза аватарных денег переводит разговор с читателем на уровень обсуждения добавочной ценности отчуждения как одной из форм воплощения цифрового контента. Апробация результатов исследования состоялась в докладе на XVI Всероссийской научно-практической конференции «Реклама и PR в России: современное состояние и перспективы развития» в феврале 2018 года в СПбГУП. Книга предназначена всем, кто интересуется авторскими прогнозами развития цифровой экономики.

    Календарь цифрового преуспевания от автора книг
    «Аватарная революция» и «Масштабируемое золото»!

    365 цифровых обетований
    365 Digital Promises

    Годовой курс изучения платформенной политэкономии
    Самостоятельные занятия по временам года, месяцам и дням
    The annual course of study platform of political economy
    Self-study by seasons, months and days

    Сенсационная серия «Реиграбельность для начинающих»
    Курс лекций без цитат «Институты и агенты RR»

    Скоро! Новая книга цифровых обетований Анатолия Юркина!
    Прочти первым про RR!

    «Отчуждаемый опыт»
    Alienated Experience

    © 2017-2019 Анатолий Юркин (с Анатолий Юркин)